Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Игумен Филипп (Рябых): Задача представительства Русской Церкви в Страсбурге — творчески участвовать в общем деле строительства единой Европы

30.04.2011
Источник информации: Екатеринодарская епархия
Адрес новости: http://www.orthodoxkuban.com.ru/bibl/letters/1158344870-igumen-filipp-ryabyx-zadacha-predstavitelstva-russkoj-cerkvi-v-strasburge-tvorcheski-uchastvovat-v-obshhem-dele-stroitelstva-edinoj-evropy.html



Сегодня, 04:32

Игумен Филипп (Рябых), недавно назначенный представителем Русской Православной Церкви в Совете Европы, рассказывает корреспонденту журнала «Огонек» о целях присутствия Московского Патриархата в европейских международных организациях. Интервью опубликовано в № 16 (5175) от 25 апреля 2011 года.

— Какова миссия Русской Православной Церкви в Совете Европы, зачем Церкви понадобилось присутствовать в этой светской европейской организации?

— Миссия Церкви в Совете Европы ничем не отличается от ее миссии в мире — служения спасению людей. Именно с этой точки зрения данная организация оказалась в фокусе особого внимания Русской Церкви. Здесь выносятся суждения о религиозной жизни европейцев, а также формируются стандарты общественного поведения и даются оценки различным общественно-политическим событиями в европейских странах. Начиная с 1990-х годов институты Совета Европы стали высказывать суждения, например, о внутренней жизни религиозных общин, роли религии в обществе, об абортах, о семье, нравственных вопросах, которые не могут устраивать верующих людей, поскольку противоречат евангельским заповедям. Здесь два выхода: либо уйти в непримиримую оппозицию к такому институту, либо вступить с ним диалог и попытаться найти решения, которые устраивали бы, в том числе и верующих. Русская Церковь выбрала второй путь. В 2004 году по решению Священного Синода Русской Церкви было открыто представительство Московского Патриархата в Страсбурге.

— Какие задачи ставил перед Вами Патриарх при назначении?

— Учитывая мою давнюю вовлеченность в разработку позиции Русской Церкви по правам человека и опыт международных контактов, Святейшей поставил передо мной задачу дальнейшего расширения церковной деятельности при Совете Европы. Мой предшественник — отец Филарет (Булеков) — заложил очень хорошую основу, построив работу представительства в Страсбурге с нуля. Мне предстоит приумножить достигнутое.

— Как воспринимает Совет Европы Ваше присутствие в стенах своей организации?

— В Совет Европы мы приходим так же, как и другие представители религиозных общин и гражданского общества. Однако такая открытость к сотрудничеству с религиозными организациями появилась совсем недавно. И Россия внесла свой вклад в изменение ситуации. В 2006 году, когда наша страна председательствовала в Комитете министров Совета Европы, продвижение межкультурного и межрелигиозного диалога было одним из приоритетов ее программы. Начав в 2007 году разработку Белой книги по межкультурному диалогу, в частности раздела, посвященного межрелигиозным отношениям, Совет Европы стал активно консультироваться с традиционными европейскими религиозными общинами. А буквально недавно, 12 апреля этого года, были приняты рекомендации ПАСЕ, в которых говорится о необходимости создания рабочего пространства для диалога Совета Европы и религиозных и нерелигиозных организаций. Вот какая дистанция пройдена всего за несколько лет.

— Церковь — довольно консервативная организация, как удается Русской Православной Церкви находить общий язык с представителями либеральной Европы?

— Церковь может находить общий язык с людьми разных политических взглядов, если в своей деятельности они прислушиваются к своей совести. Совесть — это некий встроенный в нас Богом «механизм», который точно подсказывает нам, что есть добро, а что зло.

Действительно, Совет Европы имеет репутацию рупора ультралиберализма в Европе. Так стало не потому, что людей с либеральными взглядами больше, а потому, что они более организованы и активны. Однако такие ценности, как права человека, демократия и верховенство права, важны и для людей консервативных взглядов. Задача церковного представителя состоит в том, чтобы по возможности строить добрые отношения с разными силами, при этом, конечно, не поступаясь христианскими принципами.

— Как складываются отношения у представителей разных конфессий на площадке Совета Европы, например, объединяетесь ли Вы с католиками в достижении каких-либо целей, если да, то каких?

— Некоторые решения Совета Европы вызывают непонимание не только у православных верующих, но и у многих католиков, протестантов и представителей других религий. В таких случаях мы стремимся работать вместе. Например, наши общие нарекания вызвала резолюция Ассамблеи «Дискриминация на основе сексуальной ориентации и гендерной идентичности», принятая в 2010 году.

При этом религиозные организации не пытаются сколотить какую-то клерикальную партию Европы для защиты своих корпоративных интересов. В Церкви именно миряне призваны устраивать светскую жизнь на христианских основаниях, а мы, клирики, должны молиться, проповедовать и вдохновлять их на это дело. Поэтому церковное представительство в Страсбурге развивает контакты с политиками, общественными деятелями и экспертами, которые и являются главными действующими лицами в Совете Европы. Например, в 2002 году было организовано Европейское христианское политическое движение, а в 2010 году оно было признано политической партией.

— Вы также являетесь настоятелем прихода Всех святых в Страсбурге, кто Ваши прихожане?

— Я очень рад тому, что стал настоятелем православной общины в Страсбурге. Без нее представительская работа в Совете Европы была бы «сухим» делом. Пока я еще не встречался с членами прихода, так как ожидаю оформления документов для долгосрочного пребывания во Франции. Насколько я знаю, есть костяк общины, состоящий из нескольких десятков людей. Работает воскресная школа, организован хор. Есть одна очень важная задача — построить храм. В январе этого года муниципалитет Страсбурга проголосовал за выделение участка земли под строительство храма и приходского центра в непосредственной близости от зданий Совета Европы и Европейского парламента. Теперь нужны попечители, которые бы помогли обустроить этот уголок русского мира в центре Западной Европы.

— В свое время Патриарх Алексий II, выступая в 2007 году в ПАСЕ, говорил о новом поколении прав, «противоречащих нравственности, а также в оправдании безнравственных поступков с помощью прав человека». Изменилась за четыре года ситуация или нет?

— Что-то меняется. Приведу один конкретный пример. На сессии ПАСЕ в октябре прошлого года на рассмотрение депутатов был вынесен проект резолюции «Доступ женщин к установленному законом медицинскому обслуживанию: проблема нерегулируемого использования практики отказа по религиозным и иным убеждениям». Инициаторы обсуждения темы весьма жестко критиковали практику отказа врачей от совершения абортов по своим религиозным убеждениям и настаивали на законодательном запрете таких отказов. Против принятия документа выступили многие депутаты, отмечая, что подобные действия приведут к нарушению права на свободу совести. Их позиция была поддержана Представительствами Русской Церкви и Ватикана в Страсбурге. В результате достаточно эмоциональной дискуссии с минимальным перевесом голосов победила точка зрения, поддержанная религиозными представителями. Документ даже получил другое название — «Право на отказ по соображениям совести в рамках предоставления медицинских услуг».

— Отец Филипп, а были ли случаи в истории Совета Европы, когда требовалось вмешательство представителя Русской Православной Церкви, если да, то какие?

— Слово «вмешательство» как-то некорректно звучит. Обычно так говорят, когда речь идет о чужих делах. Представительство Русской Церкви находится в Страсбурге не для того, чтобы совать нос в чужие дела, а для того, чтобы творчески участвовать в общем деле строительства единой Европы, касающемся всех европейцев, и верующих, и неверующих.

— Кто и на что чаще всего жалуется в Евросуд из России, касаемо религиозной сферы?

— Я не смогу назвать точную цифру и дела. Лучше об этом навести справки в Министерстве юстиции. Жалобы в Страсбургский суд направлены против государства. Но нередко в таких жалобах критикуются не просто судебные действия властей, но и сами порядки и традиции страны. Классические случаи касаются жалоб новых религиозных движений на нарушение их прав в России. Порой мне кажется, что как в самих жалобах, так и в решениях по ним сквозит некое недовольство тем, что в нашей стране религиозное большинство составляют не эти религиозные движения.

— Руководство Русской Православной Церкви часто упрекают в экуменизме, не является ли присутствие Церкви в Совете Европы дополнительным раздражителем для религиозных консерваторов — противников экуменизма?

— Присутствие Русской Церкви в Страсбурге никак не связано с экуменизмом. Конечно, есть люди, которых в принципе будет всегда раздражать церковная активность. Они имеют право на свое мнение, так же как и Церковь — на ведение своей работы.

— Кто из мировых религий представлен на площадке Совета Европы?

— Помимо православных здесь работают католики, протестанты, мусульмане, иудеи и другие. У католиков есть особый статус. Государство Ватикан является наблюдателем при Совете Европы.

— Из Православных Церквей помимо Русской Православной Церкви кто присутствует в Совете Европы? Русская Православная Церковь Зарубежом, например, имеет своего представителя?

— Надо отметить, что Православные Церкви Европы больше проявляют интерес к диалогу с Европейским Союзом, чем к диалогу с Советом Европы. Это понятно, так как практически все православные народы Европы проживают в государствах — членах ЕС. Поскольку Русская Церковь Заграницей является частью Московского Патриархата, то в ее отдельном представительстве нет необходимости.

— На какие процессы Русская Православная Церковь может повлиять или влияет в Страсбурге?

— Со времен ее основания у Церкви есть все возможности, чтобы влиять на мировоззрение людей, которое лежит в основе всех их решений и поведения. Как церковный представитель я хотел бы работать в Страсбурге, руководствуюсь этим подходом, а не заниматься лоббированием неких корпоративных интересов.

— Почему Вы, выпускник МГИМО, выбрали церковную карьеру? Ведь здесь, в Страсбурге, Вы могли оказаться и дипломатом?

— Я окончил МГИМО в 2001 году, став специалистом по политологии и международным отношениям. В 2005 году там же защитил кандидатскую диссертацию по политологии. После окончания университета я хотел стать просто священником, не думая о церковной дипломатии. Но в тот момент на жизненном пути я повстречал митрополита Кирилла (ныне Патриарх Московский и всея Руси), который пригласил меня работать в Отдел внешних церковных связей и который сильно повлиял и продолжает влиять на мое формирование в качестве церковного служителя. Тогда меня и вдохновила возможность соединить мои знания в области дипломатии и служение Богу.

— Сколько Вы знаете языков?

— Помимо родного русского — французский и английский.

— Что может церковная дипломатия из того, чего не может светская? То есть чем Церковь может помочь светским дипломатам, в том числе и на площадке Совета Европы?

— Церковная дипломатия может апеллировать не к функциям, которые выполняет человек, а напрямую к его совести и сердцу. Порой это является самым сильным фактором, влияющим на решение того или иного вопроса.

Беседовал Павел Коробов

29 апреля 2011 г.


Патриархия.ru



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика