Проект «Епархия» / Новости Барнаульской епархии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Барнаульской епархии

Адрес сайта Барнаульской и Алтайской епархии - http://www.altai.eparhia.ru

Епископ Барнаульский и Алтайский Максим: «Церковь должна отвечать не запросам, а вызовам современного мира»

24.05.2013

За последние 20 лет в религиозной жизни Алтайского края произошли существенные изменения. Так, Православной Церкви были возвращены храмы, в регионе построено много новых церквей, жители края стали активнее участвовать в службах и паломничествах, а очередь, которая выстраивается ежегодно на Речном вокзале в Барнауле на Крещение, растет с каждым годом. О том, какие задачи стоят сегодня перед Православной Церковью в Алтайском крае, о возрождении храмов и о моде на веру корреспондент «ПОЛИТСИБРУ» побеседовал с епископом Барнаульским и Алтайским Максимом.

- Ваше Преосвященство, за последние 20 лет в Алтайском крае, как и по всей стране, Православной Церкви возвратили ряд культовых зданий - Никольскую церковь на проспекте Ленина, храм Димитрия Ростовского на площади Спартака, Знаменскую церковь. Также появилось много заново отстроенных храмов и, наверное, можно сказать, что люди стали больше ходить в церковь, но как Вы считаете, возросла ли вера?

- Некоторые из перечисленных Вами храмов вернули даже более двадцати лет назад. Еще до образования Барнаульской епархии, в то время, когда наш регион входил в состав Новосибирской епархии. Но сказать, что Церкви вернули «здания» вряд ли корректно. Вернули стены разрушенных зданий. В случае Димитриевской Церкви – полуразрушенные стены без крыши. А поскольку эти здания исторические, памятники архитектуры, то они требуют особенно бережного восстановления, реставрации. Именно поэтому все переданные здания до сих пор восстанавливаются, хотя там службы совершаются. Говорить, что появилось «много заново отстроенных церквей» тоже вряд ли корректно. В Барнауле до Октябрьского переворота было одиннадцать церквей на тридцать тысяч жителей. Если учитывать количество храмов на число жителей, то, сохраняя пропорции, сейчас должно бы быть около 200 храмов. А их более чем в десять раз меньше.

То, что люди ходят в храмы – это факт. По воскресным дням, я не говорю про праздники, наши храмы переполнены. Поэтому в настоящее время создаются новые общины верующих и в Барнауле, и в других городах и районах края. Люди обращаются к властям с просьбой о выделении участков земли для строительства новых храмов. Особенно это актуально для новостроящихся районов городов. Говорить о «возрастании» веры, конечно, можно. Обратите внимание – очень много людей в пост стараются поститься. По нашей статистике большинство младенцев – до 85%, приносят на крещение в храм. Кто-то говорит, что это мода… Но мода проходит, а про моду на Православие говорят уже более двадцати лет, но она не проходит. Вспомните прошлогоднее паломничество к поясу Пресвятой Богородицы. Около 4 миллионов паломников. А святыня была всего лишь в нескольких регионах России. Были у святыни и наши алтайские паломники. Про моду говорят люди, сами еще не обретшие веру. Конечно, для некоторых это непонятно. Вот на Страстной седмице, в предпасхальные дни – государственные праздники. Казалось бы, все должны быть на огородах и на шашлыках. А наши храмы как никогда были полны. Разве ради моды люди будут жертвовать столь ценным временем? Даже те, кто едут на дачные участки, к вечерним службам стараются вернуться в город. К чтению страстных Евангелий, к выносу Плащаницы…

Предвижу и следующий вопрос. Если вера возросла, то почему столько негативных явлений – пьянство, аборты, наркомания?

Подлинные масштабы трагедии безбожия XX века мы еще не осознали. И не только 20-60-х годов. Наш народ просто не может опомниться от бед, социальных экспериментов, которые на него сыпались десятилетиями. Не будем забывать, что самая оголтелая деморализация устоев была широкомасштабно проведена именно в 90-е годы. Нелепо и преступно обвинять наш простой народ в этих страшных язвах. После всех экспериментов революций, войн, ГУЛАГа, приватизации, какой еще народ смог бы просто сохраниться? Но при этом, кто бы над этим не насмехался, сердце у народа осталось добрым. Несмотря ни на что, наш народ, как говорил Достоевский, и в XX, и в XXI веке не стал лакеем. Мы все видим, что современная молодежь все больше интересуется историей, национальными корнями. Я не сомневаюсь, что духовное возрождение нашего народа впереди. И оно обязательно наступит. И, быть может, гораздо раньше, чем того некоторые ожидают.

- Сейчас некоторые люди говорят, что Русская Православная Церковь не отвечает запросам современного мира, поэтому и ищут свои духовные ожидания в нетрадиционных для нашей страны религиях, оккультных силах, движениях. Как Вы относитесь к таким движениям, сектам?

- Церковь и не должна отвечать запросам «современного мира». Если бы на протяжение двухтысячелетней истории Церковь стремилась бы отвечать «современным запросам» ее не было бы давно. Конечно, Церковь должна отвечать, по словам Святейшего Патриарха Кирилла, вызовам мира... Например, люди в наши дни стали грамотнее, образованнее – необходимо создавать катехизационные курсы. Стало развиваться медийное пространство, Церковь должна достойно присутствовать в Интернете. Появляется много приезжих, Церковь должна обеспечить для этих людей изучение наших традиций и истории. Но в плане вероучения, нравственности мы ни в чем не можем отступать. Бог вечен и неизменен. Церковь – Тело Христово.

Мы свидетели тому, как в некоторых западных странах общины, называющие себя христианскими, кардинально отошли от норм христианской морали - признают так называемые «однополые браки», либерально относятся к эвтаназии. Известен даже такой курьезный случай – создана ассоциация (которая крайне малочисленна, но имеется) – неверующих пасторов. Пастор теряет веру, честно признается прихожанам, что не верует, и продолжает других учить вере. И верующие люди выходят из этих общин, а некоторые в поисках веры присоединяются к Православию. У меня был случай, ранее неверующий человек, еврей по национальности, человек очень ученый, образованный принял Православие, я поинтересовался, почему? Его ответ меня удивил. Он ответил, что он пришел в нашу Церковь, потому что Православие самая консервативная религия. Ничего не изменяет. Значит ее установления – Божии. Таков был ответ этого мудрого человека.

Как относиться к движениям, сектам? Наши люди сами сделали выбор. После десятилетий безбожия был всплеск интереса к этим движениям. Но наши люди достаточно быстро поняли, насколько это нам все чуждо – и пляски, и радения с конвульсиями, и навязчивые проповеди… К Христианству и нашей ментальности это не имеет отношения. По нашему мнению, эти движения прекратили рост и они сокращаются. Большинство возвращаются в православные храмы. Оккультизм также, больше на бытовом уровне – гадания, экстрасенсы, гороскопы. И к этим явления также интерес сник. А псевдорелигиозные организации, экстремистского толка вообще очень быстро попадают в поле зрения правоохранительных структур. Государство в этом вопросе начинает проявлять положенную активность.

Для сомневающихся, ищущих людей в наши дни всегда есть возможность обратиться за разъяснением к священнику. Для молодежи, пользующейся Интернетом, имеется возможность проконсультироваться по вопросам сектантства у опытных специалистов и на сайте Центра Иринея Лионского, и на форуме протодиакона Андрея Кураева. Но для начала ищущему человеку, подчас прочитавшему массу иной литературы, достаточно бывает просто беспристрастно прочитать Новый Завет. И обратиться к Богу с молитвой о вразумлении. И такой человек обязательно обретет веру.

- Для многих людей церковь часто становится последней надеждой, когда не остается сил и веры, то люди обращаются к Богу. Согласны ли Вы с этим утверждением и правильно ли это?

В Вашем вопросе противоречие – обратиться к вере, когда не осталось веры? Так не бывает. Обращается к вере человек, когда сокрушается ложная вера – в материальное преуспевание, в богатство, в самого себя, как в центр мироздания, которому все окружающие что-то должны... Обращается человек к вере, когда он обретает помощь и вразумление от Бога. Когда обретает новое измерение своего бытия – не просто для работы, или в семье, или среди детей, внуков, но в Вечности. Опять же для людей неверующих трудно это понять – как так, был человек почти всю жизнь неверующим, а затем пришел к Богу и в Церковь. Еще могут понять, когда, например, заболел человек и пошел в Церковь. Вроде бы там ему и место: «выбыл из гонки за успех, пусть сказками теперь утешается»... Но ведь по-настоящему сердце человека неведомо окружающим. Просто болезнь помогла осознать, что жизнь очень коротка. Бывает, что и без болезни, утрат близких все же возникают вопросы: «Куда бежал? Зачем ловчил, лгал себе и ближним? Чему посвящал лучшие силы и годы?» Это естественные вопросы, возникающие у каждого умного, мыслящего человека. Вся наша русская литература, искусство - это такие вопросы. И человек, задумываясь об этом, меняет жизнь. Читает Священное Писание. Идет в храм, а там, вопреки ТВ- и Интернет-пропаганде, не только старики и безнадежно больные. И священники в Церкви далеко не все ограниченные, алчно считающие деньги и передвигающиеся на мерседесах, а образованные, верующие люди. И в библиотеках церковных имеются такие книги, о существовании которых даже не догадывался, что они есть. А Господь, поселяясь в сердце через Таинства Церковные, дает радость и любовь. Вот такой путь. А для внешних, неверующих тот же ответ: «в веру ударился», «церковники запутали». Так, наверное, всегда было.

- Вы часто бываете в разных районах края, хотелось бы услышать Вашу оценку церковной жизни в этих районах?

- В разных районах обстановка разная. Все зависит от прилежания местного благочинного и священнослужителей. Многое зависит и от образования священства. От понимания ответственности служения. И, как правило, где священник без вдохновения совершает богослужения, там он леностен и в общении с местными жителями, в проповеди Слова Божия, в делах миссионерства и работы с молодежью. В том числе с педагогами, работниками библиотек и культуры. Поэтому приходится в самых сложных случаях принимать кадровые решения. А люди верующие наши везде одинаковые. Добрые труженики, обремененные массой забот, проблем. Как они жаждут слышать Слово Божие! Слово истины. Поэтому, повторюсь, где ревностные ответственные пастыри, там действительно добрая церковная жизнь.

- Вы уже около десяти лет занимаете пост Епископа Барнаульского и Алтайского, знаете проблемы, которые возникают, знаете, чего не хватает, что нужно менять. Как Вы считаете, какие первостепенные задачи стоят сейчас перед церковью?

- Самая главная задача – открытие новых приходов и решение проблемы нехватки священнослужителей. Святейший Патриарх Кирилл абсолютно верно поставил перед всеми нами задачу по строительству храмов шаговой доступности. Храмов недорогих, построенных в достаточно короткие сроки по современным технологиям. Действительно, в прошлые годы при принятии решения о строительстве нового храма мы уделяли основное внимание вопросам внешней красоты и уникальности его архитектурного облика. Конечно, эта традиция ведется со времен Древней Руси. Но и в древние времена было так, что основному храму предшествовал малый храм. Этот первый храм был призван собрать людей. Общину, стараниями и подвигом которой осуществлялось строительство основного храма. Только богослужение, евхаристическая жизнь могут привлечь созидающую благодать Божию. Например, в настоящее время мы говорим о проблеме нехватки православных педагогов, общественников, активистов. Ведь часто бывает так, что не более десяти мирян в городе ведут активную духовную жизнь. И только приходская жизнь может воспитать таких наставников. Практика показывает, что в каких-либо иных условиях, кроме сознательной церковной жизни, активные миряне не появляются. Если же человек недостаточно воцерковленный, не имеющий собственного опыта духовной жизни, начинает пытаться наставлять других, это обычно заканчивается разного рода недоразумениями.

- Есть информация, что уже в этом году Барнаульская епархия будет переформирована в Алтайскую митрополию. Действительно ли это так? С чем связаны изменения?

- Действительно, сейчас идет процесс разукрупнения епархий. В прошлом году такие изменения коснулись наших соседей – Новосибирская, Томская, Кемеровская епархии были разделены. И в других регионах Российской Федерации идут эти процессы. Цель – приблизить епархиальное управление к духовенству, верующему народу. Посудите сами. Наша епархия по размерам как две европейские страны вместе: Греция и Австрия. Практически каждую неделю я нахожусь в поездках по Алтайскому краю и Республике Алтай. Но посетить каждый приход хотя бы один раз в год нереально. Кроме того, разукрупнение епархий – возвращение исторического устройства Церкви - в каждом городе свой епископ. А несколько малых городов входили в митрополию, возглавляемую митрополитом, то есть епископом местного столичного города. Каждый из епископов, возглавляющих епархию, входящих в митрополию, независим в управлении в своей епархии, но вместе епископы митрополии составляют совет во главе с митрополитом. Такой совет необходим для координации усилий по реализации задач, стоящих перед Церковью. Это и открытие новых приходов, и строительство храмов, и образовательные и миссионерские программы и т.п. Решение о создании новых епархий было принято на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви 2011 года. Существует поэтапный план проведения в жизнь этих изменений. Постепенность обусловлена многими факторами, и, в первую очередь, вопросом замещения новых образовавшихся епископских кафедр. Однако, в вопросах духовной жизни наших верующих каких-то кардинальных изменений, потрясений не произойдет. Как правило, этот процесс проходит спокойно. Будем надеяться, что когда наше священноначалие примет решение по нашей епархии, то и у нас, как у наших соседей по региону, с помощью Божией, все пройдет мирно и спокойно, и эти благие изменения послужат укреплению нашей церковной жизни.

- В последние десять лет первые лица государства не пропускают ни одного церковного праздника. Президента Дмитрия Медведева и его супругу часто можно видеть на Пасхальных службах, как Вы думаете, значит ли это, что церковь и государство сблизились? И как Вы считаете, государство сейчас оказывает влияние на церковь?

- Конечно всем верующим, особенно тем, кто помнит на Пасху комсомольские заграждения верующим в храмы, безобразия с гитарами и выкриками во время крестных ходов, преследования за крещения, венчания, отсутствие духовной литературы отрадно видеть представителей властей в храме, ощущать отсутствие преследований за исповедание веры. Эти изменения не возможно воспринимать без благодарности Богу.

Церковь, то есть верующие люди и духовенство, живут в государстве. Было бы глупо говорить, что верующие вне государства. Все мы граждане нашего Отечества. И в то же время мы, как христиане, взыскуем и отечества Небесного –Царства Божия. Принципы гармоничного взаимодействия государства и Церкви были изложены еще императором Юстинианом Великим, жившим в V-VI веках. Этот принцип он именовал «симфония» - то есть созвучие. Конечно, этот принцип симфонии, прежде всего, относится к государству, декларирующему христианские ценности – то есть государству, которое устанавливает законы в согласии с Заповедями Божиими и христианским вероучением. В таком государстве Церковь, ведущая к вечной жизни, к вечному Царству Небесному, наставляет своих членов ответственно исполнять государственные законы, поскольку они не противоречат христианским заповедям. Этот принцип, конечно, идеал. В настоящее время наше государство не декларирует своей целью создание законов, соответствующих Заповедям Божиим. Современное государство декларирует свободу всем, кто делает личный выбор в этом направлении. Однако, многие ценности нашего общества, например свобода личности, свобода выбора и многие другие, воспитаны христианской культурой. Поэтому по большинству направлений духовно-нравственного воспитания наших граждан Церковь стремится войти в соработничество с государством. Например, ценности патриотизма, защиты Родины, вопросы защиты семейных ценностей, вопросы экологии, демографии, здорового образа жизни. Все эти проблемы для нас являются весьма значимыми. Например, несколько лет назад успешно стала реализовываться программа по борьбе с пьянством. Проект «Общее дело» активно поддержала Церковь. И на сегодняшний день есть определенные положительные результаты. Пусть пока нет фундаментальных изменений, но пьянство, пивной алкоголизм заметно сокращаются. То же можно сказать и по проблеме борьбы с табакокурением.

Но вопреки мнению, навязываемому СМИ, о том, что Церковь якобы во всем соглашается с государством, мы можем свидетельствовать, что верующие не могут одобрять и приветствовать такие явления, которые разрешены существующим законодательством, как, например, аборты, суррогатное материнство, изменение пола, вмешательство в семью ювенальной юстиции. А в настоящее время Архиерейским собором 2013 года были приняты документы, высказывающие обеспокоенность Церкви и верующих вопросами реализации некоторых положений электронного учета граждан и т.п. Поэтому говорить о «срастании» Церкви и государства совершенно некорректно. Просто у государства и Церкви разные функции. Но в деле созидания ценностей, соотносимых с христианством, в нашем Отечестве мы всегда и были, и будем едины и с представителями государственной власти, и широкой общественности.

- В последние годы стали часто говорить о введении в школьную программу религиозного образования? Что Вы думаете по этому поводу, и кто должен вести такие занятия?

- Каждый раз, отвечая на этот вопрос, приходится делать уточнение. О введении религиозного образования в школе речь не идет. Вопрос стоит о знакомстве с религиозной культурой народов, в том числе и православных народов, проживающих в нашем Отечестве. Уже год предмет «Основы религиозных культур и светской этики», в рамках которого существует и предмет «Основы православной культуры», преподается в средней школе. Около десяти лет нас пугали некоторые СМИ и представители либеральной общественности, что этот предмет разделит наших детей, внесет конфликты… Но ничего этого не произошло. Конечно, проблемы имеются и, в первую очередь, с преподавателями этого предмета. Представители Русской Православной Церкви, Святейший Патриарх всегда подчеркивают, что этот предмет должны вести профессиональные педагоги. Люди, имеющие педагогическое образование. В настоящее время в некоторых педагогических вузах открываются специализации по этим предметам. Также в новом, уже принятом Законе об образовании имеются положения, предполагающие одобрение религиозными организациями школьных и вузовских программ по соответствующим разделам. То есть, Православная Церковь будет проводить оценку содержания программы курса, учебников по православной культуре. Это естественно. Ведь некомпетентный человек может написать, создать недостоверный учебник, который на самом деле будет далек от православной культуры. Так же будет обстоять дело и с учебниками по исламу, буддизму, иудаизму и. т.п. Соответствующие конфессии будут проводить их лицензирование. И это общемировая практика. Так что в связи с новыми положениями Закона об образовании будем ожидать дальнейшего развития этого предмета.

- Расскажите, как Вы стали священнослужителем? Что или кто сыграл решающую роль в выборе жизненного пути?

- Я вырос в большой, многодетной верующей семье. С детства я был окружен искренне верующими православными людьми. По милости Божией, мне в раннем детском возрасте сподобилось видеть святого преподобного Севастиана Карагандинского, ныне канонизированного нашей Церковью, и даже брать у него благословение. Кроме того, наша семья общалась с его учениками. Отец наш, несмотря на тяжелый труд шахтера, читал и пел на церковных службах. К этому приучал и нас. Пять детей-мальчиков из нашей семьи стали священнослужителями. Единственная сестра наша также замужем за священником. Мне Господь сподобил нести послушание епископского служения. Месяц назад был рукоположен в сан епископа и мой брат. Какого-то решающего события в жизни не было. Все детство воспитание вело меня к священническому служению. Поэтому я молитвенно и с глубокой благодарностью вспоминаю всю нашу карагандинскую общину. Многие ее члены были из числа новомучеников Российских, отбывших долгие годы заключения за веру в карагандинских лагерях. Мне посчастливилось соприкоснуться с живым опытом исповедничества Святой Руси. Это не проходит бесследно. А долгие годы обучения в Московских духовных школах подкрепляли и развивали воспринятое в детстве.

- Спасибо за интервью!

- В заключение хочется пожелать всем читателям, всем верующим православным христианам укрепления веры, помощи Божией, здоровья.

Беседовала Дарья Дорогина



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика