Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Гарин-Михайловский: Благотворитель на защите русской деревни [Мурманская епархия]

21.02.2013
Источник информации: Новосибирская и Бердская епархия
Адрес новости: http://www.orthedu.ru/eparh/6451-garin-mixajlovskij-blagotvoritel-na-zashhite-russkoj-derevni.html



20 февраля в 1852 году родился Николай Гарин-Михайловский, инженер, писатель, один из основателей Новониколаевска.
Редакция портала публикует доклад «Общественная и благотворительная деятельность Н.Г. Гарина-Михайловского», (впервые опубликовано на "Православие и мир").

Автор доклада — Галина Нефедова (Москва, МГПУ, Окружной методический центр Западного окружного управления образования Департамента образования г. Москвы).

Благотворительность в дореволюционной России

Благотворительность как форма поддержки малоимущих, проявление сострадания к нуждающимся, имеет в дореволюционной России особую традицию, сложившуюся благодаря особенностям национального самосознания, государственной политике и господству христианского мировоззрения. Забота об убогих, бедных, страждущих всегда была первейшим делом Православной Церкви. Призывы к милосердию отражены в священных книгах, житиях святых. Они звучали в воскресных проповедях и находили отклик в душах верующих, составлявших большую часть населения страны.

Итогом реформ второй половины XIX стало издание в России ряда законов и установление круга неписаных нравственных обычаев, правил, определивших развитие государственной социальной политики и формирование системы общественной и частной благотворительной деятельности.

Отдельным направлением взаимодействия государства и Церкви становится работа по пропаганде благотворительной деятельности и обеспечению доверия к меценатам со стороны общественности. Престиж благотворительного дела поддерживается в печати: по вопросам социальной поддержки малоимущих в дореволюционный период было опубликовано более трехсот работ, не считая периодических изданий.

Однако высокие порывы и усилия жертвователей и меценатов не всегда были понятны современникам. Так, например, Павел Третьяков в своем завещании просит брата понять идею устроения в Москве художественной галереи, «вникнуть» и «не осмеять». Не всегда понятная представителям интеллигенции идея жертвы во благо своей отчизны зачастую оказывалась абсолютно недоступной здравому смыслу простых людей.

Примером истинного служения отечеству, своему народу, потомкам и высоким гуманистическим идеалам можно считать жизненный путь талантливого инженера и писателя Н.Г. Гарина-Михайловского, о незаурядности личности которого можно судить по воспоминаниям близких ему людей и литературным портретам, созданным М. Горьким , А.И. Куприным , К.И. Чуковским.


Уникальным случаем в отечественной и мировой литературе можно считать то, что писатель стал основателем города. Возникший благодаря бескорыстным трудам Гарина-Михайловского Новосибирск (до 1926 года Новониколаевск) ныне является третьим по численности населения городом в РФ, административным центром Новосибирской области и Сибирского федерального округа, научным, культурным, промышленным, транспортным, торговым и деловым центром огромной Сибири.

Талантливый изыскатель, Михайловский нашел оптимальную и по сегодняшним меркам трассу для «электрической чудо-дороги» в Крыму. Инженерной деятельности Н.Г. Михайловского, его революционным проектам постройки мостов и дорог, идеям экономического характера посвящены статьи Н. Зезинова и А. Никулькова.

Гарин-Михайловский: чудак и профессионал

Начав свой творческий путь на поприще строительства железных дорог Гарин-Михайловский почти сразу завоевал славу чудака: вопреки устоявшейся традиции организации труда, он доплачивал рабочим из собственного кармана за добросовестный труд.

На протяжении всей жизни Михайловский оставался честен с подчиненными, коллегами, начальством и своей совестью. Верный нравственному закону, но сознающий невозможность противостояния бюрократической машине и оборотливым дельцам-коллегам, он оставляет на два года службу, а потом возвращается и проводит в жизнь те же принципы щепетильной порядочности.

Несговорчивость и высочайший профессионализм отметят орденами, производством в чины. А несколько лет спустя Гарин-Михайловский будет уволен «по третьему пункту» (без права на реабилитацию) за нелицеприятное изображение в печати министерских чиновников и через два года восстановлен на государственной службе министром путей сообщения. Его представят императорской семье как выдающегося инженера, а затем лишат права селиться в столице и поместят под негласный полицейский надзор.

Покинув Петербург, Гарин-Михайловский вернется к инженерному делу и будет вновь награжден орденами.

На протяжении всей жизни Гарин-Михайловский искал путь процветания России. Активная гражданская позиция и трезвый критический взгляд философа «живого дела» отразились в сотрудничестве с народниками-либералами и уходе от них, поддержке марксистов, социал-демократов, большевиков и глубокими сомнениями в правильности этого пути – осознании себя «кучером в колеснице дьявола».

Отдельного внимания заслуживают сельскохозяйственные опыты Гарина-Михайловского и его деятельность по реформированию деревни. Первый опыт ведения хозяйства в глухой самарской деревне Гундуровка (1883 – 1886) оказался неудачным, что развеяло народнические иллюзии помещика-либерала, но не подорвало веру в прогресс.

По-прежнему осознавая свой долг трудиться на благо народа России, Гарин-Михайловский изливает душу в «своей тетрадке», которая через несколько лет принесет автору признание в литературных кругах.

Судьба защитника русской деревни

В 1890 году в «Отечественных записках» появится исполненный драматическим пафосом разочарования и искренней грусти очерк «Несколько лет в деревне», созданный на автобиографическом материале и повествующий о неудачной попытке помещика реформирования деревни с целью улучшения жизни крестьян.

Полемизируя с беллетристами-народниками (П.В. Засодимским, Н.Н. Златовратским), Гарин-Михайловский показал в традициях прозы Г.И. Успенского полную несостоятельность теории «активных героев и пассивной толпы» применительно к экономическому укладу деревни тех лет. «Деревенские» очерки писателя говорили об исторически обусловленном «вековом антагонизме» помещиков и крестьян.

Тяжело переживая неудачу, Гарин-Михайловский постарается на время забыть о сельском хозяйстве и вернется на службу. В течение последующих тринадцати лет Гарин-Михайловский успеет удивительно много. Он ведет изыскания в Томской губернии (в результате которых и возникнет Новониколаевск), финансирует журнал «Русское богатство», сотрудничает в «Русской мысли», поддерживает марксистов, оказывает материальную помощь издательству «Самарского вестника», предпринимает кругосветное путешествие, строит мосты и дороги в Корее и Маньчжурии, где помимо этого ведет научные наблюдения и собирает фольклор.

В те же годы Гарин-Михайловский заканчивает третью часть автобиографической тетралогии и создает большую часть своего литературного наследия, которое составляют очерки о жизни русской глубинки и просвещенной интеллигенции, путевые заметки, статьи по вопросам экономики и железнодорожного строительства.

А в 1899 году он возвращается к сельскому хозяйству, но его снова ждут неудачи на этом поприще – в 1902 году имение продается с торгов. Анализируя деятельность Гарина-Михайловского по реформированию деревни, достаточно сказать, что на улучшение жизни крестьян (их образование, лечение, создание элеваторов, внедрение новых способов возделывания сельскохозяйственных культур, разведение племенного скота, обработку древесины и т.д.) им было истрачено несколько миллионных состояний, как унаследованных его семьей, так и заработанных на изысканиях и постройке дорог.

Огромные суммы денег были пожертвованы на поддержку передовой печати и развитие теорий социальных преобразований. Незадолго до внезапной смерти от паралича сердца Гарин-Михайловский, избранный в Харбинский социал-демократический комитет Маньчжурской армии, передает все имевшиеся у него сбережения большевикам, и семье приходится хоронить писателя по подписке.

Анализируя поступки и события жизни этого «разносторонне, по-русски даровитого» человека, нельзя не удивиться его подлинному бескорыстию, неистощимой любви к ближнему и вере в человека.

Однако письма Гарина-Михайловского служат доказательством того, насколько тернист и сложен был для самого писателя путь постижения и приятия мира. Ответом на сформулированный некогда Достоевским вопрос о принципиальной возможности любви человека к ближнему может служить письмо-исповедь Гарина-Михайловского от 7 июня 1879 года.

Писатель признается, что «всегда любил людей, немножко идеально смотрел на все», старался делать зависящее от него добро и «только к себе был недоверчив». Его любовь к людям происходила из твердой уверенности, «что люди стоят, ценят и понимают делаемое им». Но постепенно его вера в людей стала угасать, хотя он и продолжал делать добро, потому что зла делать не мог: «…мне жаль становилось этих жалких людишек, пошлость которых и негодный эгоизм – главные причины их страданий. Одним словом, я переставал любить людей, а вместе с тем и самого себя».

Гарин-Михайловский сетует на то, что, даже разуверившись в людях, не мог причинить им зла или отомстить, а напротив – продолжал помогать окружающим и превратился в собственных глазах в «бесхарактерного», «бессознательного» и «глупого» человека, «сознающего одно и продолжающего делать другое». Но любовь к будущей супруге помогла писателю преодолеть этот душевный надлом и примирила его с окружающими: «Теперь я хочу… трудиться, делать добро и приносить пользу людям, любя их и жалея…» .

На пути к спасению

Самоотверженный труд и неустанный поиск идеала, равно как помощь ближнему обогащают душу человека, даруют ему путь к спасению. Эта идея наиболее ярко отражена в рассказе «Сочельник в русской деревне», созданном на основе путевых зарисовок.

Завязку произведения составляют размышления спешащего в канун Рождества к своей семье автобиографического героя-повествователя о том, что в русской деревне, к сожалению, сочельник празднуется куда скромнее, чем в Малороссии. Сетуя на неспешность пути, герой сообщает ямщику о своем желании пожертвовать нуждающимся ради великого праздника и попадает в гибнущую от голода деревушку: рассказчик оказывается в ситуации, «когда вручить помощь некому», поскольку, изможденные голодом, люди «лежат колобами», и нет того, «кто ходит» .

Обойдя избы, герой находит «старца», «недужного, а умственного», способного «распорядиться», и одинокую старуху, оставшуюся с малолетним сиротой-внуком. Не о хлебе земном для малютки пекутся старики, перед лицом смерти помнят они о душе ребенка. Вдохновенные речи старухи о спешащем на землю Царе Небесном, что «сияет, как звездочки те», рождают в сердце внука самую искреннюю и непосредственную веру, во много раз превосходящую надежду взрослого на спасение. Божьим промыслом приведенный в этот забытый людьми угол герой-повествователь и страстно верующая старуха не могут сдержать рыданий, потрясенные готовностью малыша встретить Христа, сходящего в эту великую ночь на землю: «»Идет, идет…» – метнулся мальчик и судорожно протянул руку к серебряному следу летевшей и рассыпавшейся миллионами искр звезды».

В эту Рождественскую ночь возглас ребенка в темной избе пробуждает «могучую силу» в душе героя-повествователя и заставляет его «жить одним чувством с необъятной русской деревней» и всем миром.

В заключение хочется отметить, что литературная, общественная и благотворительная деятельность Гарина-Михайловского как неотъемлемые составляющие его жизни, жертвенное служение людям служат доказательством священных слов о том, что «не оскудеет рука дающего». Добро порождает добро, и даже несмотря на то, что корень всех неудач Гарина-Михайловского в реформировании сельского хозяйства таился в недоверии крестьян к «чудаку»-помещику, непонимании высоких замыслов, годы труда и «непротивления злу насилием» изменили отношение деревни к «барину».

Жена писателя-инженера расскажет в своих воспоминаниях о том, что перед октябрьской революцией крестьяне-переселенцы, воспитанные теми, с молчаливого согласия которых когда-то погибли в пожарах труды ее мужа, назовут новый поселок Михайловкой, в память «о доброте и сердечности» Николая Георгиевича. А после 1917 года крестьяне преподнесут в дар Надежде Валериевне Михайловской разросшийся фруктовый сад, посаженный некогда ее мужем и приносящий теперь немалый доход, способный пожизненно обеспечить ее и детей. Верная идеалам мужа, вдова откажется от подарка, объяснив, что ей достаточно «сердечного отношения… к памяти Николая Георгиевича» .

Образование и Православие

Предыдущая новость: Реабилитация наркозависимых: Забыть наркотик, вспомнить все

(голосов: 0)

Версия для печати Просмотров: 0



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика