Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

3 апреля – память преподобного Серафима Вырицкого (Муравьева)

02.04.2011
Источник информации: Православная газета (Екатеринбургская епархия)
Адрес новости: http://orthodox-newspaper.ru/events/anonses/at13510



Старец иеросхимонах Серафим Вырицкий (в миру – Василий Николаевич Муравьев) родился 31 марта 1866 года в деревне Вахромеево Ярославской губернии. В десятилетнем возрасте, после внезапной кончины отца, чтобы содержать себя и свою больную мать мальчик Вася отправился в Санкт-Петербург, где работал рассыльным, подручным приказчика, а затем и старшим приказчиком в торговых предприятиях Гостиного и Апраксина Дворов. Но с самых ранних лет в отроке было стремление к монашеской жизни.

В 14 лет он получил от одного из старцев Александро-Невской Лавры пророческое благословение: до поры оставаться в миру, творить богоугодные дела, создать благочестивую семью, воспитать детей, а затем, по обоюдному согласию с супругой, принять монашество. Так была явлена Василию воля Божия. Вся дальнейшая жизнь в миру стала для него подготовкой к жизни иноческой. Это был подвиг послушания, который длился более 40 лет...

Почти двадцать из них Василий Муравьев находился под окормлением преподобного старца Гефсиманского скита Свято-Троицкой Сергиевой Лавры иеромонаха Варнавы (Меркулова), что позволило заложить неколебимый фундамент, на котором происходило дальнейшее возрастание Василия Николаевича как великого подвижника благочестия.

Около 1890 года Василий Николаевич Муравьев вступил в брак, через два года открыл собственное дело и стал купцом 2-й гильдии. Со временем его контора по заготовке и продаже пушнины вышла на международный рынок. Молодой купец всего за несколько лет вышел в число 5-ти крупнейших мехоторговцев Петербурга и стал одним из самых состоятельных жителей столицы. В 1895 году Василий Муравьев стал действительным членом Общества по распространению коммерческих знаний в России, целью которого служило всемерное содействие Государю Императору в области национального экономического развития. По долгу христианского милосердия в течение многих лет Василий Николаевич Муравьев оказывал помощь ряду храмов, обителей и богаделен, самоотверженно служил неимущим и страждущим.

В 1905 году благочестивый коммерсант стал действительным членом известного на всю Россию Ярославского благотворительного общества, в состав которого входили многие замечательные пастыри и общественные деятели того времени, в их числе был святой праведный Иоанн Кронштадтский, а также архиепископ Тихон (Белавин), будущий Патриарх Московский и Всея России.

После кончины старца Варнавы Гефсиманского духовными наставниками Василия Николаевича Муравьева стали епископ Ямбургский Феофан (Быстров), бывший тогда ректором Санкт-Петербургской Духовной Академии, и будущий священномученик, епископ Гдовский Вениамин (Казанский).

В 1917 году Василий Николаевич пожертвовал большую часть своего состояния на нужды петроградских обителей и стал готовить себя к принятию монашества... В 1920 году Василий Николаевич Муравьев сделал свое последнее пожертвование – крупный вклад в Свято-Троицкую Александро-Невскую Лавру в размере 40 тысяч рублей в золотой монете, и поступил в нее послушником.

Верный ученик преподобного Варнавы Гефсиманского вначале собирался поступить в Свято-Троицкую Сергиеву лавру, чтобы подвизаться в Гефсиманском скиту у мощей своего духоносного наставника. Однако Господь судил иначе. Василий Николаевич неожиданно получил благословение митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина на принятие монашеского пострига в Александро-Невской лавре. Как оказалось, такой поворот дела был для него спасительным – обитель преподобного Сергия вскоре была закрыта властями. Так, Промыслом Божиим Василий Николаевич остался в Петрограде.

Вскоре митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин благословил постричь его в монашество одновременно с его супругой, поступившей в Воскресенский Новодевичий монастырь. Василий Николаевич Муравьев был пострижен в иноки с наречением ему имени Варнава. Вскоре он был рукоположен в иеродиакона, а в 1921 году митрополит Вениамин рукоположил отца Варнаву в иеромонаха.

В конце 1926 года отец Варнава принял великую схиму с именем Серафим и был избран братией духовником Лавры. Под его пастырское окормление собралось великое множество духовных чад – мирян, иноков, священников и архиереев Русской Православной Церкви, среди которых были выдающиеся иерархи: епископ Шлиссельбургский Григорий (Лебедев), митрополит Петроградский Серафим (Чичагов), епископ Петергофский Николай (Ярушевич) и архиепископ Хутынский Алексий (Симанский).

В конце 1927 года архиепископ Алексий (Симанский), тогда уже управлявший Новгородской епархией, приехал к духовнику Александро-Невской лавры за советом и молитвой. Владыке Алексию предложили содействие по выезду из советского государства за границу и он не знал, как поступить. С одной стороны, здесь, на родине для него был неминуем арест, да и всей Русской Церкви власть грозила уничтожением. Выехать из страны было редчайшей возможностью. Но старец убеждал его остаться, предсказав владыке Алексию его будущее служение за 18 лет до избрания на патриаршество. Указал лаврский схимник будущему Патриарху и срок его первосвятительского служения — 25 лет. Таким же образом неоднократно подавал он неоценимые советы и другим своим духовным чадам.

Часто люди, у которых по советам подвижника устраивалась жизнь, приходили с искренними слезами благодарить его, на что смиренный схимник кротко отвечал: «Что я? Преподобного Серафима благодарите — это по его молитвам нисходит к немощам нашим Небесный Врач...», или что «это Всеблагая Царица Небесная из беды вас вызволила — по вере вашей да будет вам...».

Смиренному схимнику было свыше открыто то, чего не мог постичь обычный человеческий ум. «Ныне пришло время покаяния и исповедничества, — укреплял всех отец Серафим, — Самим Господом определено русскому народу наказание за грехи, и пока Сам Господь не помилует Россию, бессмысленно идти против Его святой воли. Мрачная ночь надолго покроет землю Русскую, много нас ждет впереди страданий и горестей. Нам же остается только уповать на Бога и умолять Его о прощении. Будем помнить, что Бог есть любовь, и надеяться на Его неизреченное милосердие...». Многим в ту пору советовал батюшка обращаться к молитве Иисусовой: «Непрестанная молитва покаяния есть лучшее средство единения духа человеческого с Духом Божиим. В то же время она есть меч духовный, истребляющий всякий грех», - учил преподобный Серафим. Старец предвидел усиление открытых гонений, когда вся Россия превратится в единый концентрационный лагерь, и умная Иисусова молитва станет добрым средством спасения христианской души, оказавшейся в условиях безбожного государства.

Сразу после выпуска в 1927 году Декларации Митрополита Сергия (Страгородского) о лояльности Русской Православной Церкви к советской власти отец Серафим твердо принял сторону Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Несомненно, что лаврский старец, который в том же году предсказал патриаршество архиепископу Алексию (Симанскому), знал о дальнейшем пути многострадальной Русской Церкви. Всех вопрошавших он всегда уверял в необходимости поминать за богослужением существующие власти и имя Местоблюстителя Патриарха митрополита Сергия. «Так надо!» — убежденно говорил отец Серафим.

На поприще духовника Александро-Невской лавры иеросхимонах Серафим (Муравьев) пребывал почти три года. Во время ежедневных многочасовых исповедей старцу приходилось подолгу стоять на холодном каменном полу Свято-Троицкого собора. Главный храм лавры в ту тяжелую пору за недостатком дров почти не отапливался, и на стенах часто выступал иней.

Постоянное переохлаждение, неимоверные физические и душевные перегрузки постепенно дали о себе знать, и здоровье отца Серафима резко ухудшилось. Боли в ногах усилились и стали невыносимыми. Долгое время отец Серафим никому не говорил о болезни и мужественно продолжал служить и исповедовать. Лицо же старца было всегда озарено такой светлой радостью, что никто из братии подумать не мог, что батюшка в то же время терпит настоящую муку. Порою лишь голос его становился едва слышным. Настал день, когда отец Серафим просто не смог подняться с постели.

Новое испытание — болезнь — принял преподобный Серафим с удивительным спокойствием и благодушным терпением, словно очередное послушание от Бога. Не было в нем ни малодушия, ни недовольства. Непрестанно воссылая благодарения Господу, он говорил сочувствующим: «Я, грешный, еще не этого достоин! Есть люди, которые и не такие болезни терпят!» Время шло, но, несмотря на усилия врачей, здоровье старца продолжало ухудшаться. Ему шел тогда 64-й год. Медики настоятельно советовали уехать из города, и митрополит Серафим (Чичагов) немедленно благословил переезд старца в Вырицу.

Не прошло и двух лет, как власти решили через аресты и расстрелы монашествующих Александро-Невской лавры подвести ее духовное влияние в стране к полному уничтожению. В ночь на 18 февраля 1932 года было арестовано более пятисот иноков. И вот, в то время, когда с куполов сбрасывали кресты, тысячами разоряли обители и храмы, когда в лагерях и тюрьмах томились десятки тысяч священнослужителей, Господь воздвиг в Вырице храм нерукотворный, живой — чистое сердце отца Серафима. В истории Церкви не раз случалось, что во времена самых жестоких гонений и упадка веры Господь посылал в помощь людям Своих особых избранников — хранителей чистоты Православия. Таким избранником в России 30-40-х годов стал святой преподобный Серафим Вырицкий.

После переезда в Вырицу к врачам он уже не обращался, говоря: «Буди на все воля Божия. Болезнь — это школа смирения, где воистину познаешь немощь свою...».

Поначалу вырицкого подвижника посещали только епископ Петергофский Николай (Ярушевич) и другие, самые близкие духовные чада, но вскоре к блаженному старцу вновь устремился нескончаемый людской поток. Ехали к нему богомольцы из северной столицы и других городов, стекались жители Вырицы и окрестных селений. В иные дни это были сотни посетителей, которые с раннего утра и до глубокой ночи «осаждали» келию старца. Часто приезжали целыми группами или семьями. Обеспокоенные родные пытались оградить батюшку от излишних встреч, опасаясь за его слабое здоровье, но в ответ подвижник твердо сказал: «Теперь я всегда буду нездоров... Пока моя рука поднимается для благословения, буду принимать людей!».

Для множества страждущих отец Серафим был благодетелем, который не только помогал духовно, но и практическими советами, устройством на работу, а также и деньгами через добрых людей.

До последних дней своей земной жизни отец Серафим поддерживал, как мог, любимое детище святого праведного Иоанна Кронштадтского — Пюхтицкий Успенский женский монастырь в Эстонии. Вырицкого старца знали и любили насельницы обители, многие из которых именно по его благословению приняли монашество.

Отец Серафим был необыкновенно строг к себе от первых шагов в подвижничестве до самой кончины. В понедельник, среду и пятницу старец вообще не принимал никакой пищи, в некоторые дни он вкушал только часть просфоры и запивал ее святой водой. Крайне редко пил чай с малым количеством хлеба: пища была для подвижника как бы лекарством. При этом в своих непрестанных трудах на пользу ближних он проявлял завидную бодрость и неутомимость - благодать Божия несомненно подкрепляла его.

Священники вырицкой Казанской церкви еженедельно причащали преподобного Серафима Святых Христовых Таин. Помимо этого, в келии старца всегда хранились запасные Святые Дары и было все потребное для причащения.

Подражая своему небесному учителю, вырицкий старец принял на себя подвиг молитвы на камне. Живя в Вырице в доме на Пильном проспекте, он молился в саду на камне перед иконой преподобного Серафима Саровского. Сама жизнь старца была молитвою за весь мир, но она не удаляла его и от служения людям. Чем грешнее был человек, который приходил к отцу Серафиму, тем больше батюшка жалел его и слезно за него молился.

Время старческого служения вырицкого подвижника пришлось на период кровавого богоборчества в родной стране, Второй Мировой войны, послевоенной разрухи, и все эти годы Бог сохранял подвижника, дабы он своей жизнью и молитвой свидетельствовал о Христе. Чекисты неоднократно приходили арестовывать старца, и на одре болезни окормлявшего огромную паству, но так и не посмели тронуть его. В этом – несомненный Промысел Божий, оставивший праведника утешать и наставлять верующих, приводить к Богу заблудшие души.

Отец Серафим на деле исполнил святоотеческий завет: «Спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи». Многие из его деяний ознаменованы явными чудотворениями. Господь даровал ему прозорливость, он исцелял больных от неизлечимых телесных недугов, изгонял лукавых духов, предсказывал и предостерегал, но главным даром от Бога была его молитва.

Иеросхимонах Серафим Вырицкий отошел ко Господу 3 апреля 1949 года и был прославлен в лике святых Юбилейным Архиерейским собором Русской Православной Церкви в 2000 году.

Святые мощи преподобного Серафима Вырицкого покоятся в поселке Вырица в храме Казанской иконы Божией Матери.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика