Проект «Епархия» / Новости Татарстанской митрополии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Татарстанской митрополии

Адрес сайта Казанской митрополии - www.kazan-mitropolia.ru 

 

Любовь по уму

09.07.2015
Источник информации: Татарстанская митрополия
Адрес новости: http://www.kazan-mitropolia.ru/newses/kaznews/?id=47909



Мультфильм. Сказание о Петре и Февронии

Ох и трудно современному человеку понять, чем же всё-таки этот семейный союз заслужил такое к себе отношение. Двое совершенно незнакомых людей, которые друг друга даже ни разу в глаза не видели, не говоря о какой-то взаимной симпатии, вступают в брак – и это мы в течение восьми веков называем любовью?! Более того – образцом и идеалом православной семьи?

Браки, как известно, совершаются на небесах, но жить-то все равно пока что приходится на земле, среди людей. А у нас, простых и грешных, сложились на сей счет собственные представления и «ритуальные танцы»: прежде чем молодые отправляются под венец, или, на худой конец, даже в ЗАГС, они как минимум бывают знакомы, какое-то время встречаются, испытывая влечение друг к другу, и только потом принимают решение соединить свои судьбы. А тут… Даже все переговоры между потенциальными женихом и невестой ведутся не лично, а через посредника. Но главное – во всем чувствуется какая-то обреченность. Она ему и прямо и намеками: женись, а то иначе – смогу ли тебя излечить? Он жениться не хочет, но чтобы жить и не страдать от болезни, вынужден уступить «шантажу». Вот ведь какой парадокс! Если, конечно, все понимать так буквально…

Что, неужели для Февронии действительно не имело значения, за кого замуж пойти, – был бы князь? А вдруг он окажется уродом, пьяницей, садистом? Откуда такая уверенность в словах и поступках? Впрочем, ответ уже дан: она вещая дева, ей открыты тайные знания. А Петр? Он ведь тоже в лицо ее ни разу не видел. Да и женитьба вообще, а на крестьянке в частности, пока что не входила в его ближайшие княжеские планы. Единственное, что его в тот момент могло волновать, как бы поскорей от хвори избавиться. Но он смиряется под натиском ее воли, потому что постепенно понимает – это не ее воля, а Божья. Его капитал – княжеский титул, богатства, власть. Ее приданое – дар исцелять и, что еще более важно, – ум.

Тогда выходит, что это в любом случае был брак по расчету? Или, вернее сказать, по уму… Ермолай Еразм, кстати, через всю «Повесть» проводит тему ума, причем не для красного словца. Сошлюсь еще раз на исследование А.Н. Ужанкова: «Поскольку душа, по средневековым представлениям, пребывает в сердце, то, стало быть, и ум, как часть души, пребывает в сердце».

Но где бы он там, по их допотопным понятиям, ни находился, а говорить о любви, возникшей между двумя людьми, которые даже не видели друг друга, язык не поворачивается. Пока… Ну а если поразмышлять на эту тему? Отбросить унаследованные от нашей суетной цивилизации навыки и собственный жизненный опыт, включая шишки, набитые на том самом месте, где уже по нашим представлениям помещается ум? Что ж, в парадоксальной, по нашим понятиям, логике наших предков что-то есть…

Кстати, за многовековую историю у русского народа сложилась определенная практика заключения браков. И в ней, увы, на первом месте всегда стояла житейская выгода, а не чувства. Мудрость народная – пословицы и поговорки – может служить тому подтверждением: «Каково семя, таково и племя», «Выбирай корову по рогам, а невесту по родам», то есть поинтересуйся прежде ее происхождением, семьей; «Жену выбирай не глазами, а ушами», из чего следует – послушай, что о ней говорят другие, а уж потом женись. Любовь – явление, как известно, проходящее, а семьи создавались на всю жизнь, оттого и такой подход был в порядке вещей. При выборе невесты обращали внимание не только на ее здоровье и трудолюбие, но и нрав, характер, уступчивость, покладистость, то есть такие личные качества, которые могут гарантировать лад в семье и здоровое потомство, ну а внешние данные, пожалуй, особого значения не имели.

Где же любовь? «Стерпится – слюбится» – таков был аргумент. Звучит как приговор! Но, представьте, иногда это тоже срабатывало. Первичной была установка на стабильность брачного союза, а все остальное… либо оно из всего вышесказанного вытекало, либо… уж извините!

Нет, мы привыкли к несколько иному развитию сюжета. Холодок по коже, огонь по жилам… до дрожи, до кома в горле, и, трепеща, воскликнуть: «Ж-жить без тебя не могу!» Вот это – Любовь! А все остальное – так, экономический расчет.
Но, как мне кажется, люди того времени считали, что любовь, пребывающая в обители ума, как раз и движет их чувствами и поступками. Создавая семьи, они собирались жить по любви, которая воцарится в их доме на всю жизнь, отныне и до века… по Божьему благословению. Откуда такая уверенность? Слово «уверенность» происходит от другого – «вера», так что, полагаю, все понятно. Да, они верили, что по молитве Бог одарит их любовью. От чистоты помыслов и глубины веры они надеялись, что так и будет. И – нередко случалось чудо. Верою в любовь притягивалась сама любовь.

Конечно, эта логика кое-кому из наших современников представляется весьма и весьма наивной. А что если нет любви и не будет – жди не жди, зови не зови? Тогда, быть может, эти пары находили оправдание и слабое утешение в том, что попросту оказывались недостойными Божьего дара. И без любви так и жили – с нелюбимыми нелюбимые, молясь и терпя.

Можно предположить, что во времена Петра и Февронии было одно представление о любви, а сегодня – несколько иное. Мы вкладываем в него и влюбленность, и страсть, а они – стабильное, уравновешенное, наполненное радостью состояние души. И всё-таки скорее ошибаемся мы, чем они, называя любовью мимолетное парение души, угодившей вдруг на «американские горки». Для подобного состояния было и есть иное определение – страсть.

В страсти как таковой – и это подтверждает опыт многих – нет созидательного начала. Она по природе своей деструктивна и не служит утверждению гармонии. И в жизни, и в любви, и даже в творчестве. Примером тому может служить все та же «Повесть о Петре и Февронии Муромских», но в изложении, вернее, трактовке, не Ермолая-Еразма, а Алексея Ремизова. Талантливому писателю пришлось четыре раза переделывать свою книгу. Он искал характер, пытался наделить образ Февронии большей страстностью, и сокрушался в письме: «Мне не нравится моя Феврония, в ней я не слышу визга боли, она “мудрая”, а значит, спокойная, а ведь мне надо, чтобы человек от тоски загрыз землю, это мое. У Февронии есть гнев и магия, но какая же во мне магия, и поэтому выходит формально (словесно)». Ремизов, как кулинар-импровизатор, добавил побольше специй в характер, причем весьма четко очерченный за несколько столетий до него, а в результате его Феврония вышла кем угодно – ведьмой, чародейкой, язычницей, но только не «тихим ангелом Рублева», не православной святой. Это была уже не Феврония, а всего лишь ее тезка. Не уловил Алексей Ремизов черты сильного, твердого характера, преисполненного смирения и кротости, – того, что подметил гениальный монах-предшественник,– а оно дорогого стоило!

Вот куда писателя завела страсть. Даже в умозрительном ее понимании.

Что же касается более конкретного, то… страсть как проявление влюбленности, наравне с другими узами, была для наших предков чем-то сродни греху. Приведу для примера высказывания святых отцов:

«Все, делаемое по страсти, вредит душевной чистоте и препятствует Божественной жизни» (св. Василий Великий); «Страсти происходят не от природы, но от желания» (св. Иоанн Златоуст); «Если отъяты от души будут страсти, то ум просвещается и поставляется на первое место естества» (св. Исаак Сирин).

Вот люди и стремились бороться со страстями и жить по уму. Скажете, скучно жили? Зато счастливо. Их браки были стабильны, наши – с точностью до наоборот.

Не зря же оптинский старец Макарий предупреждал в одном из своих писем:

«…Вы хотите жениться по страсти; тут уже совершенно толку не будет, это мне довольно известно на многих партиях. В браке спокойном, разумном супружеская любовь с годами лишь возрастает. В браке, заключенном по страсти, любовь, удаляясь от своего первоначального пламени, становится, напротив, все холоднее. Предмет страсти теряет свою привлекательность и может стать даже ненавистен. Ведь страстная любовь себялюбива. Но именно в этом случае, когда страсть уже завладела сердцем, особенно трудно бывает отказаться от желаемого. Святитель Иоанн Златоуст предлагает таковым лекарство: разлуку и время».

Феврония сама выбирала себе мужа, и делала это по уму, то есть по промыслу Божьему, – Петру оставалось лишь положиться на ее решение. Сам он в этом вопросе поначалу пассивен и даже несколько инфантилен, что, кстати, роднит его с многими современными мужчинами. Ведь и в нашей сегодняшней жизни часто ведущая роль достается женщине, а не наоборот. Русская национальная черта характера? Возможно.

Вот пишу – и сама себе поражаюсь. Выходит что: люди создавали семьи не по любви, а мы сегодня говорим о подобных браках как об идеальных? Парадокс какой-то… А вдруг наоборот: как раз в этом-то подходе к семье и браку, да и к самой любви, сокрыт рецепт вечного счастья и долгоиграющего благоденствия? Ведь получается, что, следуя такой логике, можно прийти к выводу: если в сердце не хватает любви, ее можно не только вымолить, но и вырастить.

Сошлюсь снова на авторитет святых отцов:

«Если ты находишь, что в тебе нет любви, а желаешь ее иметь, то делай дела любви, хотя сначала без любви. Господь увидит твое желание и старание и вложит в сердце твое любовь» (преп. Амвросий Оптинский); «Любовь приобретается путем работы над собой, путем насилия над собой и путем молитвы» (св. Алексий Мечев);

«Делай дела любви – и за дела любви всегда Господь будет прилагать тебе потребное»; «При столкновении и обращении с людьми, содержи в сердце слово “люби” и, внимая ему, беседуй со всеми с любовью и благорасположением сердца. Не выпускай никогда из сердца этого слова при столкновении с ближним: оно сильно способствует утверждению сердца в любви» (св. Иоанн Кронштадтский).

Сегодня среди мужчин и женщин не слишком-то много найдется тех, кто был бы способен отречься от собственного эго и получать наслаждение от возможности дарить свою любовь другому, не требуя взаимности. Можно ли допустить, что, поступая так, человек будет испытывать страдания? Исключено! Ведь в этом случае один от другого не ждет взаимности, а наслаждается собственной любовью, живет своей самоотдачей. Это так называемая жертвенная любовь. И, как ни парадоксально звучит, именно она делает человека счастливым. Поступая так, он совершает первый шаг по направлению к Богу, приобщается к высшему миру.

Существует мнение, что притягиваются противоположности. Формально, по социальным меркам, Петр и Феврония были именно таковыми: он – князь, она – крестьянка. Но вряд ли Божий промысел состоял в том, чтобы показать образец «христианской» семьи, всего лишь соединив «первых» с «последними». Социальные различия не имеют значения по сравнению с личными и душевными качествами; а что если и они, как сказал поэт – «стихи и проза, лед и пламень», – что тогда?

Когда встречаются противоположности, они на какое-то время в состоянии дополнить друг друга, но разность интересов и менталитетов может быть настолько велика, что удержать такой союз в состоянии стабильности сложно. В природе – и материальной и духовной – действует еще и так называемый закон равенства свойств. Люди, наделенные сходными душевными качествами, образуют, согласно этому закону, более устойчивые союзы. А Петр и Феврония, чему подтверждением стала их дальнейшая жизнь, как раз таковыми и являлись. Хотя на первый взгляд все выглядело наоборот: он горячий – она спокойная, он спесивый – она смиренная, он гордый – она покорная. И все же они подобны друг другу, потому что и он и она – чисты душой и готовы внимать Богу, полагаясь на него во всем, в том числе и в делах любви и семьи.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика