Проект «Епархия» / Новости Барнаульской епархии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Барнаульской епархии

Адрес сайта Барнаульской и Алтайской епархии - http://www.altai.eparhia.ru

'Большая судьба – трудная судьба' - 5 лет со дня кончины протоиерея Михаила Капранова

06.12.2012

5 декабря 2007 года после продолжительной и тяжелой болезни на 64 году жизни скончался настоятель храма Святителя Николая Чудотворца Барнаула протоиерей Михаил Капранов. Предлагаем вашему вниманию статью одного из тех, для кого жизнь священника стала образом веры и образцом служения России.

Чтобы сделать что-то доброе, нужно себя заставлять. А греховное – запросто. И вот здесь только Церковь, только Вера помогут победить свои недостатки, дурные привычки, зло, живущее внутри.

Протоиерей М. Капранов

Когда мама привела меня в воскресную школу Свято-Никольского храма, мне было 10 лет. Помню, я был очарован громадным зданием храма, светом люстры, свечей, множеством икон и фресок, пением и дружелюбием прихожан. Дети тоже были приветливы, и я сразу влился в новый коллектив. Началось знакомство с духовным миром.

В том году мы изучали основы православной веры, церковнославянский язык, учили молитвы и песнопения. В моей памяти сохранился день, когда я впервые увидел удивительного человека. Высокий священник вошел в класс и ласково беседовал с нами. Позже, на фоне иконостаса с ликами святых, Божией Матери и Господа Иисуса Христа, под залитым светом куполом настоятель барнаульского храма вел богослужения.

Зимой 2007 года мама печально сообщила нам, что отец Михаил ушел. На мой вопрос: «Куда?», она ответила: «На встречу с Богом. Сегодня его отпевают в храме. Какое горе для нас! Таких людей, как батюшка, остается на земле мало. Мы его любим и будем любить всегда!»

С тех пор я узнавал все, что касалось отца Михаила, и постепенно его жизнь предстала передо мной образом веры и образцом служения России.

У Михаила Капранова трудная и удивительная судьба. В 1944 году в обычной советской семье на окраине города Горького (ныне Нижний Новгород) родился второй сын, его назвали Михаилом. Отец работал на автозаводе, мать была домохозяйкой. Воспитывая мальчиков в православной вере, окрестила их, домашние иконы прятала от власти в шкафу. Родом она была из крестьянской семьи Тверской губернии, раскулаченной в 1929 году и сосланной на Урал. Ее родственники там и погибли. Девочку спасло то, что в момент высылки она жила и училась у тети в другом городе. Лишь со временем Миша узнал это и то, что его прадед был зажиточным старообрядцем-кержаком. За героизм, проявленный им в Брусиловском прорыве Первой мировой войны, был посмертно награжден именным оружием и Георгиевским крестом. После революции род Капрановых выжил, но обеднел. В советское время потерпел и отец Михаил. Видимо, по крови много лиха вкусивших предков передавалась детям нелюбовь к власти.

У подростка была страсть к изучению истории Родины. В школьные годы он с друзьями проводил самостоятельные поиски древностей в полуразрушенном кремле Нижнего, родине по отцовской линии. Когда летом 1960 года не удалось попасть с экспедицией краеведческого музея на раскопки в Нижегородском Городце, он очень огорчился.

В 1961 году Михаил поступил в Горьковский университет, жил в общежитии. Обучаясь на историко-филологическом факультете, много читал. Все бы хорошо. Но почему-то в стране то нет хлеба – одна кукуруза, то – при победных рапортах партии – нищета и бесправие народа. В кругу студентов начала ходить запрещенная литература: проза Льва Гумилева, самиздатовский роман А.Солженицына «Раковый корпус», «Реквием» Анны Ахматовой, стихи Варлама Шаламова и других только что вернувшихся из лагерей в кирзовых сапогах и рабочих фуфайках авторов.

Ложь политиков звала к поиску правды жизни. Студенты решили распространять меж знакомых самиздатовские листки на политические, духовные и экономические темы. Наиболее активных любителей крамолы, в том числе Михаила, арестовывали не раз. Впервые это случилось в 1963-м, когда Михаилу было 19 лет. Затем – в 1965 году. Но одаренного студента-правдолюбца Капранова сумели защитить преподаватели, восстановив на курсе. Тогда, изучая курс научного атеизма у бывшего петербургского профессора Н.П. Соколова, Михаил впервые прочитал Библию.

В 1967 была достигнута договоренность о поступлении Михаила Капранова в московскую аспирантуру. Он познакомился с чудесной девушкой… Синеглазая, быстрая, филолог Галина, закинув светлую голову, за его рукой искала в небе незнакомые ей созвездия. Он был интеллектуал с глубоким пониманием литературы и жизни. Она разделяла и на лету схватывала его идеи. Взявшись за руки, смеясь, они бродили по ночному городу, мечтали над широкой Волгой. Глядя на русскую красавицу, умную, любознательную, искреннюю, Михаил предупредил о возможных осложнениях в будущем. Она ответила: «Вдвоем – хоть на край света». Когда он приехал в Чебоксары просить ее руки, мама испугалась, но отец, бывший чекист, не потерявший совести коммунист, нашел в нем лучшего друга и собеседника. Позже он возмущенно писал к съездам партии, что его зятя незаконно репрессировали. Родители полюбили Михаила за простоту и интеллигентность, патриотизм, силу мысли и обаяние.

После распределения Галины семья учительствовала в городе Наманган Узбекской ССР. Михаил преподавал историю, в полях собирал с учениками хлопок. У Капрановых родилось двое детей. Историк решил оставить просвещение и политику ради Церкви. Крамольный кружок отодвинулся в прошлое, но кто-то в Нижнем прокололся, назвав в милиции его фамилию.

Капранова арестовали весной в доме тестя. Нашли улику – листовку, написанную рабочим, призывавшим людей не покупать клейкий тяжелый хлеб низкого качества. Михаил был исключен из университета перед госэкзаменами. Его обвиняли по политическим статьям 70 и 72 УК РСФСР: он осуждал ввод советских войск в Чехословакию, призывал не участвовать в комедии выборов. На суде отказался от адвоката, напомнив слушателям высказывание Ф.М. Достоевского: «Адвокат – это нанятая совесть». Он не отрекся от своих убеждений, за что был осужден на семь лет лишения свободы.

Капранов терпеливо ждал вестей от жены, молился и читал духовную литературу. В лагере строго режима в Мордовии он осознал себя приверженцем иного строя и забытых государством ценностей: не принцип денег должен работать, а принцип высокой нравственности и духовности. Во время трудовых работ узник общался с борющейся интеллигенцией страны: Е. Вагиным, В. Родионовым и другими. Там получал наставления от монахов-катакомбников, репрессированных советской властью сроком до 25 лет. За колючей проволокой он тайно прочитал труды К. Леонтьева, Н. Данилевского и других, которые стали его настольными книгами, а тюрьма и лагерь – настоящей «духовной академией».

И вот он вновь на свободе. Михаила встретили любящие жена и родственники. Жизнь продолжалась. Он имел профессии станочника, электрика, библиотекаря, учителя (лишь в 1993 году защитив диплом Нижегородского университета). Имел четырех детей, но первый сын умер младенцем, когда он находился под следствием. Окончив духовную семинарию, затем духовную академию, из-за невозможности служить в центре страны уехал с семьей в Сибирь. Он пономарил в томской тайге, в приходе поселка Тогур. К северу Нарымского края по делам службы отец Михаил летал на вертолете, где его прихожанами были политические ссыльные. В той стуже и при отсутствии мало-мальских удобств цивилизации он получил обострение бронхиальной астмы. Узнав об этом, митрополит Гедеон перевел его в Красноярск.

Там первым другом и защитником Михаила стал писатель В.П. Астафьев, затем В. Солоухин и другие деятели. Скоро М. Капранов встретился с известными подвижниками Веры, имел беседы с митрополитом Иоанном (Снычевым) в Самаре, архиепископом Вениамином (Новицким) в Чебоксарах, отсидевшим много лет в лагерях и тюрьмах. В 1979 митрополит Гедеон рукоположил Михаила в сан священника Новосибирской епархии...

В 1989 году семья священника Михаила Капранова переехала в Алтайский край. Сначала служил в Знаменском монастыре, начал его восстановление. Был клириком в Покровском кафедральном соборе. Через посредничество писателя В. Астафьева наладились хорошие отношения с местной интеллигенцией. Когда отец Михаил был назначен настоятелем Никольского храма, сразу же начал работы по восстановлению здания. Были собраны доброхотные пожертвования для надстройки колокольни, отлива и установления золоченых глав. Руками местных мастеров и художника В. Конькова воссоздан иконостас, в достойный вид приведена роспись купола, сделаны подсобные помещения. Однажды в морозный солнечный день 9 января множество горожан с восторгом наблюдали, как с помощью подъемного крана рабочие устанавливали над храмом золотые купола… Они засияли праздником торжества Веры.

В 1990 году отец Михаил Капранов стал участником первого Всесоюзного съезда православно-патриотических сил в Москве, Всеславянского собора в Праге. Активные выступления в городах, статьи в защиту Православия, Самодержавия и России вызывали резкие нападки вначале советской, а затем демократической прессы.

Отец Михаил активно сотрудничал с алтайской общественностью, писателями и художниками. В городе с его приездом началось обсуждение «вечных вопросов» – о духе, душе, совести, о бедах Русской Православной Церкви, истории России, образования и культуры. После многих лет гонений с большим трудом поднималась Православная Вера. Настоятель сделал для этого немало – давал интервью, выступал. В 2001 году он получил награду Президента России «За заслуги перед Отечеством».

Не успел, как мечтал, написать книгу о судьбе России, издать свои воспоминания. Отец Михаил заболел. Его здоровье было подточено испытаниями, утратой взрослого сына, тоже священника, и другими несчастьями, выпавшими на долю дружной семьи. 5 декабря 2007 года замечательного человека и гражданина Михаила Капранова не стало. Отпевал протоиерея Михаила епископ Барнаульский и Алтайский Максим, которому сослужили многие священнослужители Барнаульской епархии…

…Я по-прежнему бываю в храме, хожу в военно-патриотический клуб «Память», закончил музыкальную школу по классу баяна. И когда в школе узнал о возможности описать жизнь значимой для людей личности, я вспомнил о нем. Оказалось, что дочь Михаила Капранова училась в нашей гимназии, он сам приходил с ней. Мне повезло: его вдова Галина Тихоновна с радостью встретила меня в загородном доме. Там все – компьютер, стеллажи книг в кабинете, картины любимых художников – в том же порядке, как при жизни священника. Его светлый дух витал рядом, когда она, не забывая следить за маленькими веселыми внучками, показывала мне фото из семейного архива и рассказывала детали биографии мужа. Последними его словами было: «Бог с нами. Бог нас не оставит. Впереди свет». Верная подруга и помощница с сердечной щедростью хранит и несет веру и надежду на лучшее будущее страны и мира, чему послужила вся жизнь православного священника.

Без роста души и политического сознания нет будущего. «Хрущев закрыл более десяти тысяч церквей, к 1980 году обещал показать по телевидению последнего попа. И что же? Хрущева нет, а священников все больше» (протоиерей Михаил Капранов).

Владислав Терентьев, 11 класс гимназии № 45, г. Барнаул, руководитель Н.И. Митягина

Фото Михаила Хаустова

"Алтайская миссия", N11



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика