Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Духовные стихи [Курганская епархия] []

18.10.2010

духовные стихи
18.10.2010 23:54
* * *
жизнь без любви – как ночь без сна.
не жизнь совсем, а прозябанье.
такая всюду тишина –
услышать можно звёзд дыханье.

летают от звезды к звезде
слова, в которых светит тайна:
господь сказал – любить людей…
так значит, это не случайно!

что нас от вечной тьмы спасёт,
поднимет в небеса – из гроба?
любовь преодолеет всё:
и равнодушие, и злобу.

и жизнь её не истребит,
и смерть её не одолеет…
тебя не любят – ты люби,
и в мире станет чуть теплее…
* * *
что ждёт нас впереди – мы знать не можем.
сегодня – не начало ли конца?
когда начнутся скорби, вечный боже,
твоею правдой просвети сердца.
кто выдержать подобное возможет,
коль не стяжал божественной любви?
когда придёт гоненье, светлый боже,
то благодать твою ты нам яви.
нас призраки грядущего тревожат,
ты мужество рабам твоим подай.
коль голод ждёт нас, всемогущий боже,
глаголом уст твоих нас напитай.
чтоб небо было нам всего дороже…
тогда пускай вокруг одни враги,
и смерть нас ждёт, прошу, бессмертный боже,
нам не предать тебя ты помоги.

соловьи.

соловьёв горько люди просили
не бередить их дум по ночам.
о забытой руси, о россии
невозвратная наша печаль.

о дремучей руси, неизвестной,
где синеют во ржи васильки.
о широкой медлительной песне
над разливом сибирской реки.

там за счастье россии достоин
каждый кровь и дыханье отдать.
там любой – это пахарь и воин,
там любая – хозяйка и мать.

как же нам не хватает нетленья
светлых дней и неспешных речей.
чистоты… чтобы пахло сиренью
у оврага, где плещет ручей.

и людей, перехожих и странных,
постучавшихся на огонёк.
не хватает крестов деревянных
на распутьях российских дорог…

где ты, русь? нам немного осталось –
утро… степь… серебрится роса.
ты ушла или здесь задержалась –
в родниках по сосновым лесам.

или времени бег не разрушит
неба синь, беспредельность полей…
…не тревожьте вы русскую душу,
соловьи, русской песней своей.


последнему русскому царю.

прости нас, царь, за подлость и измену,
прости, что разучились быть людьми.
прости за выстрелы в подвальных стенах,
прости нас за царицу с дочерьми.

прости за всех расстрелянных, сожжённых,
за всех, забывших своего царя.
за пустоту в соборах осквернённых,
за тишину в холодных алтарях.

прости нас – равнодушных, безучастных…
как без царя земля ещё стоит?
прости, что мы не плачем ежечасно,
что нами ты, помазанник, убит.

прости – как над тобою издевались!
на смерть и поруганье ты предан.
а в трудный час – прости! - все разбежались.
кругом измена, трусость и обман.

оставивший и скиптр, и порфиру,
увенчанный нетления венцом,
прости нас, царь, презревший блага мира.
прости и помолись перед творцом.

возможно ль бремя тягостней и горше –
своими ты оставлен и гоним.
и – государь… прости нас за алёшу.
…но мы себя за это не простим.

архиепископу луке войно-ясенецкому,
профессору, хирургу и святому.

век двадцатый – прошлый, непростой…
в общем, жил да был в стране советской
врач-хирург, учёный и святой –
жил на свете войно-ясенецкий.

он писал статьи, сидел в тюрьме –
верить в бога противозаконно!
в операционной на стене
вешал запрещённые иконы.

принял сан – весь мир был поражён! –
когда отрекались все от сана.
в ссылке он охотничьим ножом
делал операции крестьянам.

мир судьбы такой ещё не знал –
коммунисты перед ним вставали.
в чёрной рясе лекции читал,
с крысами сидел в сыром подвале.
как никто, любил свою страну –
а страна в тюрьме его гноила.
он прошёл хирургом всю войну –
поп и европейское светило.

от конгрессов – и до лагерей,
от больниц – до храмов… жил советский
врач, профессор и архиерей –
жил на свете войно-ясенецкий.

неверие

кто-то над землёю пролетел –
песню неизвестную он пел.
«мама, мама, ну а может
может это – ангел божий
ласковым своим крылом
осветил наш дом?»
«что вы, дети, что вы, дети,
не бывает так на свете,
ангел светлый по утрам
не слетает к вам.»
видно было белое крыло –
и внезапно стало так светло!
«мама, мама, это всё же
настоящий ангел божий!
как блестит его хитон!
как из света он!»
«что вы, дети, это солнце
заглянуло к вам в оконце.
знать пора вам свет –
никого там нет.»
видно было светлые глаза –
словно на старинных образах.
«мама, мама, посмотри же –
он всё ближе, ближе, ближе!
он поёт… поёт он песню.
мама, он такой чудесный!»
«что вы, дети, что вы, дети,
это просто в ветках ветер.
зря вы ищете чудес
от пустых небес.»
о, безверье взрослых на земле!
…видно было слёзы на стекле.
«мама, нет, скажи иначе –
светлый ангел горько плачет.
ты вздохни скорей
о душе твоей,
и скажи, что так бывает –
ангелы к земле слетают,
и всё хорошо…»
«дети, дождь пошёл.»

* * *
такого мир ещё не слышал…
с таким смириться нелегко:
кто хочет стать из вас всех выше,
стать прежде должен всем слугой.

со словом божиим бороться
нельзя. день истины придёт –
тот, кто смирялся, вознесётся,
кто возносился – тот падёт.

а чтобы не было сомнений,
чтоб слов никто не позабыл –
бог опустился на колени
и ноги у людей умыл…

* * *
кто нас в ночи холодной обогреет?
твоя, о мати божия, любовь.
для тех, кто равнодушием болеет,
ты горькое лекарство приготовь.

ты русский край от дней первоначальных
хранишь от запустенья и беды.
спустись с небес, заступнице печальных,
коснись сердец, закованных во льды.

мы – зрители. никто не отзовётся,
когда на помощь хрипло позовут.
повывелись в народе иноходцы,
все в ногу с современностью идут.

приди с небес, откликнись, пресвятая,
спаси всех тех, кто в мире мёртвых – жив.
снега от взгляда твоего растают –
не станет равнодушных и чужих.

нас исцели, о дево, от безверья,
и от богатства, и от суеты.
чтоб в мире жили – люди, а не звери…
коснись сердец, закованных во льды.

* * *
ночь. облака над озером ходили,
и тишина. безлюдье и покой.
а небо, всё в крупинках звёздной пыли –
здесь, рядом, стоит лишь подать рукой.

а озеро лежало меж камнями,
и в бесконечность упирался взгляд.
а купол неба – словно бы ты в храме,
и как стена алтарная – закат.

а ветер – певчий на вселенских требах,
и словно свечи – белые цветы.
а в книге вечности – земля и небо
точно обложка, первые листы.

но день придёт – и станет всё другое,
изменится в один великий миг.
и первую главу господь откроет
для чистых сердцем в вечной книге книг.

сей книги не читал никто из сущих,
в ней – миру неизвестные слова.
и в ней любая новая глава
ещё светлей и лучше предыдущих.

* * *
чтоб тебя все с радостью встречали,
в трудный час на помощь поспеши.
не оставь ты ближнего в печали –
ну хотя бы просто рассмеши.

со смеющимся будь весел тоже,
скорбных от унынья излечи.
если плакать с плачущим не можешь –
ну хотя бы просто помолчи.

и к тому, кто тяжело болеет,
с добрым словом вечерком приди.
…ну хотя бы жизнью всей своею
ближнего от смерти защити.

* * *
успели. мы, конечно же, успели –
найти и потерять, убить, спасти…
отбушевали белые метели,
отплакали осенние дожди.

и не понять – что не было, что было…
цвела сирень – а может. не цвела.
а может быть, и солнце отсветило,
а может, жизнь нелепая прошла?

я на нелепость жизни – не в обиде,
ведь свет на тьму так и не стал похож.
я, слава богу, очень часто видел –
предательство и верность, правду, ложь.

успели. мы успели слишком много –
накуролесить или начудить.
но шли – пусть не всегда прямой дорогой,
мы шли – и только богу нас судить.

потерпим… сколько нам ещё осталось,
чтобы понять – где истина, где ложь.
…и как бы светом тьма не притворялась,
но свет на тьму так и не стал похож…

упрямство

мне рука не нужна –
что я, маленький, что ли!
я и так побегу – всех больших впереди.
руку вырвал – пусти!
да пусти же на волю!
…отпустили меня и сказали – иди.

очень твёрдый асфальт.
есть закон непреложный –
если носом в асфальт, значит носу – беда.
а идти одному – это слишком уж сложно,
я уж лучше ползком –
как всегда, как всегда…

люди ходят не так?
да ведь я – из народа!
я для вас – ориентир. всех людей впереди
буду ползать всю жизнь…
…и не смейте свободу
ограничить мою – заставляя ходить!

* * *
мы ропщем – что ж ты, боже, не даёшь,
того, что мы желаем постоянно?
я, по большому счёту, всем хорош –
твою жестокость наблюдать мне странно.

а может, вовсе небеса пусты –
там нет великого и всеблагого?
…и вдруг твои исполнятся мечты –
всё, что просил – и мыслию, и словом.

и ты достигнешь с лёгкостью вершин,
к которым так отчаянно стремился.
и спросит бог: «ну что, ты счастлив, сын?
мечта в руках – ты своего добился».

а ты ответишь: «о жестокий бог!
зачем меня послушал ты сначала?
я так несчастен здесь, так одинок –
со мной такого прежде не бывало».

* * *
война гремела и земля горела…
кто говорит, что бога русь забыла?
русь плакала, сражалась и молила –
она победу вымолить сумела.

а матери о детях лили слёзы,
надеясь, что в печали бог поможет…
и под москвой невиданным морозом
остановила танки матерь божья.

горело небо. в небесах сражались.
и видно, очень близко к богу были.
и говорят, что на таран бросаясь,
кричали асы - господи, помилуй!

горел сам воздух в грохоте орудий…
кто говорит, что бога русь забыла?
не победить страну, в которой люди
пред смертью просят – господи, помилуй…

* * *
что за песни ручьи нам споют,
что за думы навеет нам ветер?
что за люди придут на рассвете,
постучатся, попросят приют?
ты для них не жалей ничего –
слышишь шёпот в берёзовых листьях?
хлеба ломоть – без всякой корысти,
ковш с холодной водой ключевой…
добрый носит прозванье глупца –
но не думай – пусть время другое,
попрощаются люди с тобою,
и уйдут с доброй мыслью в сердцах.
что спасёт нас при встрече с бедой,
как уйти узкой тропкою в небо?
может, хватит для этого хлеба,
и ковша с ключевою водой…

* * *
над городом ночь. печальная птица
над переплетением улиц кружится.
как много жёлтых окошек светит!
в окошках – кошки, цветы и дети.
и дети кричали – послушай, птица!
ты можешь с неба в квартиру спустится?
мы будем кормить тебя хлебом и кашей,
держать в тепле, чтоб была ты нашей. –
но птица в ответ говорила – дети,
живу я в небе – простор и ветер.
и я не хочу ни тепла, ни хлеба –
для жизни и счастья мне нужно небо!
здесь было родное одно окошко –
на подоконнике хлебные крошки.
старик жил… герань цвела ярко-алым.
ночами я в гости к нему прилетала.
теперь всё темно… и пыльные стёкла.
умер старик и герань засохла.
никто не ждёт меня – ночь проходит,
а птичие песни теперь не в моде.
мне б спеть про небо, про ночь и ветер…
хотите – послушайте песню, дети.
- нет, птица, не надо. спой лучше тучам.
по радио песни гораздо круче…

* * *
вьётся между рощами дорога,
льётся с неба божья благодать.
…что-то горя стало слишком много,
в одиночку мне не совладать.

что-то скорби стало слишком много,
что-то сердце тягостно щемит…
…если призову на помощь бога,
то меня унынью не сломить.

* * *
чей-то голос, негромкий и строгий.
запах ветреных дней января.
нас на родину манит дорога,
где рассветные звёзды горят.

если жить стало слишком уж трудно,
безысходность сдавила мне грудь –
здесь от наших неласковых будней
разрешает судьба отдохнуть.

где у чистых истоков былого
мне напиться воды бытия?
…возвращаюсь я в будни – и снова
силы есть пред бедой устоять.

* * *
зелёные кущи, зелёные чащи…
и дышит дорога простором манящим,
с ног ветер сдувает, шальной и летучий,
над лесом бескрайним нахмурились тучи.

дыши – и ты станешь душою сильнее…
весеннею дымкой поля зеленеют.
в просторы смотри, птичье пение слушай,
лечи позабывшую истину душу.

лесные озёра, лесные поляны –
врачует дорога все язвы и раны.
зелёные чащи, зелёные кущи…
любую дорогу осилит идущий.

* * *
над речкой задремавшей постою,
и позабуду все свои печали.
как соловьи в сорокино поют
короткими июньскими ночами!

такие трели льются из кустов… -
вмиг исцелятся все больные души.
этот мотив, забытый и простой,
ты, соловей, у ангела подслушал?

прости меня за мой неправый суд –
твой божий дар давным-давно известен.
тебя ведь тоже небеса зовут
своей полёту недоступной бездной..


осень
* * *
половинка луны – и неяркие звёзды.
не печальтесь о прошлых и радостных днях.
облетают берёзы – так скорбно и просто.
льдинки в лужах осеннее что-то звенят.
я пройду по широким молчащим полянам,
я пройду по пустеющим светлым лесам.
и луны половинка за тучею рваной
тихим светом своим озарит небеса.
что ж ты рвёшься, душа, под неласковым взглядом?
дни печали, быть может, уже сочтены.
тихим светом своим обогрей всех, кто рядом
ведь для этого хватит неполной луны….

* * *
в расплавленном золоте осень купалась,
о ком-то грустила, над кем-то смеялась.
в рассветном тумане, в рассеянном свете
кого-то искали печальные дети.
средь лжи – о непознанной правде томились.
и вечность искали. и к богу стремились.
искали небес – до последнего вздоха.
…игрушкою беса быть грустно и плохо.
споткнулись? упали? – но снова вставали.
и шли. и молились. и к небу взлетали.
пускай – искушенья, страдания, беды,
стремитесь к нетленному вечному свету.
игрушкою беса быть грустно и плохо.
ищите небес – до последнего вздоха.

лес

жёлтые берёзы, медные осины…
воздух – пей горстями. рыжики в траве.
наберу я счастья полную корзину –
лес, прими в объятья блудных сыновей.
ты людьми, как язвой тяжело болеешь –
терпишь, исцеляешь… нас же – гнать пора.
лес… дыханьем чистым сердце отогреешь –
вечно ввысь глядящий первозданный храм.

* * *
вздыхает ночь. лист серый облетает,
горюет дождь над площадью пустой.
и окна рыжим золотом мерцают –
в беззвёздной тьме холодною звездой.

в ночах дождливых, гулких и прощальных –
лишь шелест тьмы над городом седым.
кто в ризах тёмно-синих и печальных
проходит тихо по дворам глухим?

сплетаясь, кроны тополей чернеют…
её встречают здесь не первый год.
и пьяные молчат и каменеют,
и плачут, когда прочь она уйдёт.

то светит всем в её печальном взоре?
откуда, как пришла она сюда?
…в ночи на тёмно-синем омофоре
сияет рыжим золотом звезда.

* * *
клубнику собрал и варенье сварил…
засунул в рюкзак спозаранку,
и банку варенья вчера подарил.
…сегодня мне дарят три банки.
я заповедь божию узнаю,
дающий – всегда обретает.
я деньги кому-нибудь отдаю,
а мне с избытком хватает.
никак не могу загадку решить –
как может случиться такое?
другу отдам кусочек души –
а душа увеличится вдвое.

автор: в. полушкин



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика