Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

О вероломстве, вандализме и не только… [Улан-Удэнская епархия]

06.12.2012
Источник информации: Улан-Удэнская епархия
Адрес новости: http://www.uud-eparh.ru/index.php/news/39-newscat/2509-2012-12-06-04-52-30.html



За прошедший месяц в печатных средствах массовой информации появились статьи об игнорировании Православной Церковью вопроса о восстановлении памятника А.П.Смолину, находившегося до 2006 года на территории Свято-Троицкого храма. Судя по стилю письма и приведенным фактам, писал один и тот же человек. В епархиальное управление также приходили представители общества ветеранов с требованием восстановить монумент. Попробуем ответить на поставленные вопросы.

Для начала: кто такой Авраам Прокопьевич Смолин? Родился в 1894 году в селе Малый Куналей Бичурского района. Воевал на фронтах Первой мировой, один из организаторов партизанского движения в Забайкалье. Участвовал в переговорах с американцами, ликвидации белогвардейских отрядов и подавлении волнений защитников Белого движения в Бичурском и Кяхтинском районах (с одной стороны – уничтожении классовых и идеологических врагов, а по сути – своих же односельчан). Скончался от ран в военном госпитале г. Верхнеудинск в 1923 году в возрасте 29 лет. Похоронен на территории кладбищенской Свято-Троицкой церкви в северной ее части. В начале над могилой стоял крест, в советские годы поставлен небольшой обелиск с пятиконечной звездой и была табличка с надписью, что в этой могиле покоится А.П.Смолин. Был взят под охрану как памятник постановлением Совета Министров Бурятской АССР № 379 от 29.09. 1971. И лишь в 1979 появился монумент в виде развернутого знамени, посвященный героям революции и имя А.П.Смолина там уже не упоминалось. С переосмыслением некоторых исторических фактов и сама фигура героя потускнела и уже мало кто может сказать кто такой А.П.Смолин и в чем его заслуга перед Отечеством.

С возвратом части городского парка культуры и отдыха в ведение Православной Церкви, памятник остался на месте. Надо сказать (да простят меня его создатели), что по своей форме он очень подходил для нужд в качестве общественного туалета, чем и являлся на самом деле в начале для посетителей горсада, а затем бомжей. Этот факт почему-то никого из ветеранов не возмущал. Именно церковные люди наводили там порядок, убирали и вычищали мусор и отходы жизнедеятельности человека. Когда в храме началась реконструкция (прокладка труб отопления и прочее) , об этом известили все средства массовой информации, но про могилу героя, опять же никто не вспомнил. Настоятель храма, на тот момент священник Олег Матвеев, неоднократно обращался в различные инстанции с просьбой о рассмотрении судьбы памятника. Конечно, сейчас слова к делу не пришьешь, а документы об обращении не сохранились. В итоге, памятник героям революции был снесен. Лишь четыре года спустя ветераны воспылали праведным негодованием, обвиняя Церковь и лично священника Олега Матвеева в вандализме и посягательстве на саму историю. Гневные требования «заставить, принудить, восстановить, наказать» в защиту памятника А.П.Смолину полетели во все инстанции.

Сегодня, когда епархия, Министерство культуры и комитет по охране памятников пришли к единому решению, встают несколько вопросов, на которые хотелось бы получить ответы заранее, чтоб потом снова не оказаться виноватыми. Какой конкретно памятник должен быть восстановлен: тот, что был в 1971 году посвящен А.П.Смолину или образца 1979 года, посвященный героям революции? Почему на территории православного храма должен находиться памятник людям, уничтожавшим не только храмы, но и саму веру Христову в России? Кто будет ухаживать за этим памятником? Опять православные люди? Что-то не припомню, чтоб ныне возмущающиеся ветераны принесли, хотя бы цветы на могилу того, чью память так горячо отстаивают. Если им претит проход на территорию церкви, то может, стоит поставить вопрос о перезахоронении останков революционера?

А вообще логичнее было бы восстановить памятники именитым купцам и горожанам, вложившим немало сил и средств для процветания Верхнеудинска и Забайкальского края в целом. Это Танские, Кобылкины и многие другие. Их могилы не успели войти под охрану памятников. Потому что этих граждан за их заслуги хоронили на почетном месте - за алтарной частью храма, той, что при Советской власти была разрушена и на протяжении 40 лет на этом месте была танцплощадка.

Перед Улан-Удэнской и Бурятской епархией стоит много задач, в том числе и по восстановлению храмов, порушенных героями революции, и сегодня причисленным к памятникам культуры и архитектуры. Силами того же протоиерея Олега Матвеева в Кяхте восстановлен самый красивый в Сибири и на Дальнем Востоке храм во имя Воскресения Господня. Идут реставрационные работы в самом большом - Свято-Троицком храме. Я уже не упоминаю о деятельности священника по спасению людей, страдающих от алкогольной и наркотической зависимости. Недавно за свои труды отец Олег Матвеев был отмечен благодарственным письмом Главы Республики Бурятия.

Хотелось бы, чтоб в деле восстановления «исторической справедливости», удалось правильно расставить приоритеты и здравый рассудок возобладал бы над эмоциями.

Марина Алисова, член Союза журналистов России.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика