Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Всё начинается с малого… [Курская епархия]

02.10.2012
Источник информации: Мурманская и Мончегорская епархия
Адрес новости: http://www.mmeparh.ru/news/?nid=455



|Святейший патриарх Кирилл| |Межсоборное присутствие|


Интервью с Высокопреосвященнейшим Симоном, архиепископом Мурманским и Мончегорским.

Теплоход «Клавдия Еланская» задержался с выходом, поэтому удаётся улучить минутку и побеседовать с Владыкой Симоном о визите в Гремиху и вообще о малых приходах

- Владыка, этот номер газеты будет посвящён малым приходам, поэтому хотелось бы коснуться темы их развития на Крайнем Севере, у нас в регионе. Какие проблемы встречаются, как они преодолеваются и каковы перспективы развития малых приходов Мурманской и Мончегорской епархии?

- Малые приходы – это новые приходы, прежде всего, находящиеся на расстоянии, на периферии. Но они могут быть и в городе, к примеру, вновь образованные. Такие общины окормляются настоятелями других приходов. Например, Трифоновская церковь и Введенская церковь в Мурманске это тоже малые приходы. Вначале все приходы были малые, даже Свято-Никольский кафедральный собор. Поэтому выработана определенная схема их развития. С 1995 года начала жить епархия. Первая задача – это духовное окормление, создание организационной структуры – приходского совета, ревизионной комиссии, приходского собрания. Первым делом создаётся община и хоть какая-то «крыша над головой». Всё вместе это даёт возможность совершать богослужения. Потом постепенно начинается воцерковление прихода, развитие и совершенствование богослужебной стороны. Развиваются внебогослужебные виды деятельности. В первую очередь это воскресная школа, хор, устав и хозяйственная сторона деятельности. Эта схема применяется в отношении всех приходов, которые открываются. Они становятся новыми и начинают с малого. Как правило, у нас ежегодно открывается 2-3 прихода. Сначала я думал, что у нас будет не более 50 приходов, потому что ориентир был такой: в каждом городе или населённом пункте должен быть храм. Сейчас мы пришли к тому, что недостаточно одного храма в городе. Например, в Апатитах будет строиться третий храм. Сейчас там пока нет своей общины. Отметим такой момент, нулевой, когда нет возможности создать общину, нет помещения, мы храмы делаем приписными. В Апатитах в этом году мы приступили к постройке храма, используя возможности и потребности, но общины ещё нет. Эта задача возложена на настоятеля храма Новомучеников и исповедников Российских отца Василия Данильца. Уже сделан фундамент церковного строения. Теперь следует заложить фундамент прихода как евхаристической общины.

Малые приходы со временем становятся большими. В Мончегорске был малый приход в Трифоновской церкви. За несколько лет община выросла, созрела и преобразилась в один из крупнейших приходов в епархии - Вознесенский кафедральный собор, а первоначальная церковь стала приписной. Маленькая церковь в Апатитах была деревянная Успенская. От неё пошла новая ветвь – церковь Новомучеников и исповедников Российских. Это большая поросль, храм, который превзошёл Успенскую, «материнскую» церковь. Таких примеров много можно привести.

- Поговорим о возрождении древних церквей Терского берега. Есть целевые программы по восстановлению храмов. А каково участие епархии в этом процессе?

- Если говорить о восстановлении поморских храмов, то здесь ситуация особая и очень сложная. Есть особенность – храмы находятся в сёлах, где коренного населения почти не осталось. В силу того, что люди оставили свои жилища, храмы были разграблены, разрушены или сами пришли к разрушению. О полном восстановлении говорить сложно. Необходимо, прежде всего, говорить о восстановлении церквей там, где живут люди, где храмы им дороги. В Ковду, например, приезжают только дачники. Но если священник приедет в этот один из древних храмов на Кольской земле, то люди съезжаются с округи. В этой ситуации сложно говорить о создании общины, которая бы взяла на себя содержание духовенства, храма и обеспечение богослужения. В этом и других случаях денег для реставрации недостаточно. Где-то мы находим средства, где-то подключаем спонсоров. Епархия не может взять на баланс все храмы. Храм есть в Варзуге, рядом Кузомень, Чаваньга, что-то будем восстанавливать, но в меру сил и потребности.

- Другая крайность: население есть, а храмов нет, либо нет регулярной системы окормления (Гремиха, Краснощелье)…

- Сложно найти священника для дальнего прихода. Люди не могут материально обеспечить священника. Поэтому мы обходимся так: есть община, она окормляется священником другого прихода. Сначала один раз в год, потом раз в квартал, затем и чаще. Хорошо, если было бы один раз в месяц. Я стараюсь ежегодно посещать каждый такой приход. В каждом случае есть свои особенности. В Краснощелье, например, население невоцерковлённое. Туда добираться сложнее, чем в Гремиху. Вертолётом – дорого, по зимнику – много опасностей. Сейчас храм строится. Надеюсь, в дальнейшем службы будут совершаться раз в месяц. Идеальным для таких приходов было бы воспитание духовенства на месте, тогда больше шансов, что останется в родном селе (так было до революции).

- Вы являетесь окормляющим архиереем Киркенесского прихода. Там другая специфика – эмигрантская. Как Вы ощущаете это пространство деятельности?

- Действуют те же принципы, как и везде. Сначала ездили и служили в Генеральном консульстве в вестибюле. От свечей срабатывала пожарная сигнализация, приходилось объяснять службам, что всё в порядке. Служили в лютеранской церкви, которая предоставляла территорию в субботние дни. Сейчас у нас арендуется помещение, которое приспособлено под церковь. Службы совершались один раз в год, затем – раз в квартал. Сейчас они приобрели регулярный характер. Появился свой настоятель протоиерей Геннадий Буздуган. Лично я совершаю там службы ежеквартально. Службы проходят на хорошем уровне. Община – эмигранты из Мурманска. Это люди воцерковлённые, в отличие от изолированных жителей Терского берега. Наверное, тех православных, которыми славился Терский берег, уже нет, умерли или разъехались. Приходится воцерковлять варзужан заново.

- Есть прихожане норвежцы?

- Практически нет. Они приходят на службу, им интересно, они молятся, но прихожанами не становятся, они преданы своей вере.

- Хотелось бы также коснуться и других аспектов жизни епархии. Для обсуждения предложены семь документов, которые будут рассматриваться на епархиальном собрании. Если можно, охарактеризуйте их и расскажите о процессе дискуссии?

- Конкретный разговор будет 18 сентября. Есть документы. Они в епархии проработаны скрупулезно, квалифицированно. И мы своевременно дадим отзывы. Первая дискуссия состоялась в июне. Прошло три месяца. Всем были даны ссылки на эти документы. Были назначены руководители групп по каждому проекту. Группы сформировались, в их рамках проходило изучение и выработка проекта отзыва на эти документы. Далее руководители групп представляли проекты отзывов на епархиальном совете. Затем мы рассуждали, были поправки, устранение недоработок. После этого руководители групп представят документы на следующем этапе дискуссии – епархиальном собрании духовенства. После на этом же собрании будет создана экспертная группа, которая представит конкретные отзывы. То, что это приводится в порядок таким образом, мне нравится. Кто-то внесёт рациональное зерно. Если человек готовится к дискуссии, он осмысливает материал, определяется в отношении этих вопросов, обретает позицию.

- Последнее заседание сессии Синода содержит положение пригласить Вас на заседание зимней сессии Синода. Как это технически происходит?

- Есть порядок. Священный Синод состоит из постоянных членов и временных членов. Временные члены циркулируют по кругу периодически. Подошла очередь – приглашают. И я участвую в осенней сессии с сентября по февраль, работаю как активный член Синода. Это очередь моя. Я уже не в первый раз, а в третий или четвёртый. Приглашают, назначается время, извещают.

- Отличаются функции постоянных членов от функций временных членов?

- На самом заседании – нет. Постоянные члены готовят доклады, а так – дискуссия, разговоры, общение - всё обычно.

- Сейчас в интернете развёрнута серьёзная дискуссия по поводу разделения епархий. На всех ли это распространено, и видите ли Вы возможным деление нашей епархии или учреждение викариатства?

- Это касается только больших епархий. Смысл деления – практический, чтоб управлять по-настоящему, по принципу: где город, там епископ. У нас пока ещё нечего делить.

Пришло время готовиться к службе, теплоход подходил к портопункту Йоканьга. Поблагодарив Его Высокопреосвященство, я вышел из каюты с мыслью о том, как много уже сделано и как много ещё придётся сделать в нашей епархии.

02.10.2012



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика