Проект «Епархия» / Митрополит Феофан: Моя задача — восстановить разрушенные храмы Татарстана | Новости Татарстанской митрополии

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Митрополит Феофан: Моя задача — восстановить разрушенные храмы Татарстана | Новости Татарстанской митрополии

Адрес сайта Казанской митрополии - www.kazan-mitropolia.ru 

 

Митрополит Феофан: Моя задача — восстановить разрушенные храмы Татарстана

21.04.2016
Источник информации: Татарстанская митрополия
Адрес новости: http://www.kazan-mitropolia.ru/newses/kaznews/?id=59636



14 апреля 2016 года состоялась традиционная беседа митрополита Казанского и Татарстанского Феофана с ведущим программы «Тема» региональной телекомпании «Эфир» Алексеем Кулешовым.

А. Кулешов: Эфир продолжает «Тема», в студии Алексей Кулешов. Здравствуйте! Сегодня в Казани подвели итоги конкурса «Благотворитель года». 10 лет назад по инициативе первого Президента Татарстана Минтимера Шаймиева был создан Республиканский совет по благотворительности. С тех пор и проходит конкурс ежегодно.

Справка: За 10 лет существования конкурса «Благотворитель года» в нем приняли участие более 1700 человек. За эти годы они собрали и направили на благие дела более 23 миллиардов рублей. Сегодня награды вручили в шести номинациях представителям крупных и средних предприятий, предприятий малого бизнеса, индивидуальным предпринимателям, некоммерческим организациям, гражданам и благотворительным фондам. Всего сегодня было вручено 70 наград.

Наш гость сегодня — митрополит Казанский и Татарстанский Феофан. Добрый вечер!

Митрополит Феофан: Добрый вечер, Алексей!

А. Кулешов: Владыка, мне хотелось бы продолжить тему благотворительности. Некоторые казанцы считают, что не нужно просить помочь рублем в каком-то благотворительном проекте, потому что у нас есть государство, которое должно всех обеспечивать, всех спонсировать. Вы разделяете эту точку зрения?

Митрополит Феофан: Я задам Вам вопрос, Алексей. Человек попадает в беду — горит его дом. А рядом — соседи. Есть пожарная служба, которая по закону должна приехать и потушить. Должны ли соседи помочь потушить пожар или нет? Человек тонет — мы что, будем ждать спасательную службу? И то, что касается благотворительности, это долг нравственно-естественный. Когда люди обращаются за благотворительной помощью, то мы, если у нас есть совесть, если есть ответственность, поможем.

Знаю, что мне зададут вопрос: «А Вы занимаетесь этим?» Мне вчера пришла пара писем. Первое из Фонда Вавилова: разрешить стоять около храмов на Вербное воскресенье. И второе письмо: «Подари белый цветок». То же самое — сборы для детей, которые в тяжелом состоянии находятся. И две таких организации. Я думал, как же мне быть? И тем, и тем разрешу. Пусть одни в одних храмах стоят, вторые в других храмах, и даже храмы пусть помогают.

Если человек не утратил чувство сострадания, он обязан помогать. Не хочешь или не можешь — Бог тебе судья. А помогать должны мы? Должны! Тогда мы будем обществом людей, а не отдельных существ.

А. Кулешов: Спасибо за ответ, владыка. У нас есть вопрос уже от зрителей. Добрый вечер! Алло!

Слушатель: Здравствуйте, владыка! Здравствуйте, Алексей! Меня зовут Олег, город Казань. На эту тему даже вопрос не нужно задавать, достаточно просто открыть Евангелие от Марка, глава 12. В конце там очень здорово написано. И кому давать, и что давать — это совершенно не зависит от социального статуса… Я считаю, что тут нельзя осуждать никого, потому что сколько человеку на сердце положено, столько он и даст.

Митрополит Феофан: Спасибо, Олег! Молодец!

А. Кулешов: Владыка, недавно в Храме Христа Спасителя в Москве состоялось заседание Высшего церковного Совета Русской Православной Церкви. Среди прочего обсуждали работу с заключенными и с теми, кто уже освободился из мест лишения свободы. Вопрос такой: Церковь как может помочь? Ведь у них зачастую материальные какие-то проблемы: где жить, или не берут на работу.

Митрополит Феофан: Эта тема мне хорошо знакома и я приведу пример работы на Кавказе. Мы по приходам организовали целую сеть. Сначала в тюрьмах наши священники трудились, опекали те или иные тюрьмы. Естественно, с людьми устанавливались какие-то контакты. Когда кто-то освобождался, вставал вопрос, куда ему идти, где найти работу. И мы при храмах предлагали работу, если люди были готовы. Им предоставлялся кров, помощь, чтобы он обулся и оделся. Помогали найти работу — может, сторожем, может, руками что-то делать, столярничать...

А. Кулешов: Главное, чтобы он не вернулся...

Митрополит Феофан: Главное, чтобы он не вернулся [туда, откуда вышел] и чувствовал, что он нужен. Хотя, откровенно скажу, не всегда бывает просто с такими людьми, ведь они возвращаются не из пансиона благородных девиц, а из мест, где психика может быть нарушена. Да и прошлая их жизнь не совсем хорошая. Но надо понимать, что это наши люди и они также нуждаются в нашей заботе.

Всё это — наркомания, заключённые — тесно очень связано. Сегодня наркоман, завтра в колонии сидит, а послезавтра домой возвращается. И вот всё это надо увязать. Поэтому поставлена задача Патриархом и священноначалием работать в этом плане. Вести человека, может быть, из колонии на свободу, поставить его на ноги. Мы не в состоянии создать большие реабилитационные центры. Но взять пару человек, пристроить их в одном храме, втором, третьем — это делается и это продолжим делать.

А. Кулешов: Хорошо. Владыка, Вы продолжаете объезжать районы республики. Были уже в Елабуге, в Набережных Челнах, на этой неделе, если не ошибаюсь, в Тетюшском и Буинском районах.

Митрополит Феофан: в Дрожжановском...

А. Кулешов: Да. Судя по сообщениям, которые публикуются на сайте Татарстанской митрополии, Ваша главная забота сейчас — это возрождение, реставрация храмов. Это действительно так?

Митрополит Феофан: Это действительно так. Это и было моей задачей, когда я направлялся сюда. Моя боль — в Тетюшском районе великолепные, но поруганные храмы. Эти полуразрушенные храмы — немые обвинители и свидетели нашего варварства. Я делал и буду делать: берем один храм, второй и постепенно их возрождаем — и, конечно, строим новые.

Я был в Буинске. Там всего один храм, расположенный в стороне от основного населенного массива. На встрече с главой муниципального объединения я сказал: «Надо, чтобы еще были хотя бы один-два храма православных». Мне ответили: «Владыка, мы это предусматриваем. Развиваем город, а потом будем планировать храм». Я говорю: «Подождите-подождите. Люди живут сейчас и у них нет возможности прийти в храм. Давайте построим хотя бы один храм». Вы знаете, мы пришли к соглашению. Сначала дебатировали, а потом со мной согласились, что надо построить…

Я скажу, что нахожу понимание. И Президент Минниханов поддерживает меня в этом плане, и Администрация Президента. Поэтому не ругайте меня, батюшки, если где-то что-то не так. Народ Божий, обращайтесь. Мы найдем пути и способы, чтобы не были обижены.

А. Кулешов: Еще один звонок от наших зрителей. Добрый вечер!

Слушатель: Алло, здравствуйте! У меня вопрос такой. Раньше на пересечении улицы Тобольской и Ибрагимова стоял храм, потом в нем был кинотеатр. Этот храм будут восстанавливать?

Митрополит Феофан: Там сейчас что на этом месте?

Слушатель: Там сейчас перекресток просто.

Митрополит Феофан: Надо смотреть, возможно ли восстановить храм, если там уже перекресток. Может быть, целесообразно построить в более удобном месте? Надо восстанавливать те храмы, которые еще остались, но используются не по назначению и в них есть нужда. А когда просто на перекрестке — это еще и вопрос технический, скажем. Может быть, там уже и невозможно. Но, если нет вблизи храмов, может быть, надо в другом месте построить.

Проблема заключается в том, что очень много за 100 лет произошло изменений — что касается храмов, то не в лучшую сторону. И не всегда сейчас имеется техническая, практическая возможность восстановить всё, что было раньше. Но в этом плане мы работаем.

А. Кулешов: Владыка, в Казанской духовной семинарии прошел День открытых дверей. В связи с этим вопрос: насколько в принципе сейчас востребовано религиозное образование среди молодых людей и девушек? И насколько семинария сейчас нуждается в студентах?

Митрополит Феофан: И первое, и второе востребовано. Во-первых, мы открываем новые храмы и нужны кадры. Бывает так, что довольно быстро можно построить храм, а священника нет, ведь пять лет ему надо учиться.

А. Кулешов: То есть вопрос кадров и в Церкви?

Митрополит Феофан: Вопрос кадров везде стоит. Я сегодня слушал Владимира Владимировича — вопрос этот и в государстве нашем стоит. Если учесть, что на протяжении 100 лет почти у нас была прервана нормальная традиция подготовки кадров, кадровая необходимость у Церкви есть. Для этого у нас семинария. У нас и академия была знаменитая Казанская — надеюсь, что и будет. Мне поставлена задача, чтобы академия у нас функционировала. Но на это нужно время.

Второй вопрос, есть ли желающие. Конечно, есть, ребята интересуются. Среди духовенства довольно большое количество людей с высшим светским образованием, которые затем пошли в семинарию, чтобы получить духовное… Семинария востребована как учебное заведение и есть потребность среди студентов, тяга к обучению, в том числе, и среди девушек.

Чем занимаются девушки в семинариях? Обучаются в регентском классе, дирижерском, сейчас примерно к 5 годам будет образование тянуться. Это высшее образование — музыкальное и с богословским уклоном.

А. Кулешов: И в светской жизни не повредит.

Митрополит Феофан: Не повредит никак.

А. Кулешов: Еще один вопрос от наших зрителей. Здравствуйте!

Слушательница: Здравствуйте! Вы говорите про храмы, что объехали такие районы, которые далеко. А Высокогорский район, село Пановка? Стоит церковь, вся разрушенная. Там, считайте уже Пановка, Пермяки, Чебаксы — и ни одной церкви!

Митрополит Феофан: Спасибо, я услышал Вас. Давайте будем с Вами честными. Вы не совсем правильно говорите, тем более, на весь Татарстан, в крайнем случае, на Казань. В селе Пановка церковь уже в довольно приличном состоянии и не вся разрушена. Идут отделочные работы. Рядом с церковью функционирует деревянный храм небольшой. Сейчас ведутся в Пановке работы в той церкви, которая есть. Еще раз говорю: надо быть объективными, потому что храм есть, я был в селе Пановка. Храм восстанавливается, уже много сделано. Надеюсь, что к концу года в этот новый храм перейдем и там будут совершаться службы. Это во-первых.

Во-вторых, будем смотреть, есть ли возможность и необходимость открывать еще один храм. Необязательно строить сразу большой — где-то вначале приспосабливается малое помещение, затем строится небольшая церковь, а со временем — большой храм. Но есть одно «но»: ждем, что спонсоры или государство помогут. А мы, народ Божий, где? Нужно объединяться и строить всем вместе, чтобы была видна связь духовная. Это будет легче, продуктивней и богоугодно.

А. Кулешов: Владыка, в молодежном клубе «Азбука» недавно говорили о музыке, в том числе — меня лично удивило, не знал, что такое понятие существует — о православном роке. Помогите понять, что это такое.

Митрополит Феофан: Честно скажу, я тоже не очень понимаю православный рок. Для меня рок очень трудно понимаем.

А. Кулешов: Давайте сейчас попробуем вместе понять, потому что я предлагаю посмотреть и послушать выступление весьма популярной, как выяснилось, православной группы «Ковчег». Зрителям поясню, что группа была образована по благословению митрополита Хабаровского и Приамурского Игнатия.

Митрополит Феофан: В жизни для одних и тех же вопросов иногда предлагаются разные пути решения. Для меня эта музыка не очень понятна, мне ближе в Церкви традиционное наше пение, традиционная музыка. Нет музыкальных инструментов, которые бы именно в храме применялись, хотя это не воспрещено. Но возьмите Рахманинова, Чеснокова, Чайковского — они ведь авторы замечательных песнопений церковных. С роком же связано нечто такое, что высвобождает страсти, такой страстный элемент. И он в какой-то степени мешает полноте души, может быть...

А. Кулешов: Даже если на стихи Блока?

Митрополит Феофан: Даже если на стихи Блока… Это мое личное мнение. Еще раз повторю: для меня лучше какой-нибудь классический хор полифонический. Я слушал как-то кряшенские церковные песнопения — просто заслушался.

Может быть, они проявляют интерес к Православию, уже состоявшиеся как рок-музыканты, но дорогу к храму еще не нашли. Постепенно найдут.

И что значит «получили благословение»? Возможность говорить. Затем они через рок придут к классической традиционной музыке в Церкви Православной.

А. Кулешов: Время наше сегодня, к сожалению, закончилось. Думаю, через неделю мы продолжим разговор вместе с нашими зрителями, даст Бог. Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан был сегодня у нас в гостях. Большое Вам спасибо. Благодарим наших зрителей за внимание. До свидания и еще увидимся!

Митрополит Феофан: Спасибо большое. Храни вас Господь.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика