Проект «Епархия» / Новости Барнаульской епархии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Барнаульской епархии

Адрес сайта Барнаульской и Алтайской епархии - http://www.altai.eparhia.ru

Отец Дмитрий о Золотухине: «Я бы попросил у Валерия Сергеевича прощения!»

05.04.2013

Вечером, накануне прощания с любимым артистом, корреспонденты «Комсомольской правды» пообщались со священнослужителем и другом народно-любимого земляка

Про церквушку в Быстром Истоке не напишешь, мол, золотые купола видать издалека… Высоченные мачты сотовых операторов привлекают гораздо больше внимания. Едем дальше, странное ощущение, Быстрый Исток вопреки своему названию, как будто застыл на время. Повернув на очередном повороте, мы, наконец, подъезжаем к храму.

Здесь идет работа. Если бы мы не знали, к чему здесь готовятся, мы бы подумали, что идет стройка, а территорию церкви просто приводят в порядок. Оглянулись по сторонам – скукожившиеся домики, администрация села и крохотная кафешка расположились на почтительном расстоянии от церкви. Батюшка встретил нас, и предложил зайти внутрь храма. Открываешь дверь, и перешагиваешь порог, долго вытираешь сапоги – так принято, когда заходишь в дом. Внутри не можешь остановиться: вдыхаешь и вдыхаешь этот воздух, пропитанный древесиной. Иерей Дмитрий, настоятель церкви Покрова Пресвятой Богородицы пригласил нас присесть.

- Отец Дмитрий, когда в последний раз вы говорили с Валерием Сергеевичем?

- Последний наш разговор был в ноябре, потом он поздравил меня с Новым годом, потом я позвонил ему на Рождество. На этом все. Я был в Москве в конце января, и я знал, что Валерий Сергеевич находится в больнице. У меня была мысль навестить его, но я посчитал, что есть более важные и близкие люди, которые обязательно придут к нему. И я оставил мысль о визите.

- Сейчас вы жалеете об этом?

- Да, я корил себя за то, что не повстречался с ним тогда. Но успокаивает то, что мы расстались в очень добрых взаимоотношениях. С одной стороны, нас не связывают узы родства, но по духу мы были одинаковыми, верующими. Для меня не стало откровением то, что перед тем, как болезнь усугубилась, он исповедовался и причастился. Я оглядываюсь назад, и до сих пор в моих мыслях звучит его бодрый голос. Как-то я был за рулем и увидел потом пропущенный от Валерия Сергеевича. Я перезвонил и не успел сказать ни слова, как услышал в трубке знаменитое для близких – «Это Золотухин!».

- Он просил вас о чем-то?

- Он всегда просил меня молиться. Молиться за него! Когда мы получили известие о смерти, то в воскресенье во время божественной службы, когда я перечислял имена за здравие, я как будто оцепенел и даже произнес по памяти две первые буквы его имени. Тут же пришлось себя остановить. Следом за здравной идет заупокойная, было непривычно произносить имя новопреставленного Валерия. Но как православный человек и христианин ты понимаешь и принимаешь это – такова жизнь.

- Если бы у вас была возможность, что бы вы сказали сейчас Валерию Сергеевичу?

- Я бы попросил прощения. Не должно быть никаких обид.

- Валерий Золотухин отличался чем-то от обычных прихожан?

- Я бы не стал говорить, что он был особенным. Он вел себя так, как подобает христианину и нельзя сказать, что отличался от других прихожан. Он ни в коем случае не мешал молящимся. А они, в свою очередь, реагировали довольно спокойно на его появление.

- А вам приходилось бывать в театре на Таганке?

- Безусловно. Мое знакомство с творчеством Валерия Сергеевича произошло задолго до личного знакомства. Каждый из нас помнит его по первой роли в кинематографе. Из детских воспоминаний – фильм «Чародеи». Можно перечислять бесконечно. Я был на премьере «Ревизора» в Барнауле, где он играл Городничего. Я был поражен его умению чувствовать зрителя, его игрой, феноменальной памятью. В премьере «Ревизор» шел три часа и 70% текста принадлежат Городничему. И он это все запоминал!

- Говорил ли Валерий Сергеевич с вами об отце? Говорят и пишут, что он построил церковь, чтобы искупить вину своего отца…

- О родителях он говорил с особым чувством. Отец был с крутым нравом. Искупление греха родителя – это лишь одна из составляющих его порыва построить храм. Мы хоть и говорим, что дети не отвечают за родителей. Но когда ребенок может исправиться, и не пойти по стопам своего родителя – это верно и правильно. Отец Валерия Сергеевича был волевым и характерным человеком. Вот это Валерий Сергеевич принял – он был волевым, боролся, никогда не жаловался и шел вперед. Но он не пошел целиком по стопам отца, он изменился и для нас это пример! Но всегда к родителям он относился с большим трепетом и сыновьей любовью.

- Знаете, к материалам в интернете о строительстве храма, есть масса комментариев, вроде: «Раз строит церковь, значит, пытается спастись и замолить многочисленные грехи». Как бы вы ответили им?

- Страницы интернет-изданий, новостных лент и блогов иногда поражают меня своей некомпетентностью. 99% людей, оставляющих комментарии, не понимают о чем идет речь. Комментаторы всегда остаются под ником, а потому «вправе» писать все что угодно. Но когда кто-то говорит о чужих грехах, то он должен в первую очередь подумать о своих. И потом если бы то же самое написали о каком-нибудь механизаторе из села, то никто бы и не стал оставлять комментариев. А тут очень хочется узнать все – чем живет человек, но мы не имеем на это морального и этического права. Как объяснить человеку, что мы не можем заглянуть в мысли и душу тому, который делает что-то доброе? Валерий Сергеевич, если отбросить «любимец публики, актер, режиссер», был прежде всего человеком. Точно таким же, как и тот, кто оставляет комментарии. Он делал это ни для того, чтобы увековечить лично себя. Посмотрите, если ему не задавали вопрос о храме, он никогда не говорил о то, что он построил храм у себя на родине.

- А правду говорят сельчане, что когда колокола звучат долго-долго, то значит в гостях Валерий Сергеевич? Он так любил колокольный звон?

- При мне такого не было. Да, он поднимался на колокольню. Один из колоколов в нашей звоннице имеет две иконы – великомученика Валерия и мученицы Ирины. И на этом колоколе есть такая надпись: «Не забудь, что я есть у тебя!»

- Золотухина похоронят здесь. Это нормально? На территории церкви могут покоиться не только священнослужители?

- Есть традиция, на территории храма можно хоронить не только священников и членов его семьи, но и благотворителей. Как будет выглядеть это место – будет ли здесь памятник, к примеру, пока неизвестно.

- Валерий Сергеевич подарил храму Тихвинскую икону Божией Матери… А вы знаете ее историю?

- Каждый прихожанин, который бывает в паломничестве, привозит в свой храм святыню. В самом начале моего пути Золотухин привез в храм эту икону. Дело в том, что в 2004 году из США в Россию вернулась икона Тихвинской Божией Матери. Валерий Сергеевич был в Тихвоне и счел нужным привезти этот образ, разумеется, не первообраз, но копию, на Алтай. Для нас это память. Невзирая ни на что, Валерий Сергеевич был все же верующим человеком. Когда он находился в храме, это был совершенно другой человек, он жил храмом и верой, искренне переживал, его трепет и любовь к церкви были неподдельны. И я знаю, где бы он ни находился, он первым делом шел в храм.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика