Проект «Епархия» / Новости Татарстанской митрополии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Татарстанской митрополии

Адрес сайта Казанской митрополии - www.kazan-mitropolia.ru 

 

Война и мир

17.09.2014
Источник информации: Татарстанская митрополия
Адрес новости: http://www.kazan-mitropolia.ru/newses/kaznews/?id=45481



Недавно один знакомый ревностный верующий сказал: «Хорошо, если будет война. Через неё Господь будет спасать тех, кого ещё можно спасти…» Война… «как много в этом звуке»… Думается, что только тот, кто никогда не знал войны, может нафантазировать себе подобные мысли. Потому что те, кто настоящую войну вынес, говорили иначе: «Всё переживём, только бы не было войны…» И это не воспитание прошлого поколения под таким лозунгом, а личный опыт страдания… Откуда же взялось это страшное «хорошо»?

Первое жертво­приношение сатане

Что такое война? В 4 главе книги Бытия Свя­щенной Библии описано, как было положено её на­чало. Первой войной ста­ло убийство Авеля своим братом Каином. Причина сатанинская гордость: зависть, самопревозно­шение, которые человек своей свободной волей (в данном случае Каин) допустил до себя и не по­каялся. И вот она, первая война — братоубийство. Все живущие на земле это потомки одних прародителей — Адама и Евы — братья и сёстры по крови, родственники, только очень дальние. Но, к сожалению, дети не всегда берут лучшее от своих родителей — пока­яние, добродетели; часто худшее — только пад­шую природу. И всё то же самое происходит до сего дня — братоубийство из- за того, что кто-то решает служить сатане. Потому осознанно или неосоз­нанно ему, ненасытному, и приносит своё кровавое жертвоприношение.

Когда ещё не было войны

В Библии мы читаем, как Господь указал пути спасения первым людям после их грехопадения: «Адаму... сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дере­ва, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе. в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы воз­делывать землю, из которой он взят» (Быт. 3:17-19, 23). «Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над то­бою» (Быт. 3:16). То есть, со скорбями и трудностя­ми будет протекать жизнь мужа в непрестанной за­боте о «хлебе насущном», и мучительным станет рождение и воспитание детей для жены. И это не наказание строгого Отца, разгневавшегося за непослушание Своих творений. Это милосерд­ное и кроткое указание пути, которым человек теперь может выбрать­ся из ямы, куда загнал себя сам; хотя был пред­упреждён об опасности. «Проклята земля за тебя» — не потому что Господь проклинает что-то, а по­тому что человек должен в полной мере осознать ту высоту, на которую он по­ставлен Богом, а значит, и свою ответственность за каждый поступок; и для этого нужно увидеть страшные последствия своего греха. Ведь всё, что находится под властью человека, страдает от его неправд или, наоборот, обожествляется вместе с ним. «Прах ты и в прах возвратишься», — не для того сказано, чтобы уни­зить человека, а для того, чтобы уврачевать ту гор­дость, которая воспылала в нём, увлекая в ад. Слова Господа — это лекарство, которое Он даёт Своим возлюбленным заболев­шим чадам. И, кроме того, Он обещает им Спасите­ля, Который полностью освободит от «лукавого змия», и этим наполняет их жизнь смыслом, даёт толчок «бодро», без уны­ния идти этим, хоть и скорбным, но путём воз­вращения в Рай!

Вот она, естественная спасительная жизнь чело­века до водворения в мире войны — возделывание зем­ли и чадородие! Это воля Божия, возвещённая людям с первых страниц Библии. И лишь тот, кто не читал её, может думать, что «возиться с землёй» — не мужское за­нятие. Наверное, из таковых нередко и другие «мужские кресты» со спокойной со­вестью возлагают на своих жён, а потом удивляются, что жёны не хотят рожать им де­тей. .. А жёны, вынужденно или добровольно оставившие свою собственную «дорогу в Рай», только и чувствуют не­удовлетворённость жизнью, когда внешне, казалось бы, и жаловаться не на что. И муж, служащий Господу «до­стойными делами», превоз­нёсшийся над другим, с виду борющимся лишь с «тернием и волчцами», не уподобится ли тому крестьянину, кото­рый когда-то погнушался прп. Сергием Радонежским, трудящимся на огороде? А ведь именно этот святой стал победителем в войне с врагом, желающим разорить Православное Отечество... В войне с сатаной...

Человек для дьявола — место, чтобы ужалить Бога

Сатана находится в не­престанном движении, на­правленном против Бога. Это вечное сопротивление Любви. Его поэтому и жал­ко, что он никогда не смо­жет понять, почувствовать, приобщиться той радости, которую даёт Господь лю­бящим Его. Он потому и страшен, что в своей тьме (которую избрал себе сам) просто не способен вос­принять никакое добро, на которое способны люди; но, словно бездонная пустота, лишь рушит, извращает, издевается над всем, что прекрасного творит Господь вместе с человеком. С ним, поэтому и нельзя вступать ни в какое общение, потому что он ищет пути только для того, чтобы обмануть и погубить человека любым способом, от самого гнусно­го до самого «гениального». И война — это лакомство сатаны и непосредственно им одним провоцируемая ситуация. Слова апостола Павла из послания к Ефе- сянам: «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против миропра- вителей тьмы века сего, против духов злобы подне­бесной» (Еф. 6:12), — это о любой войне. Видимые, ма­териальные причины войны — борьба за территорию, ресурсы — вторичны, это уловка тёмных сил.

Конечно, в мире идёт не­престанная война — сатаны с Богом; а поле брани — сердце человеческое, как пи­сал Ф. М. Достоевский. Эта невидимая битва осознанно совершается христианами в Церкви Христовой и, в первую очередь, монахами, которых можно сравнить с передовым фронтом, собой закрывающим «мирное на­селение». То, что творится в душе настоящего, верного Богу инока, никому не ви­димо, а это та же жестокая война — с бесами, которые пытаются склонить чело­века подчиниться дьяволу и служить ему — предать Бога, себя и ближних. И множество ран наносится в этих битвах, и множество убийств — только не тел, а душ...

И если не остаётся этого живого монашеского фрон­та, способного силой Божи­ей стоять под натиском сил сатаны, тогда и всё «мирное население» оказывается духовно попранным, разо­рённым, обезображенным ворвавшимся врагом.

Настоящий воин воюет против сил бесовских

Солдат — тот же инок, но ведёт не внутреннюю брань с духами злобы, а внешнюю. Тот же враг — только теперь уже действующий через людей. Самое страшное, что, зачастую, сатана сталкивает людей-братьев, которые и не хотели бы сами друт дру­га убивать... Есть рассказы очевидцев о том, как в годы Великой Отечественной войны оказавшиеся неожи­данно в одной воронке два идеологических «врага» — русский и немец — в этот предельный момент, суля­щий кому-то смерть, вдруг видели в сопернике только человека, точно такого же «несчастного брата», кото­рый и сам не знает, почему он убивает других — и рас­ходились мирно.

Не все предают свои души дьяволу, даже из тех, кто в армии нападающего противника. Многие неосоз­нанно или насильственно оказываются впутанными в свои ложные идеологии, становятся «заложниками» имущих власть, которые и преданы тьме. Также не все предают свои души Богу и из тех, кто в родной освободи­тельной армии. Ибо, если бы это было так, то такая армия стала бы непобедимой. Но условия войны провоциру­ют человека к жестокости, развитию других страстей, и если они проявляются даже по отношению к врагу или, более того, к «мирному населению» противника, то это уже прямое служение сатане. Ему только и надо, чтобы было насилие — на любой территории и с лю­бой стороны. Для сатаны враг — человек, потому что в каждом человеке — образ Божий. Его он и хочет опле­вать и обезобразить, а луч­ше, чтобы сам человек своей свободной волей предал этот Образ ему на полное растерзание. И, чем невин­нее и беззащитнее жертва, тем для него злорадостнее... Поэтому настоящий воин должен помнить непре­станно, с кем он воюет! Он воюет с силами бесовскими, действующими, конечно же, и через человека. Но, если забыть главную цель, то можно самому сродниться с бесом и стать только бра­тоубийцей.

Расставляя баррикады...

Всё то же самое можно повторить и о христианах вообще, живущих в миру — посреди множества неверу­ющих или инаковерующих. Иногда в людях бывают греховные предрассудки и априорные чувства непри­ятия, например, к пред­ставителям другой веры или национальности. Иной для нас как бы «по другую сторону баррикады». А что же это за баррикада та­кая? Ведь действует тот же принцип: у нас нет ничего общего только с дьяволом, со всеми же людьми мы имеем весьма много обще­го, какими бы они ни были, во что бы ни верили...

Впрочем, в современном обществе реально во что-то серьёзно верующих в рели­гиозном плане просто едини­цы — основная масса людей имеет «постсоветскую веру», когда, приписывая себя к православным, или мусуль­манам, или другой конфес­сии, на деле и по жизни являются последователями развратной веры, которой учат нас СМИ. Такая единая сатанинская вера для всех нас, заблудившихся и неиме­ющих верных ориентиров.

А баррикада та же са­мая — дьявол действует через людей, а с ним нам нельзя «иметь общение», потому что это погибельно. Но действие его далеко не ограничивается теми, кто от нас далёк — вне Церкви; он непрестанно действует прак­тически через каждого на­шего ближнего внутри Церк­ви... И, несмотря на это, мы должны идти навстречу друг другу, преодолевать разделя­ющие нас грехи, омывая их Кровью Христовою, видеть в ближнем, в первую очередь, образ Божий, затмевающий все неправды... Этот Образ, хоть искажённый, он есть во всех людях, он, зачастую, даже ярче проявляется в инаковерующих, потому что дьявол не ополчается на них с той же яростью, как на христиан, в которых Господь мог бы в совершенстве бли­стать... Поэтому и общаться естественно, и проявлять заботу к человеку, не вы­страивая греховных искус­ственных (навязанных тем же самым врагом) баррикад в своей душе; но, уподобля­ясь Христу в любви, как Он того заповедал. Имея в себе лишь одну баррикаду перед единственным врагом — несчастным противником Бога-Любви. Наверное, по­иск этой грани — не подёр­гать пшеницы вместе с пле­велами — и есть «искусство святости»...

И искусство это непро­сто, поэтому и склоняется большинство христиан к исполнению «буквы», а не поиску Духа — не задумыва­ясь о своём истинном враге и цели жизни. И на деле наш Господь, Которого дьявол «жалит в пяту», оказывается нам не нужен, не дорог, не любим: мы придумываем свои правила игры «в Бога», потому что играть легче и ин­тереснее, чем жить реально и чувствовать настоящую боль и проливать настоящую кровь... Война и «игра в войнушку» — несовместимые вещи.

О пшенице и плевелах

И когда тот же ревност­ный верующий (который по личной «чистосердечной» гордости посчитал, что вой­на — это «хорошо», и за Го­спода решил, как Ему легче спасать нас) задаёт вопрос: что же у нас тут делают на одной фотографии — право­славные иерархи вместе с представителями иных конфессий (при посещении г. Болгара после Форума православной общественно­сти, прошедшего в г. Казани 13 мая 2014 г.) с намёком на экуменическое отступление Церкви, ответ до чрезвычай­ности прост: уж точно не ищут, как бы объединиться в одну религию. Скорее, на­оборот, противостать этой единой, массово подчиняю­щей себе, сатанинской вере, в которую сейчас обращено большинство. Но и не в этом вовсе суть, которая допуска­ет подобные встречи и фото­графии. А суть выражается притчей, которую Господь изрёк Сам (Мф. 13:25-30):

«...Царство Небесное по­добно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, при­шел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень, и по­казался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? от­куда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жне­цам: соберите прежде пле­велы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою».

Усердные слуги, заботясь о посеянном, «сейчас же готовы выдергать плевелы... но ожидают приговора от господина, спрашивая его: «хочешь ли?» Что же отвеча­ет им господин? Запрещает, говоря: «чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы» (Мф. 13:29). Этими словами Христос запрещает войны, кровопролития и убийства... (А значит, и всё то, что к ним может привести). Он останавливает их в ис­полнении предпринятого намерения по следующим двум причинам: во-первых, для того, чтобы не повре­дить пшеницу; а во-вторых, потому что все неисцельно заражённые сами по себе подвергнутся наказанию.

Поэтому, если хочешь, чтоб они были наказаны, и притом без поврежде­ния пшеницы, то ожидай определённого к тому вре­мени... если вы, — говорит Он, — искорените их пре­ждевременно, то лишив жизни людей, которым было ещё время пере­мениться и исправиться, истребите то, что могло бы стать пшеницею» (из толкования на Евангелие от Матфея свт. Иоанна Златоустого). То есть, тот же самый смысл: враг-то один — дьявол (которого убить невозможно), а на­сколько человек предан ему или насколько человек ищет истинного Бога — это известно только Самому Богу и откроется перед всеми лишь в Его вто­рое пришествие во время Страшного Суда, когда «всех дела обличатся». Господь не нуждается в преждевременных судьях- помощниках, которые, в отличие от Него Самого, не знают глубин сердца человеческого, не знают «конца» и не имеют того совершенного милосердия, которое и станет этим Страшным Судом.

Поэтому диалог с ины­ми конфессиями не грехо­вен, когда цель — не дать сатане сеять вражду, про­тивостояние между людь­ми, а, наоборот, научить нас видеть Господа там, где Он есть. А заграждать уста лжи и пресекать со­блазны — это, конечно, долг любого христиани­на. Но «...рабу... Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незло­бивым, с кротостью на­ставлять противников» (2 Тим. 2:24-25). Поэтому представителями в меж- конфессиальных диалогах должны быть, конечно же, только духовно зрелые рабы Господа, имеющие эти «плоды духа» — кро­тость, незлобие, любовь, способные стоять в истине перед лицом Божиим в са­мых сложных ситуациях, выходить из искушений, не погрешая. Тут необхо­димо свидетельство об Ис­тине в таком Духе, чтобы не вызывать раздраже­ние, человеческую вражду «противника». Ведь на Ис­тину воюет только сатана, а тот, кто всё-таки ему не предан, никогда не помыс­лит хулу на Духа Святого (Мф. 12:31). Наверное, не так уж много таких духо­носных пастырей. И беда, если они иссякнут. Потому лучше бы молиться, чтобы Господь воздвигал Себе рабов, а не безнадёжно ут­верждать, что беда уже на­стала, и все вокруг — лишь обречённые на погибель и ад. Ибо «Бог может из камней... воздвигнуть де­тей Аврааму...» (Мф. 3:9).

«Трудно быть богом...»

И война — это никогда не воля Божия, это всегда воля сатаны. И «желать войны» ради благой цели — это, как раз, ревность искоренить греховное общество, лишить жиз­ни людей, которым ещё есть время перемениться, осознать свой погибель­ный образ жизни, по­каяться, стать пшеницей. У Господа бесчисленно много способов заботы о нас, и каждого несопро­тивляющегося Он ведёт к спасению 24 часа в сутки.

Мы привыкли всех и всё, в том числе и Бога, вписывать в свой образ мыслей и делать из этого выводы, что именно хо­рошо и правильно, и как нужно жить, а необходимо себя вписать в Его Об­раз, в Его мир, который никогда не объять своим мышлением. Глина не спо­собна понять горшечника, она только может испол­нить назначение, которое горшечник ей определил. И каждым своим словом человек сам себя обличает, нужно только услышать себя, чтобы осознать свою болезнь и обратиться к Врачу.

Но не надо забывать, что сатана всегда с раз­ных сторон подходит к человеку, и, если с одной действовать не получает­ся, тогда хитрее способы находит, чтобы увести человечество в ад. И как только для него не будет возможности прямых из­вращённых убийств, на­пример, через аборты или если большинство людей не захотят враждовать, и не будет больше войн, тог­да, видимо, в полную силу начнёт соблазнять своим лживым льстивым духом о всемирном водворе­нии «любви» и «свободы» (которых на самом деле никогда и не знал сам) — антихристовом царстве. Но знающим Тебя, Го­споди Иисусе Христе, по­моги не прельститься, ибо невозможно Дух любви променять на бесовский дух лести. Как же сде­лать, чтобы больше людей узнало истинный Дух Господень? Ведь только они и будут заграждать во­царение на земле дьявола (а значит, и максимальной власти зла во вселенной). Ответ, наверное, в соб­ственной совести каждого христианина.

И, несмотря на то, что мы знаем пророчество: «когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба» (Фес. 5:3), — это не означает, что нужно от «мира» бежать к войне точно так же, как, зная слова Самого Иисуса, что конец придёт, когда Еван­гелие будет проповедано по всей земле (Мф. 24:14), не означает, что его нуж­но прятать, чтобы «избе­жать конца». И проповедь Евангелия и хранение мира заповеданы Господом, и конец приближается, и верные Господу, с упова­нием на Его милосердие, не должны бояться его.

Ей, гряду скоро! Аминь.

Ей, гряди, Господи Ии­сусе! (Откр. 22:20).

И, что действительно «хорошо» — так это было бы научиться ценить тот «мирный путь спасения», который Господь даровал каждому из нас. Не роп­тать на «терния», которые нужно просто терпеливо выпалывать изо дня в день. И, наоборот, благо­дарить за эти посильные жизненные скорби. Ведь это ещё не тотальный произвол зла, а только счастливая возможность, хоть «в поте лица», но следовать обратно Домой.

Но, даже когда это зло придёт, оно, несмотря на всю свою власть, будет тоже всего лишь «под Бо­гом». А те неизмеримые скорби, которые будут вы­нуждены вытерпеть хри­стиане последних времён, необходимы им самим, что­бы стать готовыми встре­тить Христа. Ведь мы за усопших молимся — об очищении их от грехов посмертно, а самые по­следние «верные» встанут перед лицом Господа, не вкусив смерти. «Смертью» станет для них сама «жизнь на земле» при антихристе. Впрочем, можно надеяться, что любящие святые во главе с Пречистой Девой Богородицей будут прино­сить свои слёзные молитвы за находящихся в «царстве смерти» гораздо более дей­ственно, чем мы сейчас за родных усопших...

А чтобы не быть теми, кто лишь на своих ошиб­ках учится, давайте спро­сим у множества укра­инских беженцев, чему научила их война! Может быть, их опыт, перенятый нами, действительно помо­жет Господу спасать нас.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика