Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Протоиерей Александр Новопашин: «Кино должно заставлять задумываться» [Мурманская епархия]

11.04.2013
Источник информации: Новосибирская и Бердская епархия
Адрес новости: http://www.orthedu.ru/eparh/6813-protoierej-aleksandr-novopashin-kino-dolzhno-zastavlyat-zadumyvatsya.html



Настоятель Александро-Невского собора в Новосибирске снимает художественный фильм о проблеме наркомании...

Настоятель Александро-Невского собора в Новосибирске митрофорный протоиерей Александр Новопашин снимает художественный фильм с рабочим названием «Меня это не касается», посвященный проблеме наркомании.

Протоиерей Александр Новопашин – известный миссионер, сектовед, по благословению Владыки Тихона более десяти лет назад организовал в Новосибирской епархии православную общину по реабилитации наркозависимых. Сегодня это целый епархиальный реабилитационный центр, состоящий уже из семи таких общин, в том числе одной женской. Кроме того, в Новосибирске действуют несколько общественных организаций, занимающихся реабилитацией лиц, страдающих алкогольной и наркотической зависимостью, которые духовно окормляются Новосибирской митрополией.

В 2009 году отец Александр стал автором документального фильма «Перелом», в котором на примере двух молодых людей, страдающих наркотической зависимостью, рассказал о методе православной реабилитации наркозависимых в епархиальном центре. В том же году фильм дебютировал на Открытом кинофестивале кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии в Анапе. Показ фильма состоялся в главном кинотеатре города, после его просмотра священник два часа отвечал на вопросы зрителей. Вел встречу Заслуженный артист России Юрий Беляев. Успех показа был настолько очевиден, что устроители кинофестиваля даже послали новосибирскому Владыке Тихону благодарственное письмо, в котором назвали фильм священника «неожиданным украшением кинофестиваля».

Затем был еще один документальный фильм - «Царь Болгарский» о ныне здравствующем последнем Православном Царе Cимеоне II. Фильм победоносно прошел через десятки православных и общественных кинофорумов, был показан за рубежом и вызвал много положительных отзывов.

Вскоре после этого события священник объявил, что собирается делать новый документальный фильм о тоталитарном сектантстве, однако спустя некоторое время появилась информация, что батюшка вернулся к теме наркомании и снимает на этот раз уже художественное кино. Причем в фильме задействованы не только артисты новосибирских театров. На съемки из Москвы прилетел Заслуженный артист России Юрий Беляев…

…Попасть на съемочную площадку оказалось нетрудно. Никакого оцепления не было, вход, что называется, свободный. Съемки ведутся на пустыре. Батюшка что-то живо объясняет своему сыну – оператору Кириллу Новопашину. Неподалеку стоят спецназовцы – в форме, в масках, с автоматами – все как положено. Я присоединяюсь к группе молодых ребят («Массовка!», - решил я для себя) и спрашиваю у кого-то, кивая на бойцов спецназа: «Настоящие?» «Ну а как же? Конечно!» - отвечает тот, с интересом поглядывая на меня: «Здесь все настоящее: и полиция, и наркоманы…» «В фильме снимаются бывшие и настоящие члены епархиального реабилитационного центра», - поясняет его спутник. В нем я узнаю прихожанина Александро-Невского собора, который сам когда-то был реабилитантом. Мы раскланиваемся с ним, как добрые приятели. «Говорят, что бывших наркоманов не бывает, - произносит первый мой собеседник – поэтому наркоманы здесь тоже настоящие». Я с ним категорически не согласен, считаю, что «бывшие» все-таки бывают, но об этом сильно не распространяюсь, поскольку это мое глубоко личное мнение. «Значит, вы – артисты?», - спрашиваю. «Вроде того», - улыбаются парни – «Играем самих себя».

Некоторое время я внимательно наблюдаю за происходящим на съемочной площадке. Постепенно начинаю понимать, что сейчас будут снимать захват «наркодилеров». Одна репетиция следует за другой, но автора сценария и режиссера фильма отца Александра все что-то не устраивает. «Когда же снимать-то будут?» - спрашиваю я проходящего мимо представителя съемочной группы, но он не обращает на меня внимания. «До тех пор, пока не отточат все до мельчайших деталей», - отвечает за него кто-то за моей спиной. «У батюшки все так: процесс съемок у него – дело для всех изнурительное».

Однако на улице хороший мороз, он начинает меня постепенно пробирать. Но держусь. Наконец, мое терпение было сполна вознаграждено. К «наркодилеровским» Жигулям подлетают две машины, из них выскакивают спецназовцы: крики, треск разбитого автомобильного стекла, автоматная очередь. «Все! Снято!» Ко мне подходит парень из Александро-Невского собора – другой, не тот, с кем я уже разговаривал. «Ну как? - спрашивает. - Есть о чем написать?» «Эмоций полно!», - отвечаю. «Еще бы! Особенно они переполнили того, в кого сейчас стреляли. Вроде бы готовился, знал, что будет, но от неожиданности… испугался!» «Да ну!» «Да вон он стоит, сами спросите!.. Нет, правда, здесь все по-настоящему».

А тем временем батюшка уже дает интервью новосибирскому телевидению. Слышу реплику журналиста, обращенную к священнику: «Не совсем обычное место для протоиерея….» «Совсем необычное!», - подумал я, подходя ближе. «Мне это часто говорили, когда я, по благословению правящего Архиерея, в качестве почетного гостя ежегодно приезжал в Анапу на кинофестиваль «Киношок», - сказал отец Александр. - Как священник, я оказался там востребованным. Актеры, кинорежиссеры, театральные критики подходили ко мне с вопросами, им нужна была моя помощь. Среди кинематографической богемы есть православные люди, которые регулярно исповедуются, причащаются – тогда для меня это стало приятным открытием».

«Мы говорим, - продолжает разговор батюшка, - что современное кино разлагает, но оно не изменится, если мы не станем делать хорошее, доброе кино, которое заставляет задуматься. Понимаете? Кино должно заставлять задумываться».

Священник сказал, что фильм хоть и снимается в стиле экшен (потому что при такой форме подачи материал лучше усваивается современной молодежью), на самом деле является по жанру социальной драмой. Можно было, конечно, сделать еще один документальный фильм, однако, по словам батюшки, на сегодняшний день такой подход будет не столь эффективным, как раньше. В борьбе за молодежь, погибающую от наркотиков, нужны новые формы работы, новые предложения, новые необычные ходы, о чем не раз говорил Святейший Патриарх Кирилл. И художественный фильм, автором сценария и режиссером которого является священник, возможно, хорошо впишется в такой формат…

…Я вновь на съемочной площадке. На это раз она разместилась в наркологическом стационаре. Сначала обрадовался, что на этот раз съемки проходят в помещении, а не на улице. Однако температура в комнате, предоставленной администрацией клиники для съемок, оказалась не жаркой, поэтому я решил остаться в верхней одежде. А вот актрисе Вере Долгодушевой было нелегко. Она играла наркоманку, лежала раздетая, привязанная к кровати, и была прикрыта одной простыней. «И сколько она вот так уже лежит?» - поинтересовался я у оператора Кирилла Новопашина. Кирилл неопределенно пожал плечами: «Часа два». «Ну а что же ты хочешь? - удивляется Кирилл – Вот, например, человек пересчитывает в подъезде деньги: что может быть проще? В фильме сцена займет четыре секунды, а мы снимали минут сорок. А здесь, - он кивнул в сторону актрисы, - все гораздо сложнее!»

Больничный стационар – женский. В палатах – обычные пациентки. Ну, почти обычные. Есть в их лицах нечто такое, от чего становится не по себе. Но когда девушки увидели вживую Заслуженного артиста России Юрия Беляева, который приехал к отцу Александру, чтобы сняться в его фильме в одной из главных ролей, то совершенно преобразились, похорошели, обступили известного актера, начали с ним фотографироваться.

Ловлю момент, чтобы поговорить с актрисой Верой Долгодушевой. Вера рассказала, что общалась с пациентками стационара, ей это помогло войти в роль. Но есть в больнице одна девушка, ее привезли три дня назад… Это страшно! Вера смотрит на меня, но по ее глазам видно, что мысленно она далеко: вновь переживает свою встречу с той девушкой…

…Наконец-то удалось задать вопросы отцу Александру!.. Съемочный процесс в разгаре. Модный бутик в центре города становится на полдня очередной съемочной площадкой. Неожиданно на площадке наступает затишье, и я упрашиваю батюшку уделить мне пару минут.

«На самом деле это фильм-размышление, фильм-предупреждение, фильм- приглашение к серьезному разговору, фильм-назидание, - говорит батюшка. – Однако мы знаем, что нынешняя излишне свободолюбивая молодежь не терпит назиданий. Как же тогда заставить молодых людей прислушаться к нашим словам? Как их вызвать на разговор? Через экшен, через активное действие, это то, что они любят».

Отец Александр сказал также, что этот фильм и для родителей. «После школы детей часто отпускают в одиночное плавание: «Ты уже взрослый, сынок (дочка), живи своим умом…» В наше время это недопустимо. Попасть в наркотический капкан очень легко, а вырваться из него невозможно….»

И я вспоминаю Юрия Беляева, герой которого говорит в фильме священника: «Я абсолютно убежден в том, что не существует более изобретательного, агрессивного, злобного, коварного существа, чем наркоман. Потому что тяга к этому злу невероятна, преодолеть ее даже человек с волей неспособен». А ведь когда-то это был послушный ребенок, занимался спортом, старался получать хорошие отметки, чтобы порадовать папу и маму...

«… Нельзя вот так взять и оставить молодого человека на произвол судьбы, - продолжает отец Александр. – Родители не должны окончательно выпускать детей из виду».

Священник подчеркнул, что фильм основан на реальных событиях. «Все, что мы хотим показать – правда. При написании сценария мне помогали наши реабилитанты, бывшие наркоманы, которые, обретя Веру в Бога, через Православие, с помощью Божией смогли сойти с пути, ведущего в ад. Они знают то, чего не знают другие. Они побывали там. Некоторые из них задействованы в эпизодах фильма, и это их вклад в профилактику наркомании, они своей игрой предупреждают своих сверстников о страшной беде, которая, возможно, уже стоит на пороге их дома, стучится в их двери».

Спрашиваю батюшку: «Все ли идет гладко?» Хотя знаю: сказать, что съемки проходят сложно, значит, ничего не сказать. Нет денег! Мне передали, что на днях отец Александр в сердцах говорил кому-то: «Наш фильм называют «малобюджетным кино», хотя на самом деле оно у нас «безбюджетное». Фильм снимается по заказу ФСКН по Новосибирской области, но все, чем могут помочь полицейские – это административным ресурсом и личным составом, который готов прийти на помощь хоть ночью. Тоже неплохо. «Нам многие идут навстречу, - говорит батюшка. – Ректор крупного вуза предоставил для съемки лекционный зал, хозяева бутика выдели под съемочную площадку часть своего магазина, директор одного из ночных клубов разрешил проводить ночью съемку. Узнав, насколько плохи наши дела, посильную помощь предоставляют наши постоянные благотворители. С миру – по нитке!»

Интересуюсь: «А каков хронометраж фильма?» «Надеюсь получится полный метр». «Это сколько?» - недоумеваю я. «Американская академия киноискусства, Национальный институт киноискусства и British Film Institute определяют фильм полнометражным, если он длится 40 минут или больше. В России полнометражным считается фильм продолжительностью не менее 52 минут. Вот, по этим стандартам и считаю», - отвечает батюшка.

Я замечаю, что мне стали известны отзывы московских артистов (например, Натальи Курдюбовой и Ильи Любимова из Мастерской Петра Фоменко) о вышедшем на днях трейлере фильма.

«Да, трейлер посмотрели многие артисты и режиссеры. На них он произвел хорошее впечатление. Но когда они узнали, на какие гроши мы снимаем - поразились: как мы вообще решились на такой шаг! «От отчаяния!» - отвечаю я. Профилактика наркомании у нас хромает на обе ноги. Прежние методы давно устарели, они уже не работают. Думаю, сегодня нужен инновационный, креативный, как сейчас говорят, творческий подход. На это нужно положить все силы. Каждый упущенный час – это чья-то жизнь. Нельзя молчать только потому, что нет денег».

Отец Александр говорит, что он далек от мысли, что его фильм кардинально изменит ситуацию, перевернет мир. Но если он заставит кого-то задуматься, остановиться, свернуть с гибельного пути, то, значит, было ради чего трудиться.

«Я верю, что фильм получится, верю, что он соберет зрителей, верю, что будет резонанс, - убежден священник. – Ведь все, что мы делаем, мы делаем по благословению Владыки Тихона. Это миссионерский проект, и с Божией помощью мы его выполним. Тем более что над ним безвозмездно трудится большое число людей, которым небезразлична жизнь и судьба их ближних. То, как живет наша молодежь и чем живет наша молодежь – это их касается. Отсюда и название фильма. Каждый, посмотрев картину, сможет сказать: «Меня это не касается», интонационно выразив свое отношение к этой проблеме. Если интонация будет вопросительной, то для нас это уже станет большой победой!»

Образование и Православие / Дмитрий Кокоулин, Русская народная линияe

Предыдущая новость: Проблемы высшей школы Следующая новость: "Великий Пост"

(голосов: 2)

Версия для печати Просмотров: 15



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика