Проект «Епархия» / То, что нельзя забыть | Новости Барнаульской епархии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

То, что нельзя забыть | Новости Барнаульской епархии

Адрес сайта Барнаульской и Алтайской епархии - http://www.altai.eparhia.ru

То, что нельзя забыть

11.05.2016
Источник информации: Барнаульская епархия
Адрес новости: http://www.altai-eparhia.ru/eparhia/news/?ID=14881



Все меньше среди нас тех, кто мог бы рассказать о Великой Отечественной войне – о том, что сам видел и пережил. Клирик Барнаульской епархии священник Георгий Барков расспросил о тех временах своего прихожанина Ивана Васильевича Кулешова, прошедшего дорогами войны от начала и до Победы. Им слово.

После окончания школы, в 1972 году, по благословению отца, я поступил в Иркутское военное авиационно-техническое училище. Вспоминаются сейчас годы учебы, на память приходят моменты удивительного общения с ветеранами и участниками Великой Отечественной войны. Это было время, когда они ещё были в военном строю. Это было на лекциях, когда они вспоминали случаи из своей фронтовой жизни, это было длинными вечерами специальных встреч с ними, когда мы задавали свои многочисленные вопросы, касающиеся самых разных аспектов фронтовых будней.

Помню, меня поразил рассказ преподавателя тактики. Был он призван восемнадцати лет в 1941 году в пехоту, и после недолгой подготовки – первый бой, в котором его рота была поднята в атаку врукопашную. Он рассказывал, что чувствовал, какие мысли проносились в голове, как он до сих пор помнит лицо того воина немца, с которым он сошелся в штыковую, и как потом, до конца боя, всё остальное было как будто вычеркнуто из памяти. Когда он как будто бы очнулся, бой уже закончился, а он находился на поле сражения и без винтовки. Винтовку он нашел в теле убитого штыком фашиста.

Закончив училище, я прибыл в гвардейский полк Дальней Авиации для прохождения дальнейшей службы. И первые пять-шесть лет довелось служить с ветеранами и участниками Великой Отечественной войны, которые, как и в училище, оставались в военном строю. Совместная служба и общение с ними навсегда останется в моей памяти. Во время всех этих встреч, общений, совместной службы всегда особенно ощущалось заботливое, отеческое отношение ветеранов к нам, молодым офицерам. В их рассказах всегда присутствовала ссылка, что мы русские, «русские по духу», по вере, в нашей истории замечательные воины, полководцы, святые, и они не могли по-другому воевать.

Я помню, в школьные годы перед нами в дни памяти Великой Победы всегда выступали ветераны. Об одном из них мне хотелось бы рассказать. Это отец моей одноклассницы Иван Васильевич Кулешов. Иван Васильевич – глубоко верующий человек, 14 января 2015 года ему исполнилось 95 лет. Старший брат Ивана Васильевича в первые месяцы войны попал в плен и в марте 1942 года погиб в концлагере. На несколько вопросов Иван Васильевич согласился ответить. В беседе принимала участие дочь Ивана Васильевича Ольга.

Иван Васильевич Кулешов.png

Встречаетесь ли Вы со своими друзьями с войны?

– На 25-летие Победы к нам в гости приезжал командир отделения старшина Алексей Иванович Тимофеев. Он рассказал нам, что папа спас его, до того мы не знали об этом. На реке Неман при очистке фарватера. Для этого к сваям привязывали на проволоку противотанковые мины и поджигали бикфордов шнур. Туда и обратно нужно было плыть на резиновой лодке. Папа взорвал уже штук пять-шесть. Старшина Тимофеев решил поехать сам, а папу оставил отдохнуть. Он закрепил мину, поджег шнур и, видимо, заторопился и упал из лодки в воду, а плавал плохо и начал тонуть. Тут папа его и спас, успел до взрыва.

Какой самый страшный эпизод в войне?

– Вся война страшная.

Сколько Вам было лет в начале войны?

– Двадцать один год.

Тяжело было воевать с фашистами? Почему?

– Нелегко. У фашистов было больше техники, вооружены были лучше. Когда появились «катюши», стало значительно легче.

Какой распорядок дня у Вас был во время войны, и был ли он вообще?

– Никакого распорядка. Спали, где придется, и на снегу в том числе. Политрук политинформацию проводил каждый день. А распорядка не было.

Где Вы были, когда война закончилась?  

– Войну закончил и встретил день Победы под Кенигсбергом. В часть сообщили по телефону, командование нам объявило. Из орудий стреляли, кричали «ура». Радовались все.

Какая для Вас самая ценная медаль?

– «За отвагу» и орден Красной звезды.

Был ли у Вас на войне боевой товарищ, с которым Вы сражались плечом к плечу? Прошёл ли он войну? Жив ли он?

– Тимофеев – старшина, уже нет его.

Опишите, пожалуйста, самые запомнившиеся Вам моменты в той войне.

– В Крыму, около Алушты, шел по тропинке, засыпанной гравием, и встал на мину – только характерный щелчок. Рядом тот же Тимофеев: «Ваня, успокойся, тихо-тихо, сходи потихонечку». Слава Богу, всё обошлось.

Ещё был случай. С пополнением из Курской области в 1941 году под Москвой прибыли лет семнадцати-весемнадцатилетние мальчишки, один из них – Карачевский – был то ли болен, то ли слаб, но ему всегда хотелось спать. Он засыпал, как только присаживался, и на политзанятиях тоже. Поставили его в караул ночью. Пошел командир с политруком проверять посты, а он спит. Разобрали на собрании, наказали. А в следующий раз он опять уснул на посту. Всё. Расстрелять! А расстреливать отправили тех мальчишек, с которыми он прибыл на пополнение. «Готовьсь! Пли!» – и всё. На следующий день неподалеку выставили пост. Мальчишка прибегает и говорит: «Карачевский живой, стонет». Политрук схватил пистолет, побежал и добил его. Спустя некоторое время во время переброски на другое место начался обстрел. Невдалеке стояла постройка, видимо, для лошадей, типа сарая с отсеками. Солдаты разбрелись по нему, а политрук и командир встали у ворот понаблюдать. Вот их одним взрывом двоих и накрыло. Папа всегда говорит: «Это их Господь за мальчишку этого наказал».

Было и такое… Отступали. Фашисты бомбят – света белого не видно. Сзади Керченский пролив. Самое узкое место – коса Чушка, четыре километра. Вплавь рискованно. Тут у мужиков камера прилажена на доске, собираются плыть. А один говорит, что плавать не умеет, да и не поплывет – все родные под немцем, и ему тут суждено остаться. Пригласили папу, он согласился. Плывут, вокруг снаряды рвутся. Кругом кто на чем движется. Многих поубивало, а им повезло. Где-то посредине снаряд разорвался прямо около их камеры, и оглушило большую рыбину килограммов на пять. Папа её ремнем захватил. Так и выплыли. Недалеко от берега их подобрал катер и высадил на причал. Там они зашли к женщине – оказалось, раньше у неё же находился штаб и на постое были командиры, но их не было теперь. Они попросили женщину приготовить рыбу. Тут прибыли и офицеры. Так что этой рыбы хватило на всех. А когда хозяйка постелила постель на кровати, офицеры отказались от этого ложа в пользу простых солдат. Папа вспоминает об этом с благодарностью и теплотой: «Мы на ней спали как убитые, на каком боку легли, с того и встали».

Еще один случай. Папа был в разведроте, у него одного в отделении был автомат – трофейный, видимо. Пошли в разведку и набрели на разбитую повозку. Посмотрели, что там лежит, – кто шоколадку, кто консервы взял, а папа взял бинокль. Пошли дальше, вышли к церкви. А там оказались фашисты и начали косить из автоматов. Папа спрятался за дуб. Его заприметили, видимо, думали, командир, раз с автоматом и биноклем. Бедному дубу досталось, да и папе высунуться не давали: прострелили обе руки и ногу. Когда выбили засевших фашистов, папу отнесли на носилках, и мужики говорили папе, что он счастливый, что остался жив. Он и сам говорит, что если б ни этот неохватный дуб, уж давно его бы не было. Если б мог, съездил бы, поклонился бы этому дубу.

Чем вы занимались до Великой Отечественной войны? 

– Сапожником работал в Затоне.

Расскажите, как и где призывались?  

– В 1940 году был призван в армию из Бобровского затона.

Как прошло Ваше «боевое крещение», помните ли первый бой?

 – Около Усть-Каменогорска стояли в палаточном лагере. Повели в летний кинотеатр «Ридер», был концерт в воскресенье. Среди концерта вывели на улицу, и политрук объявил о том, что началась война. Обратно отбыли в Семипалатинск, потом от Ашхабада в десяти километрах простояли дня три. Затем в Черджоу полмесяца. Оттуда – в Тулу, и на машинах – к Москве, на боевые позиции.

Была ли баня на фронте?  

– Какая там баня? Брезентовая палатка, в ней воды нагреем. Там и мылись, и то редко. А на передовой какая баня?

Часто ли Вы писали домой письма? О чём писали и кому? От кого получали письма?

– Часто писал домой, что жив- здоров, писать сильно нельзя – цензура. Писал маме, папе, племянницам, сестре и братьям, пока Евстафий не погиб под Ржевом, а другой брат – Дмитрий – раненый не попал в плен и там погиб. От них тоже получал письма.

Было ли радио на фронте? Когда его можно было слушать? Что передавали?  

– Радио не было. Связь была лишь проводная. Катушками связисты тянули. Вот и всё.

Что читали на фронте?  

– Письма, да политрук политинформацию проводил.

Как помогала песня на войне? Какие песни пели?  

– Когда попадали в землянки, так там и пели. Всякие песни. У кого какие дома поют, те и пели. Люди-то были всех пятнадцати республик в одной семье. Из одного котла питались и пели. И, конечно, «Катюшу». Украинцы сильно хорошо пели.

Приезжали ли на передовую артисты?

– Один раз приезжали.

Что пожелаете молодежи?

– Чтобы мир берегли и не допустили войны.

Расскажите о самых примечательных фактах Вашей фронтовой биографии, наиболее памятных боях или других моментах из Вашей боевой жизни и жизни однополчан. За какие подвиги удостоены наград?

– В ночь на 11 апреля 1944 года при выполнении задания по проделыванию проходов в минных полях и проволочных заграждениях под ружейно-пулеметным огнем ползком проник через минные поля к проволочным заграждениям противника, снял 62 противотанковых мины. При разминировании города Феодосии снял 210 противопехотных мин (из представления к ордену «Красной Звезды» от 24.04. 1944). На 20 ноября 1944 г. имел на личном счету 1653 обезвреженных взрывных заграждений. В полосе 28-й Армии под минометным огнем противника установил 170 противотанковых мин.

Что помогало Вам выживать в экстремальных условиях войны?

– Вера в Бога.

Чем занимались после войны?

– После войны я демобилизован в 1946 году. Работал сапожником, затем служил в военизированной охране в Текстильшвейобувьторге 20 лет. Оттуда и ушел на пенсию.

Как Вы отмечаете День Победы?  

– Приезжают дети с внуками и правнуками, племянница с детьми и внуками, приходят соседи. Празднуем, поем песни, вспоминаем близких, войну и нашу Победу.

 

Публикация студенческого журнала 
Барнаульской семинарии «Покров»
 
приводится в сокращении

 



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика