Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

5 февраля 2013 года – 85-летие со дня рождения митрополита Симона (Новикова)

18.02.2013

Как стало известно из источников интернет-портала новости Ярославля в Ярославской епархии состоялась служба памяти митрополита Симона. Cреди архипастырей, живших в годы  притеснения Церкви от советской власти и мудро управлявших вверенной им паствой, нельзя не упомянуть выдающегося иерарха – митрополита Симона (Новикова), почившего в Бозе совсем недавно – в 2006 году.

Вся жизнь этого замечательного человека была посвящена служению Церкви Христовой. Исполняя различные административные послушания, митрополит Симон никогда не переставал быть пастырем, и служение Церкви Христовой, совершение Богослужений он считал своим главным долгом и основным призванием. Самоотверженное архипастырское служение митрополита Симона, его удивительный дар слова, внимательное и доброжелательное отношение к каждому человеку, энциклопедические знания привлекали к нему множество людей. Результатом его мудрого пастырства стало увеличение числа приходов Рязанской епархии, которой он управлял около тридцати лет, в четыре раза.

Он не был исполнен излишнего витийства и красноречия, но порой в кратких и весьма простых словах отражалось его видение Бога – плод аскетической жизни, ищущей утешения в Боге, могущем укрепить его сердце в подвиге сострадания пастве.

Поистине митрополита Симона можно назвать богословом, так как он, собирая теоретические знания богословской науки, соединял свое образование с практическим возрастанием в духовной жизни. «Невозможно постичь тайны богословия и достигнуть истинного созерцания тому, кто не очистился от страстей путем практической деятельности заповедей Христовых»[1]. Постигая глубины учения о Боге, владыка Симон стремился к нравственной чистоте, следуя евангельскому слову: «блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8). Жизнь  этого архиерея-проповедника отражала полноту внутреннего духовного богатства.

Митрополит Симон (Новиков), в миру Сергей Михайлович Новиков, родился 5 февраля 1928 года в деревне Жолнино, Даниловского района, Ярославской области в крестьянской семье. Затем семья переехала в местечко Кишаново. Родители владыки – Михаил и Анна Новиковы – были верующими людьми, и он с детства стал ходить в расположенный за два километра храм Воскресения Словущего. Верил и молился так истово, что сверстники прозвали мальчика «монахом». Потом, когда Сергей учился в селе Вятском, он тоже вместе с сестрой Ниной пел на клиросе местной церкви.

В семье Новиковых каждый день начинался с молитвы, к которой приучала детей мама. Весь быт, уклад дома были пронизаны христианским духом: все работали на земле, по праздникам ходили в храм, дети с самого раннего возраста соблюдали посты, знали много молитв. И все это несмотря на то, что отец семейства был председателем колхоза и жизнь Новиковых была на виду у односельчан. Строгость и любовь, мудрость и простота органично соединились в родителях будущего владыки.

О своем детстве владыка Симон  вспоминал так: «Тогда я еще не понимал церковнославянских слов молитвы, которой учила меня мама. И поэтому молился так, как подсказывали мои детские ощущения. Жили мы очень бедно, порой есть было нечего. И я молился: «Господи, дай нам муки побольше…» В Рождественский сочельник мы, дети, часами сидели у окна, чтобы увидеть, когда покажется первая звезда…»[2].

«Одно из самых ярких детских воспоминаний владыки митрополита – это праздник Святой Пасхи. Она была так ожидаема, желанна, что ему, пятилетнему мальчику, совсем не трудно было встать рано-рано утром, в темноте и, крепко держась за твердую руку мамы, вслед за старшим братом и сестрой идти по хрупкому мосточку через речку в соседнее село … Сладость пасхального пения, торжественное убранство храма и икон, теплое потрескивание множества свечей, обволакивающий аромат ладана – вся эта незабываемая, неземная радость столь крепко вместилась в детское сердечко, что в нем твердо поселилось желание быть ближе к Богу» [3].

«А еще я очень любил учиться, – вспоминает Владыка, – даже злоупотреблял родительским договором: того из детей, кто сидит за книгой, не тревожить. Соберется, бывало, отец дрова колоть, а я – за книгу»[4].

После школы, в 1943 году,  будущий владыка поступил в Ярославский химико-механический техникум, учеба ему давалась достаточно легко. Потом, уже молодым специалистом, Сергей Новиков был направлен на ярославский завод «Резинотехника», работая на котором продолжал вести благочестивую жизнь, посещая церкви в Норском и Толгоболе, а также Смоленский храм в расположенном рядом селе Федоровском. «Бывало, ранней весной иду в валенках, а кругом слякоть, – вспоминал он. - Сниму валенки и босиком бегу в храм. Так душа моя стремилась к вере»[5].

Заводское начальство, видя такое необычное стремление молодого, перспективного специалиста, всячески старалось его перевоспитать, давая поручения и проводя беседы. Но желание служения Богу все более укреплялось в сердце будущего архипастыря.

Хотя ни в одной биографии митрополита Симона (Новикова) не указан тот факт, что он служил в рядах Вооруженных сил, в трудовой книжке владыки Симона, которая в данное время хранится в его доме-музее в Николо-Бабаевском монастыре Ярославской епархии, существует запись о его возвращении  из армии в 1947 году.

К этому же времени относится и встреча с митрополитом Никодимом (Ротовым), послужившая к дальнейшему выбору Сергея Новикова монашества как стези своего личного жизненного подвига. Вечером в праздник Преображения в 1947 году Сергей Новиков зашел в храм, где служил только что рукоположенный архиепископом Димитрием (Градусовым) иеродиакон Никодим, его служение произвело яркое впечатление на будущего архиерея: «…я не сводил глаз с молодого иеродиакона, и у меня зрело внутри сознание, что я должен тоже быть монахом. И я со службы летел, как на крыльях»[6].

Здесь, в Ярославле, в 1950 году произошла встреча Сергея с прибывшим из Рязани  отцом Авелем (Македоновым), оказавшим на владыку значительное влияние и ставшим его первым духовником. Отец Авель был другом митрополита Никодима. «В субботу после работы я пошел молиться ко всенощной в село Федоровское... После службы из алтаря вышел молодой священник в полумантии. Я подошел к нему под благословение… Вскоре я близко познакомился с отцом Авелем. После службы он приглашал меня к себе домой»[7].

Владыка Симон часто потом в разговорах с близкими людьми вспоминал свое общение с отцом Авелем в Ярославле. Поистине, это был человек Божий, сумевший вобрать опыт православной аскетики, на деле исполнить евангельские заповеди, подражая деланию Святых Отцов. Отец Авель был человеком, который сохранил преемство монашеских традиций. Он выбирал в духовном восхождении спасительный царский путь, идя по нему и не  уклоняясь ни вправо, ни влево.

Через отца Авеля Сергей стал известен и архиепископу Ярославскому и Ростовскому Димитрию (Градусову), бывшему архиепископу Рязанскому и Касимовскому (1944-1946 гг.). Владыка Димитрий и дал ему, как ревностному прихожанину, путевку в жизнь – рекомендацию для поступления в Московскую Духовную Семинарию. Получив благословение отца Авеля и уладив свои дела на заводе,  Сергей Новиков поехал в 1951 году поступать в Московскую Духовную Семинарию, где и учился вплоть до 1955 года, когда успешно закончил курс семинарии и поступил в Московкую Духовную Академию.

В это время Московские Духовные школы возглавлял выпускник дореволюционной Киевской Духовной Академии протоиерей Константин Ружицкий, здесь были сосредоточены лучшие педагогические силы, обучалось самое большое число студентов. Отец Константин «сумел организовать правильный распорядок академической и семинарской жизни, у него сложились самые благоприятные отношения с преподавателями и студентами, его ценило священноначалие; благодаря гибкости, дипломатическому таланту, умению найти компромисс, ему удавалось успешно защищать интересы духовных школ»[8].

«На жизнь Московских Духовных школ благотворно влияло их пребывание в стенах великой святыни – Троице-Сергиевой лавры… студенты участвовали в монастырских богослужениях как певцы, пономари, чтецы, окормлялись у лаврских духовников. Полумонашеский уклад жизни Московских духовных школ, тесная связь их с обителью углубляли веру воспитанников, многих побуждая к постригу»[9].

17 декабря 1958 года Сергей Новиков был принят в число братии Троице-Сергиевой Лавры и в том же году, 28 декабря, пострижен в монашество наместником Лавры архимандритом Пименом (Хмелевским, впоследствии архиепископом Саратовским и Камышинским) с наречением имени Симон, в честь преподобного Симона Радонежского, ученика преподобного Сергия.

И в этом невозможно не усмотреть действие Всемогущего Промысла Божия, который  носящего в Святом Крещении имя Преподобного Радонежского игумена Сергия нарекает в монашеской жизни именем ученика Преподобного.

Этот угодник Божий, сподвижник великого Радонежского игумена, стал очень дорог для сердца владыки Симона. Владыка еще в бытность свою Рязанским архиепископом написал отдельную службу преподобному Симону Радонежскому.

18 января 1959 года епископом Дмитровским Пименом (Извековым), будущим Святейшим Патриархом Московским и всея Руси, отец Симон был рукоположен в Воскресенской церкви в Сокольниках во иеродиакона, а 12 апреля того же года – во иеромонаха.

В 1959 году отец Симон заканчивает  по первому разряду Московскую Духовную академию со степенью кандидата богословия за сочинение по кафедре Священного Писания Ветхого Завета на тему «Митрополит Филарет как истолкователь Священного Писания Ветхого Завета». Оставлен преподавателем Московской Духовной Семинарии, а с 1963 года – и  Академии.

2 января 1964 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I возвел его в сан архимандрита. В том же году он утвержден в должности доцента по кафедре византологии; сохранился конспект его лекций по истории Греко-Восточной Церкви[10].

Опыт преподавания отца Симона – это продолжение традиций лаврской школы, большое влияние оказал на него схиархимандрит Иоанн (Маслов). Вот как об этом вспоминал владыка: «Однажды я пришел в келью отца Иоанна (Мослова) в Троице-Сергиевой Лавре… Мне нужно было посоветоваться с ним о своей лекции. Отец Иоанн выслушал меня и … сказал, что надо мне читать и как читать»[11].

Одновременно в 1964-1965 гг. он являлся настоятелем Преображенской церкви Троицкого патриаршего подворья, что в селе Лукино под Москвой близ станции Переделкино.

С 1965 года на плечи отца Симона было возложено нелегкое послушание инспектора Московских духовных школ. Здесь он зарекомендовал себя очень хорошо. «Если кто-то провинился, он, получив известия об этом проступке, приходил в комнату, где жил провинившийся, и что-нибудь рассказывал из житий святых. Все слушали внимательно – очень интересно он рассказывал.   А тот, кто был виноват, понимал, что этот рассказ адресован ему, и если он не исправится, то в следующий раз будет уже не рассказ, а что-нибудь другое. Так он воздействовал на учеников»[12].

Необходимо отметить, по воспоминаниям близко знавших владыку Симона, что он и в дальнейшем своем архипастырском служении часто в ответ на просьбу о духовном совете или наставлении приводил пример из жития какого-либо святого, причем, пример оказывался как нельзя кстати, а вопрошающий человек, прикасаясь через митрополита Симона к духовному богатству агиографической литературы, порой на всю жизнь запоминал такое общение с владыкой.

Многие учащие и учащиеся в то время в Лавре преподобного Сергия с благодарностью вспоминают владыку Симона как любящего воспитателя и выдающегося педагога. В его поступках, действиях и даже жестах - во всем виделось, «что он предстоит пред Богом, благоговейно в высшей степени. Причем в простых разговорах он не натягивал на себя ничего такого сверхсвятого. Просто чувствовалось, что он все время помнит о том, что Бог слышит и оценивает то, что он говорит»[13].

В это время Московские Духовные школы возглавлялись епископом Дмитровским Филаретом (Вахромеевым), а преподаватели были «видные церковные ученые профессора – епископ Питирим (Нечаев), протоиереи Иоанн Козлов, Александр Ветелев, Андрей Сергеенко, а также Дмитрий Огицкий, В.Талызин,  А.И. Георгиевский, И.Н. Шабатин; из преподавателей нового поколения, получивших образование в духовных школах в 50-х гг., - профессора протоиерей Алексий Остапов, иеромонах, потом игумен Марк (Лозинский)… профессор К.Е. Скурат»[14]. Среди таких подвижников духовного просвещения совершал свое служение педагога и отец Симон.

Согласно словам митрополита Минского и Слуцкого Филарета (Вахромеева), о митрополите Симоне у него с того периода остались самые лучшие воспоминания. Для Академии их совместное управление: его как ректора, отца Симона как инспектора и отца Алексия Остапова как секретаря Ученого Совета, – было весьма успешным и плодотворным.

Вспоминая о том периоде жизни Владыки Симона, митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий сказал: «Это было самое благословенное время в послевоенной истории Московских Духовных школ, потому что совместное служение инспектора Академии архимандрита Симона, ее тогдашнего ректора архимандрита Филарета (ныне митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Белоруссии) и протоиерея Алексия Остапова (ныне покойного) сложилось в хороший административный и молитвенный союз. Студенты чувствовали себя в Академии как в родной семье, как дома. Поверьте, что с уходом Владыки Симона на Рязанскую кафедру Духовные школы осиротели, хотя мы и радовались, что наш инспектор – теперь епископ. Никогда больше не было в Академии такого домашнего уюта, такого тепла, такой любви, которая согревала каждого студента и преподавателя»[15].

11 октября 1972 года архимандриту Симону (Новикову) постановлением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена и Священного Синода «определено быть Епископом Рязанским и Касимовским»[16].

14 октября 1972 года в Покровском храме Московской духовной академии архимандрит Симон был хиротонисан во епископа Рязанского и Касимовского. Хиротонию совершали: митрополит Таллиннский и Эстонский Алексий, архиепископ Краснодарский и Кубанский Алексий, архиепископ Дмитровский Филарет, епископ Ташкентский и Среднеазиатский Варфоломей, епископ Саратовский и Волгоградский Пимен, епископ Виленский и Литовский Анатолий.

По воспоминаниям преподавателя МДАиС  М.Х. Трофимчука, во время хиротонии «все молились о даровании ему помощи Божией в святительском служении, крепости душевных и телесных сил. Все были уверены, что он станет достойным архиереем, ибо, будучи инспектором,  он в полной мере оправдал доверие священноначалия, назначившего его на этот пост»[17].

В своем слове  на наречение во епископа владыка Симон, осознавая трудность нового своего служения, сказал: «Известны мне слова Московского митрополита Филарета: «Епископство для меня не честь, а подвиг». Сознаюсь, что я не в полной мере осознаю сейчас все труды и подвиги, которые встретятся мне в моем новом ответственном архиерейском служении, которые, надо думать, со всей ясностью прозревала тогда мудрость Филаретова, однако сердце мое чувствует, что служение это выше моих сил. И поэтому, естественно, взор мой устремляется сейчас Пастыреначальнику нашему Иисусу Христу. Ему, Архиерею Великому, я всецело себя вверяю… утешаю себя надеждой на всегдашний покров Царицы Небесной и молитвенное предстательство  преподобного и богоносного отца нашего Сергия, в обители которого я сподобился вступить в «число инокующих». Прибегаю к молитвенному заступлению святых земли Рязанской, наипаче же к святому Василию, ее первосвятителю, чтобы помогли мне управить мне Богом данную рязанскую паству» [18].

19 октября 1972 года владыка Симон прибыл в город Рязань, ставший местом его архипастырского жертвенного служения на многие десятилетия. Первую свою литургию в епархиальном городе владыка Симон совершил 22 октября в день празднования Корсунской иконы Божией Матери. Этот день стал весьма дорогим для митрополита Симона, впоследствии он часто в своих проповедях вспоминал о первой Божественной Литургии в богоспасаемом граде Рязани[19].

Эта епархия стала очень дорогой для сердца митрополита Симона. Протоиерей Владимир Правдолюбов, в течение многих лет совершавший пастырское служение на Рязанской земле,  в подтверждение этого приводит интересный случай: «Когда владыка Глеб (Смирнов) рассчитывал быть здесь, в Рязани, владыку Симона выдвигали в митрополиты, в Патриархию, но он отказался. Владыка Глеб говорил: «От большого поста владыка Симон отказался – так он полюбил Рязанскую епархию»[20].

Владыка Симон занимал Рязанскую и Касимовскую кафедру в течение тридцати одного года. Здесь, в Рязани, на архиерейском служении полностью раскрылся его многогранный талант: как руководителя и хозяйственника, ученого-историка и богослова, проповедника и литератора, наставника и воспитателя, патриота и общественного деятеля. Еще в 1988 году Святейший Патриарх Пимен писал Владыке: «Вы в нашей Церкви известны, как примерный архипастырь, который проявляет заботу о благоустройстве всей Рязанской епархии, о благочинии вверенной Вам паствы»[21].

Оценивая тридцатилетний архипастырский путь Владыки Симона, митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий сказал: «Господь благословил митрополиту Симону совершать епископское служение на одной кафедре. Это великая милость Божия. И сейчас мы можем это расценивать как результат его отношения к своему долгу епископа. В советский период жизни Церкви государственная политика заключалась в том, чтобы как можно чаще менять архиереев на кафедре, чтобы они не могли войти в курс проблем епархии, чтобы народ не мог полюбить своего архипастыря, срастись с ним. Владыке Симону Господь судил, чтобы все эти препятствия его миновали…»[22].

За всякое неосторожное слово, особенно произнесенное в проповеди, священнослужитель в те годы мог быть подвергнут прещениям. Владыка Симон переносил все невзгоды, связанные с взаимоотношениями с советской властью. «Он жил в те времена, когда священнику и слово сказать небезопасно было. Каждые месяц-два первый секретарь Рязанского обкома приглашал Владыку Симона на беседу. Он не пресмыкался, не унижался. Хотя знаете какая власть тогда была! «Вам не угодно, чтобы я здесь был? - спрашивал. - Хорошо, я уйду, пойду служить куда Господь Бог благословит!» При нем три или четыре первых секретаря сменились, и каждый приглашал его на беседу. Секретари уходили, а Владыка оставался»[23].

7 сентября 1978 года владыка Симон был возведен в сан архиепископа.

В 1988 году епархии был передан Иоанно-Богословский монастырь, возрождение которого было «неразрывно связано с возрождением Православия, с духовной и нравственной жизнью земли Рязанской»[24]. Владыка Симон прикладывал много усилий к его развитию, к восстановлению других храмов и обителей, особенно ревностно относился к передаче Церкви Христорождественского кафедрального собора, где покоятся мощи святителя Василия Рязанского.

За эти же годы 11 общероссийских святых указом Святейшего Патриарха были сопричислены к Собору святых рязанских, канонизированы  святитель Феофан, затворник Вышенский, праведная Матрона Анемнясевская, блаженные Любушка Рязанская (Суханова) и Василий Петрович Кадомский. Были обретены мощи пятерых местночтимых святых: святителей Феодорита, Мисаила, Гавриила, Мелетия и праведного Софрония Ибердского. Особое внимание владыка Симон уделял прославлению Рязанских новомучеников и исповедников, открытию их мощей.

В Рязани благодаря владыке издается множество православной литературы: выходит журнал «Вышенский паломник», по благословению наместника Свято-Иоанно-Богословского монастыря – общероссийская газета «Благовест», выпускается «Рязанский церковный вестник», главным редактором которого был сам владыка Симон. В каждом выпуске можно было найти его статьи или послания, слова. Архипастырь поддерживал вместе с клиром и паствой все благие начинания, он благословил создание на рязанском телевидении православной программы «Зерна», а к 700-летию со дня преставления Святителя Василия Рязанского был отснят посвященный ему фильм.

Таким образом, проповедь владыки Симона звучала не только с амвона, печатные издания, передачи на телевидении – все это также стало проявлением проповеднического служения рязанского архипастыря.

В областном центре на базе Рязанского государственного педагогического университета им. С. А. Есенина и областного института развития образования создан экспериментальный Центр православной педагогики. При городской библиотеке им. С. А. Есенина - Православный молодежный центр.

1 сентября 2001 года при Рязанском государственном педагогическом университете им. С. А. Есенина на факультете русского языка и литературы открылось отделение теологии.

Но главной заботой в деле духовного просвещения стало для митрополита Симона Духовное училище.  Оно было открыто 5 февраля 1990 года по решению Священного Синода и Святейшего Патриарха Пимена. Срок обучения первоначально составлял один год. По мере становления учебного заведения срок обучения увеличивался. 16 февраля 1999 года было получено благословение Священноначалия на четырехгодичное обучение. 17 августа 2004 года согласно постановлению Священного Синода Рязанское православное духовное училище было преобразовано в Рязанскую православную духовную семинарию.

Митрополит Симон не оставлял вниманием свое детище – Духовное училище. Он регулярно посещал его, вникал во все его нужды, решал по возможности все сложные вопросы, встречался и беседовал с воспитанниками, и, кроме того, сам преподавал в нем Литургику, прививая учащимся любовь к богослужению и делясь с ними своими переживаниями и размышлениями о жизни Церкви. «С 1990 по 1994 год он был ректором училища»[25].

Кроме этого, с 1995 года свою деятельность начала Православная гимназия во имя Святителя Василия Рязанского, к которой владыка Симон также проявлял особый интерес.

Владыка Симон откликался словом на все волнующие события общественной жизни, поддерживал все добрые дела и гуманные устремления. Отзывался и на предложения о совместном участии во всех мероприятиях, которые осуществлялись администрацией области и города Рязани. Владыка принимал самое активное участие не только в торжествах по случаю 1000-летия крещения Руси, 800-летия Рязанской епархии, 700-летия со дня преставления Святителя Василия Рязанского, Дней славянской письменности и других, но и в таких светских празднествах, как 900-летие Рязани, 50-летие Победы, 100-летие со дня рождения С. А. Есенина, Дни города и т.п.

Епархией под руководством владыки Симона была начата активная работа по духовно-нравственному воспитанию в военно-учебных заведениях города Рязани.

Указом от 25 февраля 2000 года Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II он был возведен  в сан митрополита.

Но кроме этой внешней деятельности владыка Симон уделял большое внимание духовному воспитанию своей паствы, в первую очередь посредством богослужения. Он часто любил служить, посещал отдаленные сельские храмы. Владыка Симон мог, совершив утром Божественную Литургию, поехать на другой конец области, чтобы отслужить акафист. Служил он неспешно, спокойно и торжественно. Люди, видя трепетное отношение к богослужению своего архипастыря, его заботу и внимание к пастве, стремились на его службы. Вот как написано о владыке митрополите в книге «Почетные граждане города Рязани»: «На его службы верующие стекаются сотнями. Иногда в городском транспорте можно услышать невольно подслушанный разговор: «Сам Владыка Симон будет службу проводить…»  И идут, едут люди помолиться вместе с ним, и старые, и молодые, чтобы душой отдохнуть и получить божественную благодать - духовный заряд от церковного общения, послушать проповеди ангела земли Рязанской, как за глаза называют его некоторые верующие и священнослужители»[26].

Владыка Симон был очень внимателен к приходящему к нему духовенству и народу Божию. Принимал посетителей он ежедневно с десяти утра  до позднего вечера. Как свидетельствует отец Савва (Михеев), бывший келейник митрополита, ныне – епископ Воскресенский, владыка Симон и в последние годы своего управления епархией принимал всех приходящих к нему, отвечал на телефонные звонки от клириков в любое  время. Духовенство чувствовало отеческую любовь своего архиерея и сыновней благодарностью отвечало ему.

«Однажды, отвечая на вопрос корреспондента «Легко ли быть Владыкой?», то есть управлять епархией, он сказал: «Как и любой руководитель, я имею дело с людьми... Хватает забот и по хозяйству... Открываются новые храмы - подыскиваю кадры. Забот много. Но заботы эти радостные»[27].

При этом владыка всегда сохранял аскетический образ жизни, в нем горела любовь к молитве, к чтению Священного Писания. Он любил размышлять на богословские темы – знание теоретических истин вероучения органично сочеталось в нем с внутренним подвигом; он  был благорасположен ко всем окружавшим его.

«Владыка умел шутить, очень много говорил о культуре, о внутреннем мире человека, о том, что человек оставит после себя в этой жизни, о развитии нашего города, делился тем, что недавно прочитал. Бывало, в его словах проскальзывала печаль. Он часто повторял: «Только бы не было войны, военных конфликтов, чтобы кровь не лилась»[28].

Однако время брало свое, и силы стали оставлять митрополита Симона, бремя управления рязанской епархией все более тяготило его. 7 мая 2003 года постановлением Священного Синода в связи с исполнившимся 75-летием и согласно поданному прошению владыка Симон был почислен на покой с пребыванием в Николо-Бабаевском монастыре Ярославской епархии.

Местом своей уединенной жизни митрополит Симон избрал Николо-Бабаевский монастырь в Некрасовском районе Ярославской области, так же, как полтора века назад святитель Игнатий (Брянчанинов). Поселившись в древней обители, владыка не скрывал, что хотел там серьезно заняться исследованием творений святителя Игнатия и способствовать их распространению в мире.

Он не выбирал, не подыскивал место для своего пребывания на покое. Приехал по весне 2003 года, поездка была кратковременной. Он осмотрел обитель, а уже  летом приехал насовсем. Он, как когда-то много лет назад Святитель Игнатий (Брянчанинов), избрал это место для тихих молитв и трудов.

Разруха на время приезда владыки на территории обители царила такая, что сперва он обитал у сестры в деревне Кишаново, а монастырь посещал только тогда, когда совершались богослужения. Общими усилиями прихожан и братии началась реставрация церкви святителя Иоанна Златоуста, были разбиты клумбы, а весной на деревьях установили даже скворечники. Рязанцы организовали также сбор средств для строительства в монастыре двух добротных деревянных домов для владыки Симона и тоже перебравшегося сюда на покой архиепископа Ярославского и Ростовского Михея. Оба здания, возведенные в старинных традициях, оказались очень похожи и по величине, и по стилю.

Последние годы Владыка со стойкостью переносил и преодолевал свои немощи. Еще встречался и общался со многими, кто к нему приезжал, никогда не жалел ни сил своих, ни времени.

Многие ярославцы полюбили старца – отмечали его смирение, любовь, мирный дух. Нередко он принимал участие в богослужениях в Феодоровском кафедральном соборе — в дни особых торжеств на Ярославской земле. Зачастую, когда позволяло здоровье, митрополит Симон возглавлял Божественную литургию. Его проповеди, проникновенный тихий голос запомнились надолго.

На покое о владыке заботились многие, начиная с правящего архиерея, священников, монахов и заканчивая мирянами. Владыка Симон встречал приходящих к нему поистине с отеческими добротой и радушием, много и с большой теплотой говорил о родных местах.

Несмотря на внешнюю красоту дома, в самой келье митрополита Симона обстановка всегда была аскетичной: книги, иконы, рукописи, минимум предметов домашнего обихода.

Последние месяцы жизни владыка Симон тяжело болел, но стойко боролся с недугом. Об этом времени его жизни можно сказать – сила Божия в немощи совершается.

Даже на покое он оставался деятельным. Много читал, трудился, его чаяниями и стараниям в Николо-Бабаевском монастыре был выстроен деревянный храм в честь Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских. Он много сил полагал для восстановления поруганной обители. Ревность о доме Божием заставила владыку Симона найти мраморный престол, который некогда находился в этом храме, а после разорения был отвезен в Ярославль как постамент памятнику Ленину. Владыка добился возвращения этой святыни на свое законное место – в алтарь нового деревянного храма, на освящении которого он присутствовал сам лично незадолго до своей смерти, будучи уже в коляске.

Именно по его инициативе весной 2004 года в Ярославской области прошли Глинские чтения, а 1 августа 2005г. владыка побывал в Никольском соборе Переславля-Залесского, где служил божественную литургию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

13-14 августа 2004 митрополит Симон находился в Николо-Угрешском монастыре на праздновании годовщины архиерейской хиротонии Преосвященнейшего Вениамина, епископа Люберецкого, который не только проходил до назначения в Угрешскую обитель  служение в Иоанно-Богословском монастыре Рязанской епархии, но и до этого нес послушание иподиакона у владыки Симона в 1973 году.

Владыка Симон молился накануне за вечерним богослужением, возглавил в сам день праздника Изнесения Честных Древ Животворящего Креста Божественную литургию. Его служение, самоотверженное и ревностное, исполненное неспешности и величия, произвело огромное впечатления на сослужащую братию обители, студентов Духовной семинарии и прихожан обители. Владыка Симон, несмотря уже на преклонный возраст и  болезненное состояние, был удивительно бодр, благодушен. Он был полностью поглощен священнодействием, на его лице – ни тени усталости. Все внимание митрополита сосредоточено на словах молитвы, на переживании совершения Таинства Евхаристии.

Как за вечерним богослужением, так и за Литургией он обращался к народу Божию со словами наставления, исполненными глубокой мудростью.

Многие рязанцы продолжали навещать его и в Бабаевском монастыре. Римма Федоровна Попова, заместитель председателя Рязанского областного комитета защиты мира, вспоминает о многих своих поездках к митрополиту Симону. Владыка рад был видеть каждого, приходящего к нему. Каждый раз, когда они приезжали к владыке, тот собирал их вместе, выслушивал новости из Рязани, затем приглашал обедать, а после трапезы с каждым лично беседовал, наставляя словом назидания и преподавая свое архиерейское благословение.

Вот как описывается одна из таких встреч очевидцами: «На прощание владыка Симон подарил несколько книг со своими трудами и проповедями и рассказал такую притчу: «Приходит послушник к старцу и спрашивает его: «Отче, я все делаю, что вы говорите, стараюсь исполнять все заповеди. А как узнать, что спасаюсь?» Тогда старец сказал ему: спасешься, если будешь считать себя хуже других – они спасутся, а я нет»[29].

Блаженная кончина праведника последовала в 4 часа утра 1 сентября 2006 году на 79-м году его жизни.

Отпевание митрополита Симона состоялось 4 сентября в Николо-Бабаевском монастыре. Владыка Симон похоронен в этой древней обители, у алтаря Никольского храма, рядом с местом захоронения святителя Игнатия Брянчанинова.  Отпевание возглавил Высокопреосвященнейший Кирилл, архиепископ Ярославский и Ростовский.

«Смирение и кротость - вот что украшает человека, делает его приятным и милым для окружающих. А если к этому добавляется горячее любящее сердце, - то все это делает человека «солью земли, свечой, которую ставят на подсвечнике, чтобы светить всем в доме», - говорил Высокопреосвященный Симон в своем докладе 27 ноября 1998 года»[30]. И слова эти были плодом многолетнего прохождения монашеского поприща. Поистине он следовал призыву апостола: «Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя» (1 Тим.4, 16).

О высоком духовном опыте митрополита Симона косвенно может служить и такой случай. Протоиерей Сергий Правдолюбов, настоятель храма Святой Троицы в Голенищево г.Москва,  совершая паломничество на Святую гору Афон, ища духовного наставления, обратился к одному духовнику. Раскрывая ему некоторую возникшую в его жизнь сложность, он услышал вопрос: «А кто вас на это благословил?». Когда отец Сергий назвал имя владыки Симона, то духовник согласился с решением  архипастыря: «Ну если владыка Симон, то никаких вопросов быть не может».

Владыка Симон в общении был крайне простым человеком. Римма Федоровна Попова, долго общавшаяся с ним и хранящая светлую память об этом старце Божием, вспоминает, как он принимал ее и других руководителей Фонда защиты мира на поздравлении его с днем тезоименитства, праздниках Рождества  и Пасхи. Во всем чувствовалась любовь владыки к людям, каждого он встречал с радостью, оказывал внимание; при этом, несмотря на высокое церковно-административное служение, владыка вел себя всегда непосредственно и просто. От его взгляда не ускользало ничего в поведении и облике человека, он мог проникнуть во внутренний мир человека. Каждому он готов был дать необходимый совет, и человек, видя благожелательность и расположение архипастыря, с благодарностью принимал наставление.

При жизни владыки Симона были изданы его проповеди, которые отличаются краткостью. По словам епископа Воскресенского Саввы, митрополит Симон выработал себе такое требование к произносимой проповеди – соединить краткость поучений протоиерея Родиона Путятина с глубиной богословской мудрости святителя Василия Великого.

Владыка Савва отмечал, что митрополит Симон тщательно готовился к произнесению проповедей. За несколько дней до службы обдумывал ее, составлял краткий конспект. Собственно говоря, эти записи и легли в основу изданного собрания его гомилетических произведений.

Направление развития мысли проповеди в ее богословском аспекте владыка митрополит черпал из святоотеческих трудов. Владыка Савва свидетельствует, что наиболее популярными трудами при подготовке для владыки Симона служили творения святителя Иннокентия Херсонского и святителя Феофана Затворника, в последние же годы проповедник часто обращался к наследию святителя Игнатия Брянчанинова.

«Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе; а злой человек из злого сокровища выносит злое… Ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 34-37). Эти слова Спасителя в полной мере определяют характер жизнедеятельности, проповедей и трудов митрополита Симона (Новикова).

Имея опыт в духовный жизни, митрополит Симон своим словом передавал этот опыт своей пастве. Его проповедь – слово пастыря, заботящегося о духовном состоянии своих подопечных, радеющего о их духовном совершенстве, бдящего о душах их день и ночь. Проповедничество для владыки – это инструмент, с помощью которого он достигает цели своего архипастырского служения – приводить «слушателей в самый ли момент беседы или затем, впоследствии, к общению их с Богом»[31].

Пастырь-благовестник, проникнувшись этим «священнодействием», вел свою паству «доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия в мужа совершеннаго, в меру полнаго возраста Христова» (Еф. 4, 13). Поистине его самоотверженная любовь к Матери-Церкви воздвигала его на жертвенное служение на высоте епископского сана, умудряя его совершать  подвиг проповедничества апостольским призывом: «проповедуем, наказующе всякаго человека и учаще всякой премудрости, да представим всякаго человека о Христе Иисусе» (Кол. 1, 28).

Владыка митрополит неотступно проповедовал, зная, что «проповедь   единственное средства неуклонного и постоянного воздействия на паству, незаметно, порою, для нее самой все ближе приводящее ее к теснейшему общению с Церковью… проповедь дает ему в руки верный способ объединять эти души в одно целое, созвучно во Христе осознающее все внешнее кругом происходящее»[32].

Вместе со святителем Григорием Богословом владыка Симон мог сказать о своем служении слова: «Духу предаю все свое и себя самого, и дело, и слово, и бездействие, и молчание, только да обладает Он мной, да водит меня, да направляет руку, ум и язык, к чему должно и чему хочет… Ныне ударяет в ум, и я изглашу слово… Я не так многоречив, чтобы пожелал говорить, когда заставляют молчать, и не так молчалив и малоучен, чтобы во время приличное для слова, стал полагать хранение устам»[33].

Совершая свое самоотверженное служение на ниве Божией, владыка Симон, видя сторицей возросший на земле Русской плод спасительного сеяния Христова, совершаемого его архипастырскими руками, Владыка мог со дерзновением воскликнуть своим духовным чадам и всей пастве: «печать моего апостольства - вы  о Господе» (1Кор. 9, 3).

 

диакон Георгий Линд, иеродиакон Иов(Чернышев)



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика