Проект «Епархия» / Новости Татарстанской митрополии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Татарстанской митрополии

Адрес сайта Казанской митрополии - www.kazan-mitropolia.ru 

 

Казанская икона Божией Матери: царское почитание

03.11.2014
Источник информации: Татарстанская митрополия
Адрес новости: http://www.kazan-mitropolia.ru/newses/kaznews/?id=45089



Казанский образ и судьба державы Росийской

«Богородица... Царям — слава, народу — крепость», — говорили в народе. Державной Заступницей становится Казанская икона Богородицы. Этим подтверждалась преемственность Руси от Византии, чьей «представительницей» всегда была икона Одигитрии. Столь велико становится почитание новой святыни Русской державы, Казанского образа Богородицы Одигитрии, что в 1580-е годы в службу явленной иконе включаются стихиры самой почитаемой на Руси иконы — Божией Матери Одигитрии.

Поклонение Казанскому образу Богородицы распространялось среди простого народа по всей России. Шествием «Казанской» на Запад и Восток утверждалась и укреплялась православная вера.

Список иконы Божией Матери, обретенной в Казани, многие века освящал царские покои. Перед этим святым образом молились поколения российских правителей, возносили благодарения, в трудные времена просили заступничества и покровительства.

Первая копия Казанской иконы Божией Матери появилась в стольном граде еще в XVI веке. Это был самый первый список с чудотворного образа, сделанный в год обретения святыни — в 1579 году. Архиепископ и градоначальники, изложив обстоятельства ее обретения, послали икону в 1579 г. к царю Ивану Васильевичу IV как документальное подтверждение Казанского чуда.

Иван Грозный придавал большое значение иконописанию, тем более что копию могли сделать довольно точной. Мы знаем из повествования Гермогена, что обретенная икона была замечательной сохранности. С другой стороны, в те времена было свое представление о «копии»: если речь шла об иконе, то не требовалось абсолютно точно воспроизводить оригинал. Речь шла, прежде всего, о правильности композиции. Каждая икона имеет свою строгую традицию: символ Казанской — особый поворот головы Богородицы и положение Богомладенца.

Царский список с Казанской иконы, вероятнее всего, находился в Крестовой (моленной) комнате царского дворца, где совершались утренние и вечерние молитвы, а иногда и церковные службы. Крестовая была хранилищем домашних святынь русских царей: крестов, икон от восприемников, родителей и сродников, ковчежцев со святыми мощами, списков с чудотворных икон, реликвий Святой Земли. Нижний ярус домашнего иконостаса Крестовой занимали особо чтимые образы Спасителя и Богородицы, иконы святых — небесных покровителей членов царской семьи, составлявшие их «моление». Вот в этом ярусе и стояла чудотворная икона.


Венчание царской четы в Казанском соборе, Санкт-Петербург

В службе Казанскому образу говорится: «Радуйся, радуйся, Богородице Одигитрие, всех и всегда наставляющи верных шествовати ко всякому пути спасительному» (Канон, песнь 7). Крестные ходы в дни празднования Казанскому образу совершались по тому же чину, что и прославленной иконе Богородицы Владимирской — главной святыне Русского государства династии Рюриковичей. Ни в чем ином так ярко не выразилось почитание Казанского образа русскими царями и императорами, как в организации столичных крестных ходов на «Казанские» праздники.

Большой крестный ход 22 октября (по старому «календарю») 1634 года во Введенский Златоверхий храм из Успенского собора Московского Кремля подробно описал европейский ученый Адам Олеарий. Процессию открывают продавцы свечей и подметальщики деревянного настила, устилавшие весь путь крестных ходов. Впереди хода — три хоругвеносца, за ними «61 поп в церковных облачениях», священнослужители, государевы и патриаршие певчие. Диаконы несут рипиды — «четырех херувимов на длинных палках» и фонарь. Известно, что для большого крестного хода выдавались: большая хоругвь, большой Корсунский крест, хрустальный и «писменой» кресты, образ Богородицы Петровской, «что чудотворец Петр писал», образы Московских митрополитов Петра и Ионы, образ «Моление о народе Пречистые Богородицы» (Богоматери Боголюбской с предстоящими в молении святыми), образ Илии Пророка и другие иконы, а также золотой воздвизальный крест на серебряном блюде, водосвятная чаша, четыре шандала, серебряный ковш и прочее, потребное для богослужения.

Под голубым балдахином шествует Патриарх, ведомый, по обычаю, диаконами под руки. За ним, под красным балдахином, сопровождаемый боярами и князьями, идет царь, за ним бояре. Ход замыкают несущие красное трон-кресло, под уздцы ведут лошадь и везут сани, запряженные двумя белыми лошадьми.

В «Чиновнике церковном» подтверждается, что в день иконы Казанской Богородицы «ходят в ход Владимерская большая икона, и все чудотворные иконы, и верхние все» (т.е. из верхних кремлевских дворцовых церквей). Чудотворные иконы были «градцкия и соборныя», т.е. из кремлевских соборов и из московских церквей. Среди «образов из сороков» носили иконы преподобного Варлаама Хутынского, царевича Димитрия, святителей Николая Чудотворца, Леонтия Ростовского, преподобного Сергия Радонежского и др. В «голове» хода Адам Олеарий насчитывает около двухсот человек. В ходе участвовало также множество молящихся.


Крестный ход в Московском Кремле

Первый большой крестный ход в Москве — из Кремля в новый Казанский собор состоялся уже через несколько дней после торжественного освящения храма 22 октября 1636 года. На площади «Пожар» была настелена мостовая из гладко струганных бревен шириной до семидесяти метров, протянувшаяся от Казанского собора до Лобного места, получившая позднее название Красного моста, или Красной площади.

По указу царя с 1660-1661 годов крестные ходы в Казанский собор в дни празднования Казанской иконы совершались по старому стилю 22 октября и 8 июля с хождениями «по градам» — городским стенам Кремля, Китая, Белого и Земляного городов: «а ход бывает по всем городам». Крестные ходы совершались «по всем городам» только в дни празднования Казанской иконы. Москва находилась под державным покровом Одигитрии Казанской.

По Кремлю и Китай-городу шли «от праздника», т.е. от Казанского собора, после литургии (впоследствии продолжительные ходы стали начинаться до литургии). По стенам Кремля направлялись к Спасским воротам, далее к Тайницким воротам. На кремлевских стенах Патриарх указал святить воду в трех местах: на Спасских вратах (это делал архимандрит Чудова монастыря), Тайницких (архимандрит подворья Кирилло-Белозерского монастыря) и у Троицких ворот на Каменном мосту через реку Неглинную, соединявшем Кремль с Воздвиженкой.


Красная площадь

На стены Китая всходили у Неглименских ворот, шли к башне, которую взяли первой при штурме Китай-города 22 октября 1612 года, и здесь святили воду. Ходы по Китай-городу начинались и от Москворецких ворот. По Белому городу и Скородому (Земляному городу) Патриархи отпускали крестные ходы с Лобного места. Главные «начальные» иконы шли с Лобного места в Казанский собор, а «меньшие и иные образы из сороков» были отделяемы для крестных ходов по стенам городов. На стены Белого города всходили у Сретенских ворот и шли направо (до Китай-города) и налево. По Скородому направлялись в разные стороны от Петровских ворот. Цари и Патриархи ходили по Кремлю-городу и Китаю. Царь Алексей Михайлович бывал неизменно, за редким исключением, в дни празднования иконы в Казанском соборе, часто посещая его с царицей и детьми в другие дни и участвовал в хождениях по стенам. Существовала особая роспись с подробными указаниями, кому из белых и черных «властей» и протопопов куда идти и где кропить на стенах святой водой, составленная ключарями Успенского собора Московского Кремля.

При крестных ходах освящалась вся Москва. 22 октября 1667 и 1668 годов в процессии вместе с Патриархом Московским Иоасафом II участвовал Патриарх Антиохийский Макарий. На Лобном месте Евангелие читалось на греческом и славянском языках, оба Патриарха осеняли народ двумя иконами Богородицы Казанской, «что были в ходу от государя сверху» (т.е. из дворцовых церквей).

По Учреждению о крестных ходах в Москве, составленному в 1800 году митрополитом Московским Платоном, только в день Богоявления при шествии на Москву-реку I и на два праздника Казанской иконы (8/21 июля и 22 октября/4 ноя-бря) на ходы назначались «все сорока», на все остальные — выборочно. Митрополит Московский Филарет (Дроздов) так наставлял христиан, совершающих крестные хождения: «Когда вступаешь в крестный ход, помышляй, что идешь под предводительством святых, которых иконы в нем шествуют, и приближаешься к Самому Господу, поколику I немощи нашей возможно. Святыня земная знаменует и призывает святыню небесную. Присутствие Креста Господня и святых икон и кро-пление освященною водою очищает воздух и землю от наших греховных нечистот, удаляет темные силы и приближает светлыя. Пользуйся сею помощию для твоей веры и молитвы и не делай ее бесполезною для тебя твоим нерадением. Слыша церковное пение в крестном ходе, соединяй с ним свою молитву, а если по отдалению не слышишь, призывай в себе Господа, Божию Матерь и святых Его известным тебе образом молитвы... Не беда, если отстанешь телом, не отставай от святыни духом».

Царская Казанская икона Божией Матери — наиболее загадочная и наименее изученная из важнейших чудотворных списков. Божественный Покров российских царей — Рюриковичей и Романовых, как и многие древние иконы царского дома, оказался утрачен...

Царское почитание святыни

Иван Грозный (1547—1584)

Для царя-завоевателя явление Богородицы на новых русских землях стало настоящим знамением. Взятие Казани произошло в день празднования Покрова, именно к Богородице молитвенно обращался Иван Васильевич перед походом. Явление чудотворного образа стало свидетельством духовной победы, знаком настоящего присоединения земель. Царским ответом этому событию было высочайшее повеление о построении на месте явления иконы церкви во имя Пресвятой Богородицы и женского монастыря. Грозный сделал для устроения обители значительное пожертвование из своей собственной казны.

Феодор Иоаннович (1584—1598)

Сын Ивана Грозного, царь Феодор Иоаннович почитал Казанский образ не менее своего отца. Он воспринимал чудотворный образ как символ единства российских земель, символ небесного покровительства державной власти. Немало уединенных часов провел царь в молитвах перед светлым образом.

В 1594 году по его указу «приступлено было к сооружению, взамен прежнего деревянного, каменного храма во имя Святой иконы Казанской Божией Матери, с приделами во имя Успения Пресвятой Богородицы и Святого Александра Невского».

Церковь эта была освящена в октябре 1595 года митрополитом Гермогеном. Тогда же был значительно расширен Казанский Богородицкий монастырь: увеличен штат инокинь до 64, храмы обители получили новые богатые иконы, ризы и церковную утварь. Первоявленный образ чудотворной Казанской обложен золотом, драгоценными камнями и жемчугом из царских сокровищ.

В период смены династий Казанская через свой Московский образ спасла всю Россию от лжецарей, приведя под своим покровом новую династию — Романовых.

Почитание Казанской иконы Божией Матери династией Романовых

Икону Казанской Богородицы Романовы почитали еще до Смутного времени. Мать будущего царя Михаила, старица Марфа Ивановна, благословила Казанским обра-зом своего малолетнего сына перед отправлением, по воле царя Бориса Годунова, в ссылку в Заонежский погост Толвуй и затем в Челмуж. Икона Богородицы Казанской стала «путевой» царя Михаила Феодоровича (ныне она хранится в Ко-стромском музее-заповеднике). Казанская икона относится к типу Одигитрии; на Руси наименование этого образа Богородицы переводили как Путеводительница, Наставница, Помощница. Казанская икона Божией Матери стала помощницей и путеводительницей первого из новых царей — 16-летнего Михаила.


Казанский собор, Санкт-Петербург

С установления на Руси династии Романовых Казанская икона Пресвятой Богородицы стала почитаться как государственная святыня, спасшая Русь от смуты и латинства. Икона Казанской Богородицы почиталась родом Романовых с первого царя Михаила до последнего святого царя-страстотерпца Николая II как государственная святыня, Державная Заступница, простирающая Свой покров над всей Россией.

Цари дома Романовых почитали Казанскую икону как свою особую покровительницу и относились к ней как к семейной святыне.

Михаил Феодорович (1613-1645)

В неделю Православия 21 февраля 1613 года всенародно Земским Собором на Руси был избран Государь новой царской династии Михаил Феодорович Романов. В воскресный день 11 июля 1613 года митрополит Казанский и Свияжский Ефрем венчал на царство в Успенском соборе Московского Кремля юного Михаила. При венчании царским венцом скипетр и яблоко (державу) держали герои ополчения: боярин князь Димитрий Тимофеевич Трубецкой и князь Димитрий Михайлович Пожарский.


Призвание Михаила Федоровича Романова на царство

При вступлении на престол Михаила Феодоровича Россия находилась в бедственном состоянии. У царя вначале не было дворца, в казне не было ни денег, ни оружия; в то же время на Русской земле находились неприятели: в Новгороде — шведы, в Смоленской области — поляки. Чтобы успокоить царство после Смутного времени, молодой царь был вынужден сделать большие уступки внешним врагам: шведы получили земли до восточных берегов озер Ладожского и Чудского, так что русские с этих пор были гораздо более отдалены от Балтийского моря, чем во времена господства Ливонского ордена; Польше пришлось уступить Смоленскую область.

В феврале 1626 года царь Михаил Феодорович сочетался браком с Евдокией Лукиановной Стрешневой. Перед венчанием Патриарх Филарет благословил сына образом Богородицы Корсунской, а мать, великая государыня инокиня Марфа Ивановна, — образом Богородицы Одигитрии, обложенным «чеканом с каменьем». В иллюстрированном «Описании в лицах», рассказывающем о бракосочетании царя, старица Марфа благословляет Михаила в Вознесенском Кремлевском монастыре, где она жила, Казанской иконой, скорее всего, — царским списком. На стенах Золотой и Грановитой палат в миниатюрах «Описания» — несколько изображений икон Казанской Богородицы.

Особое почитание Казанской иконы Божией Матери относится ко времени царствования Михаила Феодоровича. Видимо, это совсем не случайно: люди сохраняли еще живую память об образе, выведшем Россию из многолетней братоубийственной бойни, для них события Смутного времени были еще живой историей. В восприятии русского народа Казанская икона уже спасла, а затем и постоянно оберегала от погибели не только страну, но и ее жителей. В качестве примера можно привести «Повесть о Савве Грудцыне», герой которой, современник Михаила Феодоровича, был избавлен от договора, подписанного с дьяволом, только по молитве перед Казанским образом в Москве. Примечательно, что свидетелем этого чуда был сам царь.

«Царь же Михаил Феодорович всеа Русии и мать его, великая старица инока Марфа Ивановна, начата к тому образу веру держати велику и повелеша праздновати дважды в год и ход уставиша со кресты: первое празднество и ход со кресты — июля в 8 день святого великомученика Прокопия в той день, како явилася Пречистая Богородица во граде в Казани, а другое празднество — месяца октября в 22 день на память иже во святых отца нашего Аверкия Ерапольсково чудотворца, како очистися Московское государство». Праздник 22 октября стал днем освобождения России.

Празднества 22 октября и 8 июля (ныне эти даты приходятся на 4 ноября и 22 июля) были очень торжественны. Описание церковных служб и крестных ходов «к Пречистой Казанской на Устретеньскую» (во Введенскую церковь на Сретенке) дает «Сказание действенных чинов» Успенского собора Московского Кремля. Царь Михаил Феодорович ехал к вечерне и молебну во Введенскую церковь. Здесь все молились перед чудотворной московской Казанской иконой-освободительницей. В Успенском Кремлевском соборе обычно в присутствии Патриарха Филарета слу-жилась великая вечерня с литиею, впоследствии — всенощная. По окончании вечерни в центре храма перед иконой Богородицы Казанской соборно совершался молебен. На соборном молебне служащие и народ стояли со свечами. Утреня служилась с полиелеем. На величание выходил Патриарх, свечи к величанию присылались из царского дворца. Крестные ходы в дни празднования Казанскому образу совершались по тому же чину, что и прославленной иконе Богородицы Владимирской — главной святыне Русского государства и династии Рюриковичей. Так необыкновенно велико было почитание новой святыни Русской державы — Казанского образа Богородицы Одигитрии уже при первом царе династии Романовых.


Казанский собор на Красной Площади

Общегосударственной святыней, «палладиумом царского дома Романовых, защитницей столицы царства и охранительницей трона» икона сделалась к 1636 году, когда на Красной площади Москвы был построен каменный Казанский собор. Он был одним из немногих в то время храмов на Руси, посвященных этому образу, но сразу же занял второе место в иерархии столичных храмов. Собор возводили на средства царской семьи, которая, как свидетельствует «Новый летописец», «начаша к тому образу веру держати велию и повелеша празновати дважды в год и ход уставиша со кресты». Так почитание образа все более соединялось для царя Миха-ила Феодоровича и его семьи с восприятием Казанской иконы как символа покровительства Богоматери не только Российскому государству, но и особо их семье - новой царской династии. Это личностное отношение, крепнущую веру и почитание образа можно считать главными источниками создания все новых и новых храмов сначала в Москве, а затем и по всей России.

Новый храм в любимом царском дворцовом селе Коломенском освятили во имя Казанской иконы. В Архангельском соборе Московского Кремля, в надгробном иконостасе у погребений первых царей династии Романовых помещалась Казанская икона Богородицы, которая первоначально была «гробовой» царя Михаила Феодоровича и находилась в киоте над местом его погребения.

Алексей Михайлович (1645-1676)

Общерусское празднование Казанской иконе было установлено в 1649 году царем Алексеем Михайловичем. Алексей Михайлович — сын и преемник Михаила Феодоровича, вступил на престол 16 лет.

Царь Алексей, так же как его отец — первый государь династии Романовых Михаил Феодорович и дед — Патриарх Филарет (Феодор Никитич Романов), почитал Казанскую икону Богородицы как покровительницу рода Романовых и государственную святыню.

Алексей Михайлович был любим народом так, как ни один из царей московских. Его восхваляли за кротость, почему в числе титулов его и находилось прозвание Тишайший. Он отличался также благочестием и строго соблюдал посты, причем Великим постом четыре дня в неделю употреблял только черный хлеб с солью или огурцом и только два дня в течение всего поста ел рыбу. К нищим Алексей Михайлович был сострадателен, в мясопустную неделю приглашал их во дворец и обедал с ними вместе. В большие праздничные дни царь посещал тюрьмы и раз-давал заключенным деньги, пироги и т.д. Он любил принимать участие в церковных обрядах и торжествах, отправляемых Церковью, и являлся на них, окруженный пышностью. Особенной торжественностью отличался обряд шествия Патриарха на осле (коне) в Вербное Воскресенье, совершаемый в воспоминание входа Господа в Иерусалим; при этом обряде царь вел осла за повод.

Ежедневные молитвы его перед Казанской царской иконой Божией Матери даровали долгожданное чудо — рождение наследника престола. В 1649 году по указу царя Алексея Михайловича местный московский (и казанский) праздник в честь Казанской иконы Божией Матери становится общероссийским. Поводом к этому указу послужило рождение во время всенощной службы на 22 октября (по старому стилю) наследника, царевича Дмитрия Алексеевича. Этот день, 22 октября, стал большим праздником Русской Церкви.

Это радостное для царя событие было приписано им милости Матери Божией, и с этого времени Алексей Михайлович начинает смотреть на Московскую икону Казанской Богородицы не только как на избавительницу России от нашествия иноземцев и внутренней смуты, но и как на личную Покровительницу. Этот взгляд был унаследован и последующими царями из дома Романовых, и царский Казанский образ остается с ними до последнего дня существования их династии.

В дни празднования (8/21 июля и 22 октября/4 ноября) Казанскому образу Богородицы в Москве совершались торжественные службы. В Казанском соборе на Красной площади Патриарху Никону за всенощной сослужили более двадцати человек. Патриарх в греческом облачении на литии читал молитву на благословение хлебов. Как и царь Алексей Михайлович, Патриарх Никон был почитателем Казанской Одигитрии. В 1653 году из Чудова монастыря в Успенский собор Московского Кремля были перенесены останки Патриарха-мученика Гермогена — «самовидца» явленной в 1579 году в Казани святыни.

В семье Романовых, кроме основного Казанского образа, было и определенное число других копий старинной иконы. На «семейной» иконе царя, написанной после рождения царской дочери Евдокии и ставшей одной из реликвий Алексея Михайловича, центральное место занимало изображение Казанской иконы Богородицы. Чудотворный образ окружают изображения святых покровителей семьи и преподобного Сергия Радонежского. Заступничество Богородицы за Русскую землю и предстательство за царский род — главная духовная идея этой иконы.

В царствование Алексея Михайловича, как некогда Одигитрия Константинопольская, Казанская икона стала охранительницей столицы России — Москвы.

Иван (Иоанн) V Алексеевич (1682—1696)

Царская Казанская икона очень редко упоминается в официальных документах. Редким исключением можно считать архивную запись о том, что в 1687 году для царя Иоанна Алексеевича, брата и соправителя Петра I, Михаил Милютин «сделал киот к Царскому образу Богородицы Казанской».

Петр I (1689-1725)

«Великий император, богочтец и хранитель уставов церковных и веры содержатель твердый», сын царя Алексея Михайловича, особенно благоговейно относился к чудотворной Казанской иконе, которая сопровождала его в постоянных походах.

Петр Великий стал первым из русских царей, кто посетил место обретения Казанского образа и приложился к первоявленной иконе на месте ее явления. По сохранившимся походным журналам Петра I можно проследить его водный путь из Москвы к Казани, куда император со свитой прибыл в 1722 году во время персидского похода. 3 июня 1722 года Петр I прибыл в город, где «при въезде Его Величества палили из пушек со всего города, и слушал литургию в соборной церкви». Затем он посетил митрополита, «оттуда был в монастыре Девичьем, где чудотворный образ Явления Казанской Богородицы».


Петропавловский собор, построенный в память о посещении Петром I г. Казани

Характеризует Петра Великого и его отношение к чудотворному Казанскому образу история заступничества за Петербугский список святой иконы, записанный его современником. «На Петербургском острове церковь деревянная во имя пресвятой Богородицы Казанской и образ Богоматери украшен. И весьма полюбился оклад бывшему тогда архимандриту невского монастыря Феодосию, потом был архиепископ Новгородский; приехав в церковь Казанскую для осмотру порядка церковного, при том выговорил, что образ Богородицы низко в иконостасе стоит, всякие люди к нему прикасаются; велел ее взять и отвезти в Невский монастырь; не по многом времени ризу ободрав, велел поставить во святых воротах того ж монастыря. И уведомились о том прихожане той церкви, в великой печали и сетовании были.

У той же церкви был прихожанин, типографии директор, и у его величества в знаемости и в милости, Михайло Петрович Аврамов, весьма о том соболезновал и взял смелость просить его величество... и на то его величество ничего не сказал. И по времени был съезд в викториальный день на Почтовом дворе, в том присутствии были и священные персоны, в первых Стефан Рязанский, Феофан Скопский, Феофилакт Тверской. Его величество всех потчевал разными винами, и, придя к столу, где архиереи сидят, сел на стуле и завел речь: «Батюшка, скажи мне, что значит образ чудотворный и не чудотворный? Написание едино». На то преосвященный говорил: «Ваше Величество, мы по милости вашей пожалованы и подвеселились, ответствовать от Святого Писания не можем», — и тем окончил речь.

Взглянул сурово на денщика: «Какая у тебя шляпа и чья?». Денщик объявил, что государева. Потом с великим сердцем сказал денщику: «Как ты, детина негодный, неучтивец, великого государя шляпа, которую на голове государь носит, а ты под плечо мнешь. Да где ж та шляпа, которая на голове была и в баталии Полтавской прострелена пулею?» И на оное денщик сказал, что та шляпа в Казенной хранится. И по изречении того стал говорить: «Всемилостивейший государь, самая истина показала довод ясный: шляпа, которую денщик ваш под плечом держит, но и та шляпа, которая хранится в Казенной, одной шерсти и дела рук человеческих, но великую разнь имеет: что она на таком великом человеке была на голове и пулею пробита, за то она против прочих шляп и хранится в почтении; и непременно тому образ и написание на доске, и краски те же, но в том Господь прославляет за усердную веру обещателя написать и писателя благочестивого, в том и прославляется чудотворением от образа написанного». На следующий день его величество Петр I послал денщика Семена Баклановского в Невский монастырь к архимандриту и велел ему сказать со гневом, чтоб он образ и с тем же окладом поставил в церкви Казанской Богородицы и по тому именному приказанию и принесен и поставлен».

При перенесении столицы в Петербург, в город на Неве был привезен один из старинных образов — список Казанской иконы Божией Матери, которая теперь светом своим освящала молодую столицу, а через нее и все Отечество.

Анна Иоанновна (1730-1740)

Российские императрицы особенно часто обращались с молитвами к Богородице, почитали Казанскую икону...

В царствование преемницы Петра — государыни Анны Иоанновны в 1736 году ее личным повелением на Адмиралтейской стороне в Санкт-Петербурге была возведена каменная церковь «во именование Казанские пресвятыя Богородицы», куда был перенесен чудотворный Казанский образ.

Екатерина II (1762—1796)


Екатерина II на ступенях Казанского собора,
приветствуемая духовенством в день воцарения 28 июня 1762 г.

Известно особое отношение к Казанской святыне императрицы Екатерины II, которая украсила венец первоявленной иконы Богоматери бриллиантовой короной. А вот еще один исторический факт: после переворота в июне 1762 года, приведшего ее к власти, гвардия и толпы восторженного народа присягали новой императрице именно возле Казанского собора.

Павел I (1796—1801)

В конце XVIII века император Павел I включил 4 ноября, праздник осенней Казанской, в число табельных, т.е. неприсутственных дней Российской империи.

Александр I (1801-1825)

В царских палатах Москвы находись и другие, такие же древние, как царский, или более поздние списки Казанской иконы. Государь Александр I ценил древнее иконное письмо, ему часто дарили Казанские образы. Одним из украшений его домашнего иконостаса стала икона невьянского письма, авторства одного из династии иконописцев Богатыревых, который «лично имел счастье поднесть своей работы икону Казанской Божией Матери Государю Александру I и удостоиться награды, получить золотые часы...».

Николай II (1894—1917)

Николай II, прославленный в лике святых Русской Православной Церковью как страстотерпец, был, пожалуй, самым религиозным из Романовых, правивших в России в XIX веке. Идеалом для него был царь Алексей Михайлович, его предок, пожалуй, одна из самых светлых личностей среди наших государей.

Отношение Николая II к Казанскому образу можно продемонстрировать на нескольких примерах из его недолгой жизни и мученической кончины. Одна из главных реликвий семьи последнего Российского императора — венчальная икона Николая II и Александры Феодоровны, работы легендарного Карла Фаберже, представляла собой триптих из позолоченного серебра с миниатюрами Благовещения, Спасителя и Казанской иконой Божией Матери в окружении небесных покровителей царской семьи - святого Николая и святой Александры и ликов четырех Апостолов. Украшенная рубинами, изумрудами, сапфирами, турмалинами, гранатами икона была преподнесена венценосной паре сестрой будущей императрицы, Великой княгиней Елисаветой Феодоровной.

В начале Первой мировой войны Николай II решается последовать примеру своего великого предка — императора Александра I, и перед Богом принимает обязательство: не заключать мира, пока хоть один вражеский солдат остается на Русской земле, не падать духом перед испытаниями, вести войну до победы. 2 августа 1914 года после великолепной, торжественной службы в Зимнем Дворце Его Величество клянется на Евангелии перед иконой Казанской Божией Матери. Так чудотворная икона вновь стала свидетельницей хода великой русской истории. Теперь император скорее бы принял смерть, нежели изменил бы своему слову...

Общеизвестно, что все Романовы так или иначе осознавали роль чудотворной Казанской иконы Божией Матери не только в судьбе России, но и в судьбе своего императорского дома. Сопоставляя исторические факты, можно сделать вывод о том, что святые представители Романовых молитвенно прозревали трагическую взаимосвязь гибели чудотворного образа и грядущую гибель императорского дома. Царская икона после расправы над семьей императора Николая II исчезает. Сегодня она, как и многие другие чудотворные Казанские списки, сокрыта от нас...

Известно, что в Ипатьевском доме, где совершилась чудовищная расправа над царской семьей, среди личных икон Николая II была обнаружена Казанская икона Божией Матери. Заступница Державная и в скорбные дни испытаний была опорой последних представителей царствующей династии.

Почитание Казанской иконы представителями семейства Романовых

Не только государи из династии Романовых выделяли своим особым вниманием Казанский образ Пресвятой Богородицы среди других богородичных икон. Приведем лишь несколько фактов почитания святой иконы представителями державной фамилии.

Патриарх Московский и всея Руси Филарет — хранитель преданий святой Апостольской Церкви и истинной святой православной веры, ставший по Промыслу Божию во главе Русского государства вместе с сыном Михаилом Феодоровичем, глубоко почитал, как и его предшественник Патриарх Ермоген, Казанскую икону — Заступницу Русской державы и православной веры. По его завещанию, у изголовья гроба Патриарха Филарета в Успенском соборе Московского Кремля был размещен обложенный серебром образ Казанской Богородицы.

В середине второй половины XVII века писалось множество Казанских икон как патриаршими иконописцами, так и государевыми изографами Оружейной палаты. Царский иконописец Никита Павловец написал в 1675 году в поднос государю Алексею Михайловичу пядничный Казанский образ. Для царицы Марии Ильиничны в 1667 году знаменитый царский иконописец Гурий Никитин создал «складни кипарисные» с Казанской иконой в центре. В хоромы к царице Наталии Кирилловне выдающийся царский изограф Симон Ушаков в 1674 и 1676 годах написал две иконы Богородицы Казанской.

Знаменитая чудотворная Петербургская Казанская икона Божией Матери выполнена по заказу вдовствующей царицы Параскевы Феодоровны Романовой, супруги царя Иоанна Алексеевича — брата и соправителя Петра I.

Причисленный к лику новомучеников российских князь Иоанн Константинович был почетным покровителем братства Казанской иконы Божией Матери.

В год празднования трехсотлетия царствования дома Романовых в Казани, на месте обретения первоявленной Казанской иконы, будущей преподобномученицей Великой княгиней Елисаветой Феодоровной был освящен построенный ее заботами и трудами пещерный храм и часовня. Это создание храма было попыткой воспротивиться совершившемуся святотатству, исчезновению первоявленной иконы в 1904 году, гибельному для Императорского дома, гибельному для России...

Преемники власти и образ Державной Заступницы

В современном Московском Кремле при реконструкции бывшего здания Сената, ныне служащего резиденцией Президента РФ, была оборудована небольшая молитвенная комната с престолом в честь Казанской иконы Божией Матери. В иконостасе — семь янтарных икон в технике флорентийской мозаики, созданных реставраторами Янтарной комнаты. Так продолжаются православные традиции...



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика