Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Нужен национальный подъем русского народа [Курганская епархия]

11.07.2012
Источник информации: Курганская епархия
Адрес новости: http://www.kurgan.orthodoxy.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1592:muratov&catid=74:publication&Itemid=65



Нужен национальный подъем русского народа

Беседа гл.редактора «Русской народной линии» с председателем Совета директоров НПО «Курганприбор» Сергеем Николаевичем Муратовым

От редакции.
Я встретился с С.Н. Муратовым 17 июня в селе Утятском неподалеку от Кургана во время Никольского Крестного хода. Я знал, что он — руководитель крупного оборонного предприятия «Курганприбор», на территории которого построил храм в честь Порт-Артурской иконы Божией Матери и памятник святому благоверному Великому князю Александру Невскому, небесному покровителю «Русской народной линии». Видел издающийся его попечением православно-патриотический журнал «Русское поле Зауралья». Я хотел воспользоваться оказией, тем, что оказался в Кургане, и записать интервью с этим, как я не без оснований полагал, незаурядным человеком. Архиепископ Курганский и Шадринский Константин (Горянов) обещал нас познакомить во время Крестного хода, в котором, как сообщил владыка, Сергей Николаевич будет участвовать и причащаться за Литургией.

И вот воскресный день в селе Утятском, Божественная Литургия в ремонтируемой сельской церкви. Народу полный храм, не протолкнуться. Пытаюсь определить кто же С.Н. Муратов по каким-нибудь внешним признакам преуспевающего бизнесмена. Безрезультатно. Начинается причастие, я отхожу в сторонку, поскольку не был накануне на Всенощной и не подготовился к причастию. Начинается подготовка к крестному ходу. Кто-то предлагает мне взять хоругвь.

Выходим из храма и идем к реке Утяк, к месту обретения иконы. Впереди фонарь и крест, который несет высокий крепкий мужчина, в одежде ничем не отличающийся от остальных крестоходцев. Как потом выяснилось, это и есть С.Н .Муратов. Подошли к месту обретения иконы, начался водосвятный молебен с чтением Акафиста Николаю Чудотворцу.

Секретарь владыки о. Константин Павлюченко наконец знакомит нас, но сообщает, что Сергей Николаевич сразу после Крестного хода уедет, поэтому интервью надо записывать сейчас. Приходится передавать хоругвь другому участнику Крестного хода.

Мы отошли в сторонку, присели на стоявшую рядом с дорогой сенокосилку, и начался разговор. Сергей Николаевич оказался очень интересным собеседником, весьма эмоционально реагировал на принципиально важные для него вопросы. Молебен завершился, Крестный ход направился обратно к храму. Мы пристроились в «хвост», держась на некотором отдалении и продолжая беседу. Эти нюансы я сообщаю, чтобы был понятен контекст, чтобы читатель не судил нас строго, поскольку беседа в прямом смысле слова была на ходу. Тем не менее, думаю, она будет интересна, поскольку разговор шел об очень важных проблемах нашей жизни.

Гл. редактор РНЛ Анатолий Степанов

О времени и о себе

Анатолий Степанов: Уважаемый Сергей Николаевич, для начала расскажите, пожалуйста, о себе.

Сергей Муратов: Мне 48 лет. Я родился в городе Щучьем, это недалеко от Кургана. Затем родители переехали в рабочий поселок Лебяжье Курганской области, там я закончил среднюю школу № 1. Поступил в Курганский сельхозинститут, окончил его, отработал 6 лет по полученной специальности агрономом.

А потом все сельское хозяйство начало рушиться. Колхозы, совхозы — все стало разрушаться. Я не стал дожидаться конца развала и ушел в бизнес. В бизнесе прошел, наверное, все стадии, довелось быть даже внешним управляющим на предприятии. Жизнь учила меня постоянно, учила всему, но я горжусь своей первой профессией. После я получил ещё один диплом — Уральской академии госслужбы, защитил диссертацию по специальности «Экономика» на тему «Становление конкурентной способности предпринимательских структур». Когда стал работать на оборонном предприятии, поступил учиться в Академию Генштаба, чтобы всесторонне разбираться в проблематике оборонной отрасли.

Сейчас у меня несколько должностей — председатель Совета директоров НПО «Курганприбор», председатель Совета директоров Курганского завода дорожных машин. Еще есть общественная нагрузка — руководитель регионального отделения Российского союза промышленников и предпринимателей по Курганской области, зампредседателя областной Общественной палаты, ещё президент Фонда Александра Невского. А еще я — президент областной Федерации самбо и дзюдо.

А.С.: Вот как. Вы, стало быть, занимаетесь «президентским» видом спорта. Это многое объясняет...

С.М. смеется.

А.С.: А предприятия, которыми Вы руководите, государственные?

С.М.: Нет, оба предприятия — это акционерные общества. Но 95% продукции, которую производит «Курганприбор», — это продукция оборонного назначения. Изделия завода присутствуют во всех родах войск, которые сегодня существуют в России, начиная от пехоты и артиллерии и заканчивая космическими войсками. Мы изготавливаем самые сложные приборы.

Все проблемы можно решить

А.С.: В каком состоянии сейчас наш оборонный комплекс? Много приходится слышать, что уже все разрушено, что нам в случае войны придется сдаваться на милость победителя.

С.М.: Оборонный комплекс сегодня не в блестящем состоянии, но и не совсем в плохом. Он себя достаточно достойно представляет. В противном случае американцы (вот буквально несколько дней назад) не требовали бы введения санкций против Рособоронэкспорта. Не требовали б, если бы оборонка наша была в убитом и в совсем плачевном состоянии.

Сегодня идет активное переоснащение армии. Задачи, которые сегодня поставлены, как перед армией, так и перед оборонкой, амбициозные, но, думаю, вполне выполнимые. Когда В.В.Путин только пришел к власти, он поставил задачу, что мы должны за 8 лет удвоить ВВП. Докладываю: мы за это время на «Курганприборе» ВВП удвадцатерили. Мы начали работу с 65 млн рублей, а в этом году сделаем продукции на миллиард. Так что я не считаю, что задача невыполнимая.

Сейчас идет активное переоснащение промышленности. Кризис, который сегодня захлестывает Запад, нам только на руку, если грамотно им воспользоваться. Судите сами. Сегодня существуют сложные отношения между Россией и блоком НАТО. Западные страны сегодня всячески препятствует нашему перевооружению. Пресловутая поправка Джексона-Вэника, которая запрещает поставку в нашу страну, к примеру, пятикоординатных станков, последних модификаций станков, она действует.

А.С.: Это та самая поправка, которую американцы приняли, чтобы наказать СССР за ограничения по выезду евреев из Союза?

С.М.: Да, она самая. Она действует и мешает переоснащать наши оборонные предприятия. Но у меня, к примеру, уже два года назад работали станки, которые запрещено продавать нам. Мы их просто завозили через третьи страны. Капиталист должен выживать, а если у него никто эти станки не покупает внутри страны, то во время кризиса он вынужден их продавать нам. Это один благоприятный момент западного кризиса, чем надо обязательно воспользоваться. Они, несмотря на все свои поправки и запреты, сегодня просто вынуждены «толкать» нам свою продукцию. Недавно я был на выставке в Москве, они привезли самое новейшее оборудование, готовы нам все отдать, лишь бы только самим выжить. В этом я вижу положительное следствие глобализации.

Открывая свой рынок, как это мы сейчас делаем, вступая в ВТО, Путин и Медведев делают реальные шаги, чтобы каким-то образом защитить наш рынок. Не просто так ведь Евразийский Союз возник, а для расширения и укрепления своего собственного, внутреннего рынка. ВТО сегодня — это колхоз. Никто там не успевает смотреть, кто и как соблюдает законы, как используются подзаконные акты.

А.С.: Приходилось слышать, что в 90-е годы, в эпоху безвременья, возник серьезный провал в кадровом составе на предприятиях связанных с военно-промышленным комплексом. Многие квалифицированные специалисты, не получая месяцами зарплату, ушли в бизнес, в торговлю. Это действительно серьезная проблема?

С.М.: Это, конечно, очень серьезная проблема. За 10 лет ельцинской вакханалии всё пошло вразнос. Русскому человеку так жить нельзя. Русский человек живет по правилам. Мой любимый писатель Ф.М. Достоевский как-то сказал: «Русский человек без Бога — дрянь». А тут человек остался ничейным, — он и без Бога, и без власти. Этот десятилетний провал сказывается и сейчас. Поколение тех десяти лет — потерянное, упущенное поколение.

А.С.: И как вам удается решать проблему с кадрами?

С.М.: Мы сами готовим кадры. Работаем со студентами уже с института. Приглашаем на практику, стараемся заинтересовать всякими способами, вплоть до того, что для специалистов снимаем квартиры и сами оплачиваем. Привлекаем людей не только из Кургана, но и из Челябинска. Сейчас договорились с Санкт-Петербургским Военно-механическим институтом о переподготовке кадров, с МГТУ им. Баумана договорились о подготовке наших ребят. Нет возможности здесь квалифицированно обучать, значит, будем туда посылать. Раньше система переподготовки кадров работала централизованно, сейчас, к сожалению, это всё утеряно.

А.С.: Иными словами, при желании проблему можно решить?

С.М.: Как только появились заказы, промышленность зашевелилась, всё стало активно двигаться. Единственное, что меня настораживает, — опять появляется монополизм государства. У нас сейчас к месту и не к месту принято кивать на Запад, но почему-то мы не берем с Запада лучшее. К примеру, там в оборонке 50% — частное производство и только 50% — государственное. Это создает условия для нормальной конкуренции между предприятиями. А у нас сейчас снова начинают доминировать госпредприятия, где контрольный пакет акций принадлежат государству. Они начинают давить, подминать под себя, снова появляется протекционизм, который на корню губит конкуренцию.

А.С.: То есть вы, как частное предприятие, находитесь в менее выгодных условиях?

С.М.: Да, мы изначально находимся в менее выгодных условиях. Включается «машина», порой действует принцип «телефонного права». Это есть.

А.С.: Как эту проблему, недоверие частному предпринимателю, на Ваш взгляд, надо решать?

С.М.: Я прекрасно понимаю причину такого недоверия, порой оно абсолютно обосновано. У нас вон есть пример — «Курганмашзавод». Был замечательный завод, но в последнее время переходит от одного собственника к другому. В результате за пять лет сократили число работников в два раза, объем производства упал в разы. Машины теперь выпускают, которые не соответствуют требованиям по качеству, продать их заказчику не могут. Все это и порождает недоверие. Но, справедливости ради, надо признать, что есть и госпредприятия, к которым можно предъявить такие же претензии. А значит дело не в форме собственности, а в людях. Надо честно работать как с недобросовестным собственником, так и с недобросовестным госисполнителем.

Но самая большая проблема сегодня — это непродуманное расходование бюджетных денег. У нас существуют программы помощи предпринимателям, но, я уверен, что деньги нужно давать не просто так, а всегда на возвратной основе. Только на возвратной основе, а не безвозмездно. А сегодня как делают? Предприятие берет деньги и затыкает ими дыры: выдает зарплату, латает протекающие крыши и т.д. А деньги, я убежден, нужно давать только на бизнес. Если я беру деньги у государства, то трачу их не на заливные полы или кабинеты для администрации. Нет, эти деньги должны идти только на покупку оборудования, технологий, на обучение специалистов. Тратить деньги нужно только на производство, они должны крутиться в бизнесе. Пусть деньги будут давать без процентов, но на возвратной основе. Сегодня же множество программ в разных министерствах, к примеру, атомщикам вливают огромные деньги. Но почему просто так дают? Пусть директор берет взаймы у государства и отвечает за эти средства, пусть не сразу, а через 5-10 лет, но вернет эти деньги. Таким образом, деньги и в бюджет вернутся, и работать будут.

Капитализм с русским лицом

А.С.: За последние годы с появлением частной собственности у нас в экономике складываются капиталистические отношения: появились собственники, наниматели и работники. Отношения между ними далеко не всегда и не везде складываются гладко. Есть предприниматели, которые учитывают советские коллективистские традиции (а точнее русские общинные), а есть те, кто грубо эксплуатирует трудовой народ. Какими, на Ваш взгляд, должны быть отношения между работодателем и работником?

С.М.: Я недавно вернулся из командировки в Китай. Вместе с главным инженером и его замом за 10 дней мы проехали четыре города, посетили 8 выставок. Были и на китайских предприятиях. Могу определенно сказать, — никакого китайского чуда нет. Есть жесткая практика: обязательный 10-часовой рабочий день на всех предприятиях, один выходной день в неделю, никаких пособий. Нет и частной собственности на землю, никаких садов-огородов. Китаец не имеет права посадить для себя даже на квадратном метре какой-то огурец, если там человек не работает, он просто умирает. Вот и вся тайна китайского чуда.

Я не говорю, что нам надо брать пример с Китая. Русский человек всегда был социально ориентирован, отсюда и благотворительность. Какое замечательное исконно русское слово — благотворительность: благо творить! А это было веками в нашей истории. Мы вообще плохо знаем нашу историю. Вот говорят, что при царской власти демократии не было. Как это не было?! К примеру, если дворянин или даже родовитый князь совершал преступление, он так же, как и его прислуга, попадал на каторгу, жил в одинаковых условиях. Офицера за проступок могли сразу разжаловать в рядовые, и он только потом, выслуживаясь рядовым, мог вернуть себе дворянский титул. Русские люди всегда жили рядом, бок о бок. Это сейчас появились какие-то элитные поселки, хотя и тут, рядом с огромным коттеджем, можно увидеть маленький домик. По-моему это равенство будет в России всегда.

Наверное, только на Кавказе существуют непроходимые различия, это у них там баи всякие. И молодежь кавказская, ничего из себя не представляя, приезжает в Центральную Россию и начинает «пальцы гнуть». Их надо сразу ставить на место.

А.С.: Кавказ — это отдельная тема. А вот как быть с индивидуализмом, с отделением собственника от работника, с эксплуатацией ближнего? От Кавказа идет угроза простого бандитизма, который нетрудно подавить силовыми методами. Восток понимает и уважает только силу, которая конечно должна быть основана на нравственности. А вот индивидуализм, который активно насаждался у нас в обществе последние два десятилетия, он разделяет людей, сеет социальную рознь, чреват гражданским противостоянием. Какие меры должно принимать государство, чтобы не допустить этого? Что бы сделал Сергей Николаевич Муратов, если бы он стал главой правительства? Какие меры Вы считаете первоочередными в социальной политике?

С.М.: У нас основой социального единства всегда была православная вера. Она как стержень. Когда в храме, который у нас около завода построен, к Чаше подходят вместе слесарь, токарь, инженер, директор, рабочий и я, то мы понимаем, что весь достаток, который мы сегодня имеем, дан от Бога. Я отдаю себе отчет, что если я сегодня буду злоупотреблять тем, что владею пакетом акций «Курганприбор» или «Кургандормаш», начну все себе тащить, мой бизнес долго не продержится. Для меня важна поддержка людей, и я ее реально ощущаю. Мы принимаем программу на год и живем согласно этой программе. И если она выполняется, то я реально ощущаю поддержку коллектива завода — и руководства, и всего коллектива. А на «Курганприборе» трудится около 1200 человек, на «Кургандормаше» порядка 400 человек. Ещё у нас есть ряд небольших предприятий.

Алтарь на месте капища

А.С.: Вы упомянули заводской храм. Насколько мне известно, он недавно был освящен, и это первый такой храм в Кургане. Каковы были мотивы постройки храма на территории завода? Можно ведь и в городские храмы ходить, зачем было при заводе строить?

С.М.: Жизнь убеждает, что это — необходимо. Когда были у нас тяжелые времена, мы решили освятить завод. И начало как-то всё получаться, всё лучше и лучше. Тогда в Кургане был владыка Михаил (епископ Курганский и Шадринский Михаил (Расковалов) управлял епархией с 1993 по 2008 гг. — РНЛ), он благословил нас взять себе небесного покровителя святого благоверного великого князя Александра Невского. После чего я сказал своему товарищу: коль мы взяли на себя такие обязательства, то должны поставить памятник Александру Невскому. А тогда в заводском сквере стоял памятник Ленину, — большая цементная голова со сломанными ушами и сломанным носом. Мы его убрали. Прибежал ко мне председатель профсоюза, мол, зачем убрали Ленина, а я ему говорю, что вон он лежит за гаражами, и предложил этот памятник на его даче поставить за наш счет. Он отказался. Так голова и по сей день лежит там. А мы отступили 20 метров от бывшего памятника Ленину и заложили памятник Александру Невскому.

Далее, развивая завод, мы пришли к пониманию, что он должен стоять на каком-то духовном основании. Я лично должен вносить свою десятину в Церковь, но десятина должна быть и от коллектива завода. Вот мы и решили, в качестве десятины построить этот храм. А потом, когда вставал вопрос, купить новый станок или внести деньги на строительство храма, всегда приоритет отдавался храму. И вот когда построили храм, стали устанавливать Престол, вдруг вспомнили, что где-то тут стоял памятник Ленину. Начинаем измерять, и оказалось, что Престол встал на то место, где был памятник Ленину. Именно на месте капища промыслом Божиим воздвигли алтарь! Вот так и убедились лишний раз, что Господь поругаем не бывает! Никто специально этого не делал, никто ничего преднамеренно не вымерял, но так случилось, что Престол стал на месте капища!

А.С.: А народ в храм ходит?

С.М.: Храм действует около двух месяцев, батюшка говорит, что каждое воскресение причащается не менее 50 человек. Храм всегда полон. А напротив храма стоит памятник Александру Невскому. Он — наш небесный покровитель, завод все-таки оборонный, а Александр Невский — воин, защитник Отечества. Кстати, на Урале больше нигде нет памятника этому святому воину.

А.С.: Коль мы коснулись общественных и благотворительных проектов, стоит задать вопрос о журнале «Русское поле Зауралья». Я видел несколько номеров этого прекрасного издания. Что Вас подвигло на выпуск журнала? Это ведь дело убыточное, а Вы — предприниматель.

С.М.: Дело это действительно затратное, но я бы не стал использовать слово «убыточное». Польза все-таки не измеряется только прибылью.

Журнал, конечно, издается на мои средства. А подвигла меня к изданию его внутренняя тяга. В нашем регионе подобных журналов нет, — ни в Екатеринбурге, ни в Челябинске, ни в Тюмени. Есть в Кургане телевизионный канал «Ермак», а бумажного издания никакого не было. А народ все-таки привык к журналам. Вот мне и захотелось сделать что-то, чтобы как-то подвигнуть народ к православной жизни, к возвращению к истокам. Журнал — не периодический, он издается, когда накапливается материал. Вышло уже 6 или 7 номеров, тираж 2000 экз. Сначала журнал издавался стихийно, сейчас уже есть редактор, и мы начинаем стабильно работать.

Начинаем и другие проекты: будем делать журнал Совета директоров, готовим свой сайт. Словом, начинаем активно работать в этом направлении. Планы у нас очень серьезные поработать в медийном пространстве.

А.С.: Как у Вас складываются отношения с епархией?

С.М.: Очень хорошие отношения. Мы такого владыку как архиепископ Константин в Курганской епархии ждали, наверное, всегда. Владыка наш вдохновляет нас на все дела. Он очень грамотный, высокообразованный человек, — дело не только в том, что он богословски образован, это само собой разумеется, но представляет собой редкий тип архиерея-интеллектуала. С ним всегда очень интересно общаться. Я очень люблю слушать его проповеди, всегда слушаю очень внимательно, поскольку он всегда находит такую изюминку, которую нигде больше не услышишь. Очень много нового, интересного всегда узнаешь от него. Словом, нам очень повезло с архиереем.

Что бы я посоветовал Путину

А.С.: Сейчас в среде патриотической общественности не редкость пессимистические настроения. Мне часто приходится слышать, причем, от людей имеющих ученые степени и немалый жизненный опыт, что вот скоро вступим в ВТО, и все окончательно рухнет, что власть «сдает» национальные интересы. И это говорят люди, называющие себя патриотами. И это приходится слышать на фоне многотысячных демонстраций в Москве, которые проводят либералы под лозунгом «Россия без Путина». В провинции, конечно, на такие митинги выходит от силы человек двести, но у нас в Питере их уже несколько тысяч, а в Москве — десятки тысяч. Порой возникает ощущение, что всё идет к краху. А у Вас какое ощущение? Возрождение грядет или катастрофа?

С.М.: Давайте обратим внимание на Русскую Православную Церковь. Мы видим, что идет мощный посыл к возрождению Православия в России. Верный сигнал о силе Церкви — то, что всякие «пуси» повылезали. У меня такое ощущение, что вся чернота просто упустила момент, когда произошел мощный толчок к усилению Церкви, а сейчас пытается отыграть назад. Они не ожидали, что так мощно начнет продвигаться Православие. Не придавали значения Церкви, думали, что священников мало, храмов мало, надеялись расколоть и стравить между собой русскую, украинскую, молдавскую Церкви. Надеялись, что духовенство будет как-то в «собственном соку» вариться, имущество делить. А сейчас они почувствовали силу Православия, все мощно стало развиваться. Постоянные Крестные ходы, молодежь в Церковь прибывает. Вчера я очень удивился, увидев сколько молодежи было на Крестном ходе, который шел из Кургана в Утяцкое.

Вот сегодня отец Николай в своей проповеди напомнил нам, что Русь — единственная страна в мире, которая носит такое имя — Святая! Не говорят ни про Англию, что она святая, даже про Грецию. Неслучайно грамоту нам принесли монахи — равноапостольные Кирилл и Мефодий. А потом векам самыми грамотными людьми были священнослужители. Русские люди в прежние времена грамоту учили по святым книгам. Букварем было Священное Писание. Вся нация читала Священное Писание. Народ был в единой молитве.

Все это вытравить невозможно. Это генетически в каждом русском человеке прописано. Человек, который отказывается от православной веры, меняет свой генетический код, ломает в себе все лучшее, что было накоплено предыдущими поколениями, и остается пустышкой. Понятно, что и жизнь у него будет гораздо хуже. В этом я вижу залог нашего возрождения, в укреплении Православия, в возвращении к духовным истокам. А этот процесс идет.

А.С.: Но все-таки 12 июня на демонстрацию в Москве вышло 20 тысяч человек. Это, к сожалению, много. Это — реальная сила. И они грозят, что осенью будет больше, т.к. цены на ЖКХ вырастут, возрастет социальное недовольство, которое либералы попытаются оседлать. Что бы Вы посоветовали в этих условиях сделать Владимиру Путину для создания прочной опоры для власти в обществе. Писатель Александр Проханов недавно задал вопрос Путину: «Где Ваши преображенцы и семеновцы, опираясь на которых Вы начнете поднимать страну?». Что бы Вы посоветовали Президенту страны, чтобы сплотить народ?

С.М.: Я бы главное внимание обратил на экономику. Сегодня экономика должна стать во главу угла. Должно быть абсолютно прозрачное бюджетирование, все должны быть в равных условиях. Должны быть приняты меры в экономике, направленные на развитие частного бизнеса. Нужно отменить пошлины налоговые на ввозимое оборудование, менять налоговую политику. Нужно всячески стимулировать частный бизнес. Когда люди смогут заниматься предпринимательством, почувствуют интерес к этому, им будет не до революций. Весь бизнес будет горой стоять за Путина. В экономике очень многое можно сделать. Честно говоря, мне порой кажется, что экономикой вообще никто не занимается. Нужны серьезные реформы, а у нас все катится, как получается. Надо немедленно этим заниматься, чтобы с осени уже эти реформы пошли. Тогда волна протестов спадет.

А.С.: Но основную массу населения все-таки составляют не предприниматели, их в лучшем случае 2-3% населения...

С.М.: Мы как обычно проигрываем информационную войну. Путин ее по всем фронтам проигрывает.

А.С.: В Интернете проиграл точно. Сейчас нет практически ни одного крупного сайта, который бы четко и однозначно поддерживал Путина.

С.М.: К сожалению, мы, русские, никогда не умели успешно воевать на информационном фронте, проигрывали информационно и в 1905-м, и в 1914-м, и в 1917-м. Первую информационную войну мы проиграли, когда нас татаро-монголы поработили. Они умело стравливали наших князей. Путину сейчас надо начинать активную информационную войну против этой либеральной братии, тогда он будет победителем.

Но главное все-таки, — надо заниматься экономикой. Будет сильная экономика — будет сильное государство — будет сильная Россия. А для этого надо пробудить русский народ. По моей инициативе в Кургане вдоль дороги выставлено несколько баннеров со словами святого праведного отца Иоанна Кронштадтского «Русский народ, та забыл, что ты — русский». Вот когда национальный дух пробудится в русском человеке, тогда что-то сдвинется. Русский человек дремлет, надо его разбудить, напомнить ему, что он победил Наполеона, Гитлера. Ты всех победил и ты не можешь быть порабощенным. России нужен национальный подъем русского народа.

И нужна национальная солидарность. Посмотрите, какие китайцы стали. Я в последний раз просто был шокирован, — они ездят на «Порше», на «Мерседесах», все такие важные. Но при этом сохраняют солидарность. Заходишь в ресторан, если позже тебя пришел китаец, то официант сначала подойдет к нему, а потом к тебе. Если стоишь в очереди в отеле, впереди француз, сзади англичанин, а потом вошел китаец, то сначала обслужат китайца, а потом всех остальных согласно очереди.

А у нас все ровно наоборот. Мы не поддерживаем друг друга, нигде и никогда. Нужно культивировать эту национальную солидарность.

А.С.: Благодарю Вас, Сергей Николаевич, за содержательную беседу. Помощи Божией Вам в Ваших трудах.

Анатолий Степанов, Сергей Муратов, Русская народная линия

Следующая >



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика