Проект «Епархия» / Крест Господень | Новости Татарстанской митрополии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Крест Господень | Новости Татарстанской митрополии

Адрес сайта Казанской митрополии - www.kazan-mitropolia.ru 

 

Крест Господень

24.01.2016
Источник информации: Татарстанская митрополия
Адрес новости: http://www.kazan-mitropolia.ru/newses/kaznews/?id=58602



23 января Церковь чтит память священномученика Анатолия (Грисюка), митрополита Одесского и Херсонского, епископа Чистопольского.

Я расскажу вам две истории о судьбах с разницей в семьдесят лет. Одна – о святом Анатолии, ставшем, гонимым за веру в период перелома и становления России. Другая – о современном герое, выжившем в жестокой схватке с боевиками в Чечне.

Андрей Григорьевич Грисюк – так звали владыку в миру. Рассказы о проповедях необычайной силы воздействия, которые произносил митрополит Одесский и Херсонский Анатолий, передавались из уст в уста. Поэтому называли его «Златоустым». 

Родился будущий исповедник 20 августа 1880 года в городе Ковеле Волынской губернии. С детства мальчик привык к труду, простому образу жизни, поскольку семья жила очень бедно. В 1900 году Андрей, окончив Волынскую семинарию, поступил в Киевскую духовную академию. Здесь в нём окрепло желание послужить Богу в иноческом чине. В 1903 году студент 4-го курса академии Андрей Грисюк был пострижен в монашество с именем Анатолий. В этом же году инока Анатолия рукоположили в иеромонаха.

Окончив в 1904 году академию в числе первых студентов и став профессорским стипендиатом, иеромонах Анатолий отправляется в Константинополь для исследования истории сирийского монашества первых веков. Молодой учёный, с 1911 года уже в сане архимандрита, преподаёт в Киевской, позднее – в Московской духовных академиях, а 30 мая 1913 года назначается ректором Казанской духовной академии. В том же году в кафедральном храме Христа Спасителя в Москве архимандрит Анатолий был хиротонисан во епископа Чистопольского, викария Казанской епархии. 

Шли годы. Тяготы и лишения Первой мировой войны сменились годами большевистских гонений. В 1918 году, указом советского правительства, в России были закрыты все духовные учебные заведения. Высшее Церковное Управление при Патриархе Тихоне посоветовало ректору Казанской духовной академии, епископу Анатолию, воспользоваться тем, что советское правительство дозволило «обучаться религии» частным образом. Только благодаря этому удалось сохранить Казанскую духовную академию и её преподавательский состав.

До весны 1921 года «частная академия» более-менее спокойно продолжала существовать. 26 марта епископ Анатолий был арестован. В ЧК попали письма владыки, который вёл регулярную переписку с Патриархом Тихоном, испрашивая его благословения на те или иные действия по академии. Начались допросы владыки, профессоров академии. Епископ Анатолий был приговорён к одному году принудительных работ, но освобождён уже через девять месяцев, так как ему зачли срок предварительного заключения.

28 февраля 1922 года Преосвященный Анатолий был назначен на кафедру в Самару. Через год, 24 февраля 1923 года, он был вновь арестован, теперь уже Самарским ГПУ. Поводом для ареста послужило найденное при обыске в квартире владыки антисоветское воззвание, написанное от его имени. Владыка указал следователям, что это фальшивка и что, хотя воззвание и подписано его именем, оно ему не принадлежит. В результате 4 августа того же года он был освобождён. По освобождении он был возведён Патриархом Тихоном в сан архиепископа. Сразу же вслед за этим, 18 сентября, Самарское ГПУ второй раз арестовывает владыку, теперь за сопротивление обновленческому расколу. Он был обвинён также в распространении антисоветских слухов. В застенках ГПУ владыку жестоко избивали. У него была повреждена челюсть, сломаны два ребра. Из тюремной больницы, где он перенёс тяжелую операцию, в 1924 году святителя отправили на три года в Туркмению. По окончании срока ссылки архиепископ Анатолий вернулся в Самару и был назначен постоянным членом Священного Синода.

В ночь с 9 на 10 августа 1936 года митрополит был арестован и 13 августа под конвоем перевезён в следственную тюрьму в Киев. Начались допросы. Известно, что НКВД многих огульно записывал в шпионы враждебных СССР государств. Нечто подобное было предпринято и в отношении Владыки Анатолия, с «церковным», так сказать, уклоном: его обвинили в связях с Ватиканом. 

У митрополита была запущенная форма язвы желудка. В тюрьме за несколько месяцев болезнь обострилась, и положение стало критическим. 16 декабря 1936 года Главное управление государственной безопасности затребовало митрополита Анатолия в Москву, и через день он был доставлен в Бутырскую тюрьму. Здесь следователи НКВД вновь пытались добиться от митрополита подтверждения своим ложным домыслам и постановили «за контрреволюционную деятельность заключить в исправтрудлагерь сроком на пять лет». 27 января он был отправлен общим этапом вместе с уголовниками в распоряжение «Ухтпечлага» НКВД.

От стоянки до стоянки этап гнали пешком. Владыка шёл медленно, и его без конца «подбадривали» прикладами по спине. Наконец, этап прибыл к месту назначения – в Кылтовскую сельхозколонию в Коми. Тяготы этапа сменились изнурительным физическим трудом. Но владыка мужественно и без ропота переносил и это. В июне митрополит Анатолий заболел крупозным воспалением лёгких, но жестокий режим работ не смягчился. Болезни, недоедание и каторжный труд привели к тому, что он почти ослеп и не смог выполнять норму. В январе 1938 года состояние здоровья митрополита ухудшилось настолько, что он был помещён в лагерную больницу, занимавшую одно из зданий бывшего Кылтовского Крестовоздвиженского монастыря – первой женской обители в Коми, появившейся здесь в XIX веке.

Не старый человек (ему не было ещё и шестидесяти лет), он выглядел измождённым, неподвижно лежал на нарах. Надзиратели решили отобрать самое дорогое, что у него осталось – Святое Евангелие и нательный крест. Евангелие палачи вырвали. И тогда, чтобы не смогли сорвать крест, из последних сил священномученик перевернулся на живот и предал Богу дух. Это произошло 23 января 1938 года. Так, держа обеими руками, как победное знамя, свой крест, окончил шествие по тернистому жизненному пути митрополит Анатолий, приняв венец мученичества и исповедничества. После кончины исповедника Христова православные верующие, бывшие в заключении вместе с ним, благоговейно совершили погребение. В 1995 году на скорбном месте, где был устроен лагерь, возродился Кылтовский Крестовоздвиженский женский монастырь… А в 2000 году на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви священномученик Анатолий был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Вторая история побудила меня рассказать вам о человеке, с молитвой прошедшего Чеченскую войну. Из воспоминаний подполковника Антония Маньшина: «1995 год – первая Чеченская война. В марте штурмовая группа, выполнявшая рейд по блокированию групп боевиков, попала в засаду. К нашему удивлению, группа уцелела, только недосчитались Саши Воронцова. Стали его искать, не нашли. Он – контуженный – попал в плен к чеченцам. Мы по горячим следам создали поисково-спасательную группу, трое суток лазили по горам, даже в контролируемые населённые пункты боевиков ночью входили, но так Сашу и не нашли. Списали, как без вести пропавшего, потом представили к ордену Мужества. И вы представляете – проходит пять лет. Начало 2000 года, штурм Шатоя. Мирные жители сообщили, что у них в яме уже пять лет сидит наш спецназовец. Надо сказать, что один день в плену у чеченских бандитов – это ад. А тут – пять лет. Мы бегом туда. Лесенку спустили, поднимаем, а там – живые мощи. Я по глазам узнал Сашу Воронцова. В этой яме он жил, спал, испражнялся. Раз в два-три дня его вытаскивали на работу – он огневые позиции чеченцам оборудовал. На нём боевики вживую тренировались, испытывали приёмы рукопашного боя.

Спрашиваю его: «Как ты жил-то?» А он: «Представляешь, командир, крестик целовал, крестился, молился, брал глину, скатывал в катышки, крестил её, и ел. Зимой снег ел». Его пять раз расстреливали на Пасху. Чтобы он не убежал, ему перерезали сухожилия на ногах, он стоять не мог. Поставили к скалам, а в 15-20-ти метрах от него – несколько человек с автоматами. Говорят: «Молись своему Богу, если Бог есть, то пусть Он тебя спасёт». А он молится, глаза закрывает и крестится. Они спусковой крючок нажимают – осечка. И так дважды выстрела не происходит. 

А самое главное, мне Саша при расставании сказал, когда я его спросил, как же он всё это пережил: «Я два года, пока сидел в яме, плакал так, что вся глина подо мной мокрая от слёз была. Смотрел на звёздное чеченское небо и ИСКАЛ моего Спасителя». 
Новая история об Александре Воронцове начинается в 1995 году, в том самом, когда на месте кончины священномученика Анатолия (Грисюка), возродился Кылтовский Крестовоздвиженский женский монастырь. И таким историям не будет конца, ибо вера во Христа всесильна и бесконечна...



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика