Проект «Епархия» / Когда я не умерла... | Новости Татарстанской митрополии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Когда я не умерла... | Новости Татарстанской митрополии

Адрес сайта Казанской митрополии - www.kazan-mitropolia.ru 

 

Когда я не умерла...

11.12.2015
Источник информации: Татарстанская митрополия
Адрес новости: http://www.kazan-mitropolia.ru/newses/kaznews/?id=58143



Интервью с лауреатом Международного детско-юношеского литературного конкурса имени Ивана Шмелева «Лето Господне» 2014 года Дарьей Кисловой
 

Часто жизнь складывается не так, как мы предполагаем. Вот молодая девушка, еще школьница, оказывается перед лицом смерти. Реанимация, долгое лечение и выздоровление — тоже неожиданное. Потом дневники, написанные во время болезни, попадают на конкурс «Лето Господне». Автор занимает второе место в своей возрастной группе (10-12 классы), поступает в Литературный институт им. А.М. Горького по специальности «Художественный перевод». И это тоже неожиданность — ведь планировала стать иконописцем. Своей историей поделилась Дарья Кислова из Казани.

— Расскажите, что сподвигло Вас принять участие в конкурсе «Лето Господне»?

— Несколько лет я училась в воскресной школе в Казани, а потом преподавала там же церковно-славянский язык. Наш завуч узнала об этом конкурсе, предложила кому-нибудь поучаствовать. А я литературой никогда не занималась. Я тоже пишу, но не тексты, а иконы. Вполне ощущаю себя иконописцем. Литературных амбиций у меня не было. Я считаю, что у каждого свое призвание.

Но на тот момент у меня были собраны дневники за последние два года. Это были сложные годы, я практически безвылазно лежала в больнице. И я отправила на конкурс свой дневник (фрагменты дневника — см. с. 32 этого номера) — с минимумом анализа в начале и в конце. Я ничего не боялась: знала, что люди, которые будут читать мои записи, скорее всего, не осудят, смогут меня понять. И неважно, понравится ли им сам текст или нет.

— Участие в конкурсе как-то повлияло на Вашу жизнь?

— Конкурс произвел на меня потрясающее впечатление. Финальная часть была отлично организована. Уже то, что мы приехали в Москву, которую я безумно люблю. Это город, где за каждым углом храм, где по воскресеньям совершается тысячи богослужений. У нас была замечательная программа. Мы ездили по монастырям, я впервые побывала в Троице-Сергиевой Лавре. И это было, наверное, для меня главным подарком.

— Почему?

— Говорят, что на земле монастырь должен показывать образ рая. Так вот, я была в очень многих храмах, которые рассказывали мне о рае замечательным убранством, цветами… Но я думаю, что о рае нам нужно, скорее, вспомнить. Мы ведь все родом из рая. И когда я попала в Лавру, у меня было ощущение, что я вернулась домой. Удивительное место.

Кроме того, мне очень понравились люди, которые нас сопровождали. Запомнилась встреча с митрополитом Климентом, с отцом Макарием (Комогоровым).

— Вы учитесь в Литературном институте, осваиваете художественный перевод. С чем связан выбор специальности, если Вы не пишете и не планируете начинать? Или Вы хотите стать именно переводчиком?

— Как я уже говорила, не так давно у меня была тяжелая болезнь. Физически я выздоровела не до конца. А душу за эти два года, скорее, покалечила. Поэтому я выбирала дальнейший путь не с точки зрения «куда пойти учиться?», а по принципу «куда пойти лечиться?». Выбор профессии для меня не связан с карьерой, с будущим. Я искала место, где мне станет душевно легче... Почему перевод? Я люблю язык сам по себе, но не люблю разговаривать и писать. А когда ты занимаешься переводом, говорить не нужно, но при этом ты работаешь с языком. И это никогда не монолог — это всегда диалог с автором оригинала.

— Ваши ожидания оправдались?

Конкурс «Лето Господне». Впечатления участницы

— За месяц учебы я поняла: учиться в Литинституте — это счастье. Не счастье как эйфория, как хэппи-энд в американском фильме, когда кажется, что всегда все будет хорошо. Нет. Это — то счастье, когда ясно, что будут и невзгоды, неприятности, но что-то важное всегда будет с тобой.

Я рада, что поступила сюда еще и потому, что у нас в институте преподают замечательные переводчики. Мой мастер по художественному переводу — Владимир Олегович Бабков. Среди наших учителей — Виктор Голышев, Геннадий Киселев.

И еще, проучившись месяц в институте, я поняла, что вся моя жизнь косвенно была связана с переводом и переводчиками. Я много читала, в том числе, иностранной литературы. И никогда не задумывалась о том, что ее мне дарили переводчики, создавали ее для меня.

— А чем Вы хотите заниматься в жизни?

— То, что я говорила, не значит, что я не буду ничего делать в литературе. Да, я сознаю себя иконописцем, как бы претенциозно это ни звучало. Дело не в том, что я считаю, что мастерски пишу иконы, а в том, что иконописец — это определенная аскетика и эстетика жизни. И я стараюсь ее придерживаться, даже при том, что учусь на переводчика. Бывает, что я повторяю себе: «Я иконописец», — и сажусь переводить Фицджеральда.

Раз уж я решила, что пришла «лечиться», то должна приложить максимум усилий к своему лечению, чем сейчас и занимаюсь. Каждый вторник у нас проходит творческий семинар по переводу — и это для меня самый счастливый день!

Буду ли я заниматься этим в будущем? Я не знаю. Дело в том, что, когда я болела, в определенный момент перестала готовиться к жизни. Ожидала, что умру. А когда после реанимации не умерла, то растерялась. Сейчас у меня нет определенных планов на жизнь.

— Дарья, Вы говорите, что пришли в Литературный институт лечиться. А что конкретно Вы хотите изменить, в чем должно стать легче? Вы хотите от чего-то отвлечься, посвятив время литературе?

— У нас в стране всегда было два нравственных ориентира — наша вера и наша литература. И работа с книгой — не то, что отвлекает от боли, от внутренних проблем. Наоборот, она помогает еще глубже все пережить, осознать. Это гораздо больнее, но это нужно. Если речь идет о переводе иностранного текста, невозможно сделать абсолютно идентичный перевод. Переводчик всегда создает что-то новое, выражает себя.

Продолжается прием заявок на конкурс «Лето Господне»

— Вы переводите тексты с оригинала? Какие языки Вы знаете?

— В этом году наш основной язык — английский, так как набрали английскую группу. Дополнительно мы могли выбрать немецкий или французский. Я изучаю немецкий. Мне очень нравится звучание немецкого языка, я с удовольствием на нем говорю. Еще я самостоятельно изучаю исландский и древнеисландский языки, потому, что люблю древнеисландскую и скандинавскую литературу. Моя мечта — переводить исландские саги, адаптировать их для детей. Кроме того, я говорю на языке своей малой родины — на татарском. Когда мы писали вступительную работу, я делала переводы с английского, исландского и с татарского. Еще знаю церковнославянский: его изучала сама и на катехизаторских курсах для преподавателей воскресных школ.

— А сейчас Вы его где-то применяете?

— Да, в Москве я тоже уже преподаю церковнославянский язык. В певческой школе — взрослым и в воскресной школе — детям.

— На Ваш взгляд, зачем вообще литература нужна тем, кто профессионально занимается чем-то другим?

— В начале ведь было Слово (см. Ин. 1:1). Читая, мы соприкасаемся с душой человека, написавшего книгу. Учимся чувствовать друг друга, быть милосердными. Когда читаешь, всегда чувствуешь, что окружен такими же живыми людьми. Молодежь сейчас читает много: чтение вошло в моду. Вопрос в том, как люди читают. Иногда кажется, что рост количества читателей не соответствует качеству чтения.

— Вы ожидали, что войдете в число победителей конкурса?

— Когда я попала в окружение других участников, то почувствовала себя в своей семье. Может быть, в семье — не без урода, может быть, этот урод — я… Окружающие оказались удивительно светлыми, чистыми. Мне было все равно, какие у них работы, мне просто хотелось, чтобы победу одержал каждый из них. Было даже обидно, что между нами должны распределять места. На награждении мне так и хотелось сказать: дайте награду ему, ему и ему. А мне больше ничего не нужно.

— Скажите, иконописью сейчас удается заниматься? Или отложили ее до окончания учебы?

— Нет, это нельзя откладывать. В Москве я живу в общежитии, и все необходимое храню в комнате: акварель, гуашь, кисточки… Моя соседка удивилась, когда все это увидела! Занятия переводом доставляют мне радость. Но после института я, скорее всего, буду поступать на иконопись. Мой духовник благословил меня сначала получить светское образование, а потом, если не передумаю, еще духовное. И пока учусь — буду делать то, что должна.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика