Проект «Епархия» / Хороший человек вместо эффективного менеджера | Новости Барнаульской епархии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Хороший человек вместо эффективного менеджера | Новости Барнаульской епархии

Адрес сайта Барнаульской и Алтайской епархии - http://www.altai.eparhia.ru

Хороший человек вместо эффективного менеджера

31.10.2015
Источник информации: Барнаульская епархия
Адрес новости: http://www.altai-eparhia.ru/eparhia/news/?ID=12559



Протоиерей Сергей Фисун рассказал «Русской планете» о сотрудничестве церкви и школы.

В Барнауле 21 октября состоялись VI Рождественские образовательные чтения Сибирского федерального округа. Это церковно-общественный форум, на котором обсуждались возможности сотрудничества церкви и государственной и негосударственной систем образования. Свой взгляд на то, должны ли священники и педагоги работать вместе, какие задачи сможет решить это сотрудничество и не пострадает ли от этого российское общество, «Русской планете» изложил протоиерей Сергий Фисун, проректор по научной работе Барнаульской духовной семинарии.

– Отец Сергий, сегодня Барнаульская Епархия и Алтайский краевой институт повышения квалификации работников образования подписали новое соглашение о сотрудничестве. Что это может дать?

– До революции сфера начального образования находилась в ведении церкви. Так сложилось исторически, с древности — грамотные люди, как правило, были священниками, псаломщиками, диаконами. И даже когда стали появляться учительские институты, духовные училища продолжали готовить не только священнослужителей, но и учителей.

Наше Барнаульское духовное училище, образованное в 60-х годах XIX века, готовило учителей для Алтайского округа, Кузнецкого округа, Семиреченского округа (Семипалатинск) и Вернинского (Алма-Ата).

Свое педагогическое образование я получал Советском Союзе. Когда мы изучали педагогику, одним из потрясений для меня стали книги Яна Амоса Коменского, создателя классно-урочной системы, известного чешского просветителя, который одновременно был религиозным деятелем. Все его книжки, которые лежали в педагогическом институте, были о Боге, христианстве, о том, что воспитывать детей можно только при помощи христианской культуры. И, конечно, меня потрясли труды Ушинского, который писал, что воспитывать ребенка должны родная словесность, труд и родная вера. То есть, российская школа славилась, прежде всего, нравственной основой, и не случайно все великие ученые в России были нравственными авторитетами.

Должен сказать, что эти традиции продолжались в советской школе, хотя напрямую о Боге там не говорили.

Другой великий педагог, который продолжал нравственные традиции российской педагогики, хотя и не на уровне религии — Сорока-Росинский, прототип Викниксора из «Республики ШКИД». Интересный факт: он трудился у нас на Алтае, жил здесь в эмиграции, был преподавателем педагогического училища в Горно-Алтайске и организовал интернат где-то в районе Бийска. Лет 5–10 назад был даже какой-то документальный фильм о детях, которые жили в этом интернате. Все они стали хорошими людьми. В советское время он тоже получал отрицательные отзывы, у него вообще были определенные соответствия с Макаренко, но если у Макаренко колония и воспитание через труд, то Сорока-Росинский воспитывал беспризорников через национальную российскую культуру, через гуманистические традиции — поэтому у него и школа имени Достоевского.

Фото: Лариса Хомайко / «Русская планета»

 У нас есть что помнить и чем гордиться. И то, что мы сейчас уходим от этого, хотим воспитать каких-то эффективных менеджеров… Этот технократический подход во многом повторяет советский опыт, только номенклатурных работников сейчас называют эффективными менеджерами.

– А вы думаете, дети и их родители ждут от школы погружения в традиции? Мне кажется, запрос совсем другой.

– Если мы будем честными, то признаем, что в национальных республиках России идет рост национального самосознания. А у русского народа нет никаких структур, которые могли бы нас объединить. Осталась только церковь, и даже на примере Алтайского края мы можем сказать, что у нее есть авторитет.

Конечно, церковь озабочена состоянием общества. Родители сейчас стараются дать детям такое образование, чтобы они были успешными, воспитывают у них лидерские качества. Но раз в обществе есть лидеры, значит, должны быть аутсайдеры, которые им подчиняются? Нет, говорят нам, вы неправильно понимаете, речь идет об активной жизненной позиции. Но мы, родители, часто хотим, чтобы лидерские качества детей были где-то там, а в семье пусть они не будут лидерами, пусть они нас любят. И конечно, никто из нас в перспективе не желает оказаться в доме престарелых.

Почему в самых обеспеченных странах так много случаев эвтаназии? Десятки тысяч людей не имеют смертельных заболеваний, а просто ощущают себя покинутыми, брошенными, поэтому решаются на такую меру. И мы, я думаю, тоже должны понимать, что если и дальше будем двигаться в таком направлении, то и дом престарелых нам даже не должен мерещится, надо настраиваться сразу на эвтаназию.

На эмансипации человека от религиозных догм, на его мнимом освобождении от церкви строилась российская революция. Главный вопрос революции — это не вопрос социализма и не вопрос третьего сословия — об этом Достоевский говорил. Главный вопрос — это вопрос Бога. Бога нет, человек животное, произошел от обезьяны? Можно убивать, устраивать революции.

– Но не может же школа отрицать теорию эволюции.Такие вызовы сейчас перед нами.

– Теория эволюции, кстати, не доказана, но мы не претендуем на изменение научной картины. Задача нашего соработничества со школой — это нравственное воспитание детей, передача им христианских культурных традиций. Мы говорим о христианских ценностях, потому что никаких общечеловеческих ценностей нет. Вся наша европейская цивилизация сформирована христианством.

– Отец Сергий, в советской школе «Основы православной культуры» не преподавали, школа была подчеркнуто атеистской, даже богоборческой, но сейчас многие люди, которые жили в СССР, считают, что именно то общество было более справедливым и нравственным. Как вы это объясните?

– В советской школе воспитывались христианские ценности, просто они назывались по-другому. Культ Великой Отечественной войны, культ героизма, жертвенности — все это остатки христианства. СССР вообще был религиозным государством. Почему, когда из советской воинской части крали знамя, часть расформировывалась? Ну что такое знамя, на взгляд атеиста? Палка, а на ней тряпка… А вспомните, что было бы с ребенком, если б он, например, бороду Ленину пририсовал. Это рассматривалось как кощунство, пренебрежительное отношение к святыне, грех с точки зрения христианства. Это была сфера сакрального. Как Бердяев говорил: иерархии нет только в куче мусора. И эти попытки освободить от нее человека привели к страшному рабству. Сбываются, к сожалению, антиутопии Замятина и Оруэлла, где человек — это ничто.

 – В школах Алтайского края уже пять лет изучают «Основы православной культуры». Расскажите, пожалуйста, об этом.

– В 2002 году Министерство образования издало примерную программу курса, который называется «Основы православной культуры». Возникло очень большое движение против: оппоненты говорили, что все дети у нас перессорятся, что на этой почве возникнет религиозная рознь. Мне показывали журнал «Директор Школы» за 2002 или 2003 год, там было опубликована статья какого-то директора: «Ждите, придет в школу поп, заставит руки целовать». Были опасения, что церковь желает распространения влияния, говорили о клерикализации. Но в чем мы видим клерикализацию российского общества? «Слово пастыря» по телевидению проходит раз в неделю. У священников, повторю, никогда не было желания прийти в школу, все возглавить и начать преподавать Закон Божий. Хотя, с другой стороны, в нашей стране нет ограничения на профессию, и если у священника есть педагогическое образование, то почему он не может преподавать?

– Кто должен преподавать ОПК?

– Верующие педагоги. Обычно за это берется историк либо филолог, но вот в Камне на Оби прекрасный учитель Нина Васильевна Иванова, математик, прекрасный учитель, всеми уважаемый.
Инициатива сотрудничества со школой, кстати, исходит не только от церкви, учителя всегда идут нам навстречу. До тех пор, как пять лет назад курс «Основы православной культуры» был введен в программу официально, на Алтае он факультативно преподавался примерно в 40 школах.

Хотя, когда в 2002 году я первый раз пришел в наше управление по образованию краевой администрации, сказал, что вышла программа, и мы хотели бы поучаствовать, со мной разговаривали из-за порога: «Какое вы имеете к этому отношение?» Но, тем не менее, сказали, что, возможно, наша консультативная помощь понадобится Институту повышения квалификации учителей. И когда там стали проводить семинары, то с Мировой художественной культуры педагоги переходили на занятия по ОПК. Чтобы преподавать предмет, должны быть познания. Священник оканчивает семинарию, академию, православная идеология сейчас даже стала «ВАКовской» дисциплиной. У нас никогда не было желания «проникнуть» в школу, и занятия для учителей священники не проводят, но оказать консультативную помощь мы можем.

К сожалению, в курсе ОПК не были учтены самые главные пожелания церкви, там нет воспитательного компонента, только ознакомительный. Воспитательный потенциал христианства не реализуется. С другой стороны, мы можем сказать, что за пять лет прошли страхи, что ОПК разжигает национальную рознь. Число школьников, изучающих ОПК, в Барнауле поднялось с 5% до 20% — но разве у нас усилился национализм? Нет.

– У нас в крае эта зараза вообще не приживается.

– Всякое бывает. Кстати, почему вообще случаются проявления национальной розни? Я служил в армии уже верующим человеком, и я прекрасно ладил с мусульманами; друг у меня был баптистом, и мы до сих пор сохраняем добрые отношения. У меня есть друг татарин, мы поздравляем друг друга с праздниками: он меня с христианскими, я его с мусульманскими. Мы проводим Православную олимпиаду, и у нас в ней два года подряд побеждали девочки-азербайджанки. Они мусульманки, но они говорят: ислам мы выучим и дома, а здесь мы должны знать культуру русского народа. Я уверен, что если бы я жил в Азербайджане, я бы тоже отдал своих детей изучать основы мусульманской культуры.

Вся национальная рознь происходит из-за комплекса неполноценности, когда человек видит человека другой культуры и чувствует, что не знает ничего ни о нем, ни о себе.

Человек, который на самом деле знает родное и дорожит им, так же уважает другую культуру. Как говорил наш святой праведный Иоанн Кроншадтский: «Ни над чьей верой смеяться нельзя». Здесь не подойдет слово «толерантность», толерантность — это безразличное приятие, тут именно уважение. А человек, вырванный из своей культуры, чувствует неполноценность и хочет вот так, кулаками, доказать, что он не хуже. 

 



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика