Проект «Епархия» / Как барнаулец поменял автомат на рясу и монастырь | Новости Барнаульской епархии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Как барнаулец поменял автомат на рясу и монастырь | Новости Барнаульской епархии

Адрес сайта Барнаульской и Алтайской епархии - http://www.altai.eparhia.ru

Как барнаулец поменял автомат на рясу и монастырь

17.06.2016
Источник информации: Барнаульская епархия
Адрес новости: http://www.altai-eparhia.ru/eparhia/news/?ID=15299



После 14 лет службы в силовых структурах мужчина нашел себя в служении Богу.

Инструктор по рукопашному бою и огневой подготовке, специалист в боевых искусствах отец Александр, в миру Александр Старокожев, сознательно посвятил всю жизнь службе. В 1992 году одним из первых попал в отдел специального назначения УФСИН России по Алтайскому краю, а спустя 14 лет службы (шесть лет в спецназе, еще восемь — в МВД), после выхода на пенсию, нашел себя в служении Богу.

Фото: пресс-служба УФСИН
 
На огневых рубежах

В Знаменском женском монастыре бывший боец спецназа служит с 2009 года, в церкви — с 2006-го. Библейская фраза о том, что пути господни неисповедимы, весьма точно описывает жизнь барнаульского священнослужителя. Его путь к храму прошел через армию, милицейскую школу и годы службы в спецназе.

С юности он готовил себя к военной службе. Занимался боевыми искусствами — самбо и боксом. Специально получил удостоверение инструктора по рукопашному бою и огневой подготовке. О том, что попасть в спецназ можно в Барнауле, как утверждает он сам, не знал: в спецотряд привела череда случайностей. В первые годы своей деятельности отдел спецназначения «Легион» набирал самых подготовленных бойцов. Попасть в их ряды было крайне сложно, отмечают в УФСИН. Новая структура была образована как группа быстрого реагирования после того, как по стране прокатилась волна захватов заложников. Когда в одной из рубцовских колоний двое осужденных захватили сотрудницу, стало очевидно, что у персонала нет практических и теоретических навыков по освобождению заложников, действий в чрезвычайных ситуациях. Тогда и было решено создать подразделение для спецопераций. В отряд Александр Старокожев попал после срочной службы в армии.

«Тогда меня привлекало все правдивое. Видя все несовершенство в мире, нечистые карьерные отношения, хотелось найти, наверное, правду Божью. Представлялось, что только в солдатском служении и доблести, где жизнь и смерть стоят рядом, и кроется что-то тайное, истинное», — рассказывает Старокожев.

Обычные служебные задачи бойцов спецназа — контроль над порядком в местах заключения, ликвидация массовых беспорядков. Алтайские спецназовцы охраняли следственный изолятор в Москве во времена ГКЧП, 12 раз выезжали на Северный Кавказ. Там, в Чеченской Республике, они несли службу по охране и обороне комплекса правительственных зданий в Гудермесе и Грозном, фильтрационных пунктов, следственных изоляторов, на блокпостах, сопровождали и охраняли зарубежные миссии представителей «Красного Креста», участвовали спецоперациях — задерживали членов незаконных вооруженных формирований, следили за безопасностью оперативно-следственных групп на неконтролируемых территориях. Александр Старокожев дважды был в горячих точках в Чечне — в 1995 и в 2000 году.

«Все спецподразделения стоят на грани жизни и смерти, — вспоминает священник. — В одной из операций двое ребят из соседнего сводного отряда подорвались на мине и получили серьезные повреждения. Помню, как тогда искал обезболивающее. На войне, когда на твоих глазах могут убить товарищей, отпадает вся житейская шелуха».

В годы службы оценку людям старался не давать, говорит Старокожев. Все были разными, но объединяли бойцов доблесть, мужество и…вера.

«Как говорил мой дед-фронтовик, на войне верующим становится каждый, если человек не бесноватый, без демонизма. Это — чистая правда. Парни, пусть даже украдкой, но перекрестятся», — признает собеседник.

За 25 лет, подтверждают в УФСИН, в «Легионе» закрепилась традиция — в командировку спецназовцы всегда везут икону.

Все дороги — к Богу

Вместе с автоматом во время операций Старокожев носил с собой крестик и написанную матерью молитву. Семья всегда была верующей. Поэтому, когда, поучаствовав не в одном бою, бывший спецназовец переосмыслил жизнь и воцерковился, родители поддержали решение. Сам отец Александр объясняет кардинальные перемены просто: в церковь его позвал Бог.

«Это происходит свыше. Христос идет, апостолы-рыбаки сети чинят. Христос говорит: «Пойдем со мной». Рыбак все оставляет и следует. Все это действительно происходит сверхъестественным путем. Если Господь выбирает человека, он просто не может сопротивляться, — верит собеседник. — В тот момент настало отвращение ко всему греховному, даже мирским удовольствиям, нечистым шуткам. Привлекать все больше стала правда, нравственное, чистота, все Божье. Я стал часто бывать в церкви, только здесь чувствовал себя хорошо».

Семинарию отец Александр окончил уже в годы службы в церкви. В Знаменский женский монастырь перевелся из Никольского храма. Старокожев уверен: верный путь человеку подсказывает все вокруг — случайны знакомые, невзначай услышанные фразы.

«Господь посылал мне людей, которые вольно или невольно подталкивали на эту дорогу. Так случается со многими. Когда человека начинает мучить вопрос — он случайно встречает в автобусе незнакомца, который дает ему ответ. Или открывает книгу — и находит то, что искал, — продолжает собеседник. — Случается так, что люди, которые запутались в мире, следующие не своим путем, погружаются в пьянство. Другие, более интеллигентные, ищут смысл в стихах, литературе, искусстве. Так или иначе, все пытаются найти синюю птицу, Божью благодать, но никак ее схватить не могут. А надышаться человеческая душа может только своим источником, там, откуда она пришла».

Как оказалось, к церкви Старокожева вела еще и семейная история. В Москве начиналась родословная семьи священнослужителей по мужской линии. Многие занимали значительное положение. По словам отца Александра, упоминаемый в комедии Николая Гоголя «Ревизор» поп Еремей — не кто иной, как далекий предок в роду Старокожевых. Прапрадед из Воронежской области стать священником не смог, но женился на дочери священнослужителя. Династия временно прервалась во время революции, говорит отец Александр.

«Начиная с революции и до хрущевского времени был безбожный перерыв. В семье до моего рождения перестали появляться мальчики», — объясняет собеседник.

Сам Александр не считает смену армейского снаряжения на рясу кардинальной переменой: в спецназе служил царю земному, в церкви — Царю Небесному, в горячих точках бойцы сражаются с физическими врагами, в храмах — ведут борьбу с невидимыми противниками — бесами.

И все же с приходом в церковь война, в ее прямом смысле, для бывшего спецназовца сменилась миром. Сейчас он совершает службы, исповедует и отпускает грехи прихожан. Ношение рясы накладывает на священника ограничения: применять боевые приемы, пусть даже в экстремальной ситуации, не позволит сан священника.

«Я не могу даже курицу зарубить в пищу. Нельзя кровь проливать: здесь я приношу бескровную жертву», — добавляет Старокожев.

Священников в городе мало, отмечает собеседник, поэтому график всегда напряженный. За час до каждодневной восьмичасовой службы начинается проскомидия. Кроме обязанностей в монастыре, отец Александр курирует заключенных СИЗО № 1, № 3 и пациентов краевой туберкулезной больницы для заключенных, которые находятся под патронатом церкви. В УФСИН отмечают положительную динамику сотрудничества с РПЦ: количество самоубийств в колониях сокращается.

Главная задача священнослужителя — передавать людям божью благодать, утверждает Старокожев. Военную карьеру он оставил ради церкви и веры, о чем нисколько не жалеет, как не жалеет о прошлом. Спецназ, по признанию священника, воспитал и закалил характер.

«Везде есть наносное: карьерные, личные интересы, «кисель» из подспудных отношений, интрижек. Только не в спецназе. Нигде в другом месте больше не встретишь подобного солдатского братства: сам погибай, а товарища выручай. Это один из лучших периодов в моей жизни», — признает собеседник.

Семьей священник обзавелся еще до прихода в церковь. Жена, кандидат медицинских наук и преподаватель, все метаморфозы супруга поддержала. Карьеру священнослужителя Старокожев сейчас прочит сыну. Впрочем, пока молодой человек получает гражданскую специальность в одном из алтайских вузов.

СПРАВКА «МК». В 2016 году отделу специального назначения «Легион» исполнилось 25 лет с момента образования. Сегодня в рядах элитного подразделения УФСИН несут службу 46 сотрудников. За 25 лет школу «Легиона» прошли более 200 человек. Пять бойцов, отслуживших в спецназе, награждены орденами Мужества, один — медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, 11 — медалью «За отвагу», четыре — медалью Суворова, 17 — медалью «За отличие в охране общественного порядка». У 14 бойцов — право носить краповые береты. У каждого сотрудника спортивный разряд, в отделе служат пять мастеров спорта России, пять кандидатов в мастера.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика