Новости Алтайской митрополии

В Москве прошла конференция «Биоэтика и демография»

Адрес сайта Барнаульской и Алтайской епархии - www.altai-mitropolia.ru

 

15 Февраля 2019

29 января в Москве в рамках XXVII Международных Рождественских образовательных чтений в  Храме Христа Спасителя по направлению «Христианская семья – домашняя Церковь» состоялась  работа секции «Биоэтика и демография», организованная Церковно–Общественным советом по биомедицинской этике при Московской Патриархии. Работу секции возглавил митрополит Петрозаводский и Карельский Константин.

От Брянской епархии в работе секции приняла участие Т.А. Волкова, сотрудник Отдела по церковной благотворительности и социальному служению, ответственная по связям с медицинскими учреждениями.

В своем вступительном слове Его Высокопреосвященство митрополит Константин сообщил: «Налицо демографический кризис, последнее, на что посягнула рука безбожников – это образ Божий в человеке. Идут всевозможные нападки, в том числе и со стороны генетиков. Стоит сказать, что в этой сфере мы еще продолжаем сопротивляться. Одной из форм сохранения нас христиан, которые пытаются сохранить образ Божий в человеке – это работа нашей секции «Биоэтика и демография».

Протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, сопредседатель  Церковно-общественного совет по биомедицинской этике, в своем выступлении  напомнил слова Христа: «Берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие». Человек, прежде всего не биология, человек, прежде всего, дух. Мы должны не подыгрывать миру, а обличать. Три населения страны мы убили в абортах. Мы должны сопротивляться. Наше орудие слово. Это слово Божье».

Всего на секции было заслушано 12 докладов. По итогам работы секции Церковно-общественный совет по биомедицинской этике принял документ: 

Заявление «О социальном недоверии к технологиям редактирования генома человека»

Развитие генетической медицины вступило сегодня  не только в стадию ускоренного развития, но и в состояние выхода из этических профессиональных требований и стандартов. Речь идет, прежде всего, об экспериментах, вмешательствах, т.е. о редактировании эмбриона человека. В российских лабораториях происходит прямое пренебрежение нормами «Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине» (СЕ,Овьедо,1997 г.). В Статье 18  констатируется, что «исследования на эмбрионах in vitro  должны предусматривать надлежащую защиту этого эмбриона», и «Создание эмбрионов человека в исследовательских целях запрещается».

Сегодня в России эмбрионы не только  создаются с помощью ЭКО, используются в исследовательских целях без получения согласия лиц-доноров половых клеток, но и уничтожаются в массовых количествах. При этом уже выработана аргументация в защиту данных исследований: «У  человечества есть путь научно-технического развития, которым оно движется — автомобили не перестанут ездить, несмотря на то, что на дорогах гибнут люди». К сожалению, современных исследователей можно уподобить водителями, которые сознательно садятся за руль автомобиля, чтобы сознательно губить людей.  Ведь принципиального барьера между развитием ребенка от зачатия до рождения и после рождения на генетическом и этическом уровне не существует. Нравственность таких исследователей порождает много вопросов в обществе.  Известен и еще один мощный аргумент в защиту экспериментов на эмбрионах человека -  это интересы прогрессивной науки. Этот аргумент предъявляли в свою защиту нацистские врачи-исследователи на Нюрнбергском процессе в 1947 г. Но известно, что именно их эксперименты и их «прогрессивные интересы» были классифицированы на этом процессе как «преступления против человечности». Нельзя не напомнить и статью 2 международной  Конвенции о правах человека и биомедицине: «Интересы и благо отдельного человека превалируют над интересами общества или науки».

Среди самих исследователей распространено мнение, что  переход от клеточной культуры на уровень целого организма, даже животного, не говоря уж о человеке, невероятно сложен. В силу этого  в полной мере встают вопросы о безопасности этих технологий:

- постоянно существует риск неточного редактирования;
-  невозможны точные прогнозы последствий изменений генов, с которыми столкнется человеческая популяция;
-  непредсказуемы последствия в ряду поколений носителей измененных генов.

 Перечисленные факты являются основаниями позиции Церкви, что  редактирование эмбрионов человека  -  красная  линия, которую не стоит пересекать. И здесь речь идет уже не только о безопасности и трагических последствиях для людей применения аморальных по своему основанию технологий. Стоит ее перешагнуть и тут же возникают мечты и соблазны об улучшении человека, о технологическом изменении и самой сущности человека:  выявим гены, ответственные за наши желательные свойства и будем иметь  толерантность к той или иной пище или среде обитания,  преодолеем возрастную деградацию, достигнем долголетия, повысим ментальные способности. Свобода человека смело реализуется в этих идеях, которые  быстро распространяются в обществе. Главное: приближают ли эти  идеи к спасению или гибели человека?  «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6:12). Может все же стоит свою свободу, и деятельную и мыслительную,  взять под свой же контроль? Ведь идеи могут воплотиться и стать делами. И беда, если неправильная и вредная идея овладевает или человеком, или сообществом, будь то сообщество научное или государственное. Свобода, вырвавшаяся из-под контроля морали, легко   превращается в произвол и  грозит тяжкой несвободой для личности, будь то врач-исследователь, пациент и даже общественные отношения в целом.

ЦОС по биомедицинской этике обращает внимание о необходимости широкой коммуникации между наукой и обществом.  К сожалению, в состав Совета по реализации  Федеральной научно-технической программы развития генетических технологий на 2019-2027 годы не входят представители гуманитарной и религиозной общественности, что не способствует формированию социального доверия к развитию генетических технологий в России, особенно к таким непростым и неоднозначным с этической точки зрения технологиям как редактирование генома эмбриона человека.