Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Храмы связывают времена и поколения. Интервью архиепископа Пантелеимона «Орловской городской газете»

08.06.2011
Источник информации: Орловско-Ливенская епархия
Адрес новости: http://www.orel-eparhia.ru/publications/2011/06080



8 июня 2011 - 17:20

орел, 8 июня. свою беседу с обозревателем еженедельника «орловская городская газета» аллой давыдовой высокопреосвященнейший архиепископ орловский и ливенский пантелеимон посвятил проблемам, поднимаемым в местной прессе в связи с началом воссоздания петропавловского собора в орле.

— владыка, в последние недели мы являемся свидетелями острой публичной дискуссии вокруг идеи строительства кафедрального собора. некоторые даже задаются вопросом: зачем орловцам этот храм? что бы вы им ответили?

— каждое место, которое отмечено наверху куполом или сводом и увенчано крестом, носит название храма — место славы господней и место пребывания божественной силы, благодати, которая слушает и внимает человеку. это очень древние отношения между богом и человеком на особых местах, местах жертвенных. не везде после грехопадения адама люди молились и обращались к всевышнему, а только на отмеченных местах, и отмеченных силой господней. потому что в священном писании сказано: «за грехи твои проклята земля». то есть господь этим как бы говорит: я отнимаю от земли свою добрую волю, и теперь ты будешь работать на ней сам, и с тобою будет бороться вся природа. «волчцы и терния она будет порождать тебе, и в поте лица будешь ты есть свой хлеб». и по сей день этот закон божьего приговора греху активно действует.

и затем уже возникают понятия скверны, греха, и понятия святости, жертвенности, чистоты. не всякое место может быть отведено под храм, тем более христианский. место под храм освящается особым чином, особыми молитвами, и призывается дух святой, благодать господня на это место, чтобы люди приходили туда со своим внутренним миром, подчас грязным, испорченным, а уходили очищенными. в болоте человек не может отмыть грязь с тела, нужна чистая вода, живая, движущаяся, проточная, а еще и мыло нужно... это примитивный пример, но так происходит и с духовной жизнью человека. вот таким местом очищения является храм господний. сознание верующего человека устремляется именно в это место с полным убеждением, что оно помогает ему жить и проявлять себя как творение божие, как личность не только во внутреннем, но и во внешнем мире. поэтому каждый храм есть жертвенник для господа и для спасения рода человеческого. и всякое разрушение святого места наказуемо. бог отнимает свою благодать и силу от тех, кто разрушает.

весь двадцатый век в нашей стране разрушали святыни и убивали душу народа. мы как верующие люди пожинаем сегодня плоды, которые сеялись на бесплодной почве атеизма, безбожия. в советской стране были успехи, но затем случились большие потери в разных сферах: экономике, науке, сельском хозяйстве. в понимании верующих, это произошло потому, что всё созидалось на пустом месте, без благословения божия. лучше быть убитым, чем отречься от господа. для верующих людей в настоящее время любое восстановление храма, возврат святыни является актом восстановления справедливости в отношении бога и символом возврата всего общества к богу как гаранту спокойной, нравственной, обеспеченной, мирной жизни рода человеческого.

и пока не будет восстановлена честь и слава господня в нашей стране, не будет порядка, а будет вечное смятение. жестокость, безнравственность, аморальность будут все более утверждать себя, разрушая наше общество, нашу страну.

для нас есть одно спасение: возвратиться к вечным святыням, к истинам, которые даёт нам вера. потому что христианская религия требует от человека постоянно учиться морали, нравственности, самоконтролю, работе над собою, воспитанию себя. понятие греха, разрушающей силы сопутствует человеку всю жизнь, и он всегда должен бороться с грехом. когда утрачивается понятие добра и зла, белого и черного, тогда наступает страшное время насилия: родители убивают своих детей, дети убивают родителей. был такой случай в орловской области, когда 17-летний мальчик убил мать, чтобы завладеть квартирой. или замерзла учительница, мать двоих детей, которой никто в зимнюю пору не открыл дверь и не пустил в дом. это страшно. и мы понимаем, что это от безбожия, от отсутствия в людях страха божьего. страх божий — это не страх смерти или тюрьмы, или еще чего-то, это чувство глубокой ответственности перед богом и ощущение близости всемогущей руки божьей, которая помогает тебе оставаться человеком, особенно в сложных ситуациях. она выражается через веру, надежду, любовь. но этим качествам души надо учиться. и этому учит храм, церковь, священник. главный труд священника — быть учителем, пастырем духовным.

может быть, это слишком длинная преамбула к нашему разговору, но
россия сегодня изменилась, россия, которая не знала замков, особенно в сельской местности, не знала открытых повседневных грабежей, пьянства, разврата, практически не знала абортов. и не бросала детей, если погибали их родители. в христианской россии был очень верующий народ. сегодня мы наблюдаем страшное явление: у нас полные дома брошенных деток. так будет продолжаться до тех пор, пока человек не скажет: «господи, прости мне, помоги мне поднимать моих детей». вера помогает оставаться человеком. а без веры, особенно в россии, человек низко опускается. как можно было разграбить фермы, заводы, даже если они остановились, — ну пусть стояли бы эти машины, пусть закрыты были бы окна и двери этих ферм, — может быть, когда-то это снова станет востребовано человеком. мы сами всё растаскиваем! а самое страшное — экология: земля стонет и вопиет. завалили мусором и грязью дубравы, красивые, уникальные места, сотни, тысячи тонн грязи и мусора скапливаются на земле. а ведь слово божие учит человека: не плюй на землю — там выращивается хлеб, не бросай хлеб на землю — он подобие причастия, не обижай людей, чтобы не было слез. а сегодня мы видим все это в действии наоборот. бесчестие, жестокость, наглость...

людей надо учить, и храм — это училище. можно, говорят, обойтись без храма, но тогда нарушается закон почитания господа, который возглашает со времен пророка моисея, праведного авраама строить богу жертвенники на особых местах для поклонения творцу. это закон, который мы не имеем права менять как верующие люди. а новозаветный закон покаяния требует восстановления поруганных святынь старого времени, когда предки наши строили эти храмы, молились в них, каялись, рождались и умирали. и затем приходили новые поколения... храмы связывают времена.

кафедральные храмы, где служит епископ города, занимают особое место во главе всех храмов области. и здесь скрыт большой смысл, понятный только верующим людям. если в городе нет главного храма — это все равно что человек без рук. должна быть особая святыня, напоминающая об ответственности каждого человека, и в том числе властей предержащих, за судьбу города, страны.

кафедральный собор — это некая доминанта, завершающая невидимый духовный дом, духовное пространство, в котором люди защищены от происков темных сил. таким храмом был иерусалимский. каждый человек тяготеет к тому месту, где происходили события с иисусом христом, где люди знали истинного бога. стремление создать свой иерусалим характерно для всех городов и стран. орёл — не исключение. тем более что обида за поругание предков наших и разрушение их святынь требует исторического восполнения этих утрат. поэтому вопрос о созидании кафедрального собора в духовном плане стоит очень остро. до тех пор не будет успеха у орловцев и счастья в семьях, пока не будет воздвигнут этот великий и святой храм.

— почему же люди, называющие себя православными, верующими и даже воцерковленными, выступают противниками строительства собора? разве они не знают тех истин, о которых вы говорите?

— это заблуждающиеся люди. больно, когда начинают нападать на храм.

наши оппоненты даже не стесняются кощунственно брать в свидетели перст божий. я боюсь, как бы этот перст не наказал их самих. пройдут года, и это может отразиться на их судьбах за эти слова. ведь никакое слово не бывает бесследно. и эти люди, бездумно выступающие против господа, а они выступают именно против господа, а не против собора, пожнут то, что сеют, в своих семьях, в своем здоровье, в самих себе. я молюсь и призываю священников молиться за их заблудшие души, чтобы господь их умудрил, спас, сохранил и не принял бы это их заблуждение всерьёз и не обратил бы свой гнев на такой их лепет против собора. эти люди выступают и против своего народа, против будущности жителей города, их нравственности.

говорят, что собор строили дворяне. а кто мог строить храмы на руси в то время? у кого были деньги? все храмы брянщины, смоленщины, московской, киевской земли, да и по всему лицу земного шара — строили те, кто имел средства, кого называли эксплуататорами народа. но они вкладывали средства в эти храмы, а молиться приходили простые люди — ремесленники, крестьяне, рабочие. и сегодня наша паства — это трудолюбивый русский народ, не олигархи, хотя и среди них немало верующих людей.

орловцы столько пережили, перестрадали за веру свою, орёл имеет много святынь, и восстановление чести орла, его значимости, как и любого города, произойдёт тогда, когда будет восстановлено главное духовное здание. та библиотека, которая строится, в сочетании с собором покажут, что орел вновь возвращается на позиции высококультурного и интеллектуального города. ведь до революции орел был передовым городом во всех отношениях. он не был захудалым провинциальным городом, здесь шла активная жизнь. надо, чтобы она вновь восстановилась.

и наконец, сама справедливость требует, чтобы всё мрачное, тёмное уходило демократичным путём. а вот это «не пущать» собор говорит о попытке диктатуры, об угрозе деспотии одной части интеллектуальных личностей над десятками тысяч других верующих орловцев. и о насилии над памятью людей, пострадавших от всего того трагичного, что было в нашей стране.

говорят, что храм был изначально построен в память о подавлении крестьянского бунта. может быть и так. но что такое бунт? это кровь, насилие, разрушение. страдали и погибали и те, кто поднимал восстание, и те, кто был насильственно уничтожен. бунт — это разбойническое явление.

и это хорошо — ставить такие памятники, чтобы мы учились жить в истинной демократии, взаимопонимании, чтобы поняли: никакое насилие не приводит к успехам, а только к разрушению. чтобы это не повторялось, необходимо строить такие взаимоотношения в обществе, как учил иисус христос, делиться в конце концов лишними рубашками с теми, у кого их нет. другого пути я не вижу. я никогда не разделял мнения о насильственном наказании, убийствах, расстрелах. это не воспитывает человека. воспитывает только сам человек. и вся классика на этом строится, даже та, которая отрицает божественность происхождения мира, участие творца в судьбах мира. но мы верим так.

и пока не будет восстановлен собор, не будет снято проклятие с орла, которое пало на него в свое время через кровь мучеников — священников, детей, убиенных в 20 столетии, город так и будет в сегодняшнем состоянии. хотя наши оппоненты пишут в газетах разное, порой от самих себя, не опираясь на какие-то религиозные представления или исторические факты, мы, однако, не соглашаемся и утверждаем, что кафедральный собор должен быть построен.

— владыка, какое место лично вам кажется предпочтительнее для возведения кафедрального собора?

— собор должен был бы быть восстановлен, скажу прямо, на своем историческом месте, где стоял изначально. если это место передали бы нам, перевели бы библиотеку во вновь строящуюся, то здание можно было бы реконструировать в том виде, каким и был петропавловский собор. но христианская церковь никогда не была разрушительницей, и разрушать библиотеку — это обидеть тех, кто дорожит ею, переживает за книгу. к тому же церковь сама всегда являлась вместилищем знаний и к наукам относится с уважением.

поэтому попечительский совет рассматривал несколько мест для строительства. конечно, сколько человек, столько и подходов, и мнений. но главное, на что мы ориентировались, — чтобы выбранное место тяготело к старому месту постройки. это очень важно в духовном плане. мы не цепляемся конкретно за место на территории парка. если нам укажут другое, лучшее место, — пожалуйста. мы говорим: «дайте хорошее место. решите этот вопрос христа ради!» место должно быть достойно собора, города, нашей религии и должно оказать честь поколениям верующих людей и всех добрых людей города. место на краю парка подходит по многим параметрам, и об этом ваша газета уже написала. его посмотрел и благословил наш старец отец илий.

я удивляюсь только тому, что там кусок земли продан в частные руки. почему же никто из наших уважаемых газетчиков не шумел и не шумит на эту тему, почему никто не делает исследования? как можно было продать кусок муниципальной земли в центре города? неужели такая бедность, что нужно оклады с икон продавать? так было, в голодные времена люди снимали оклады с икон и меняли на хлеб — и снова святыня помогала выживать!

мы понимаем, что темные силы всегда против. но вот исследования историков говорят о том, что на этом месте пролито много крови человеческой. а храмы ещё ставили на местах погребений или страданий и мучений человеческих, потому что о вечности заботились. на этом месте было здание тюрьмы, где люди страдали, там расстреливали невинных, в том числе многих представителей духовенства. как на таком страшном месте могут быть качели-карусели? ведь эта земля, пока она не будет освящена храмом, будет излучать энергетику смерти и несчастий. храм не просто станет украшением места, он должен освятить и погасить её.

— на последней сессии городского совета звучали голоса против строительства именно в этом месте. вероятно, некоторых депутатов задело, что решение о выделении места было объявлено как принятое без их согласия.

— может быть, информация была не совсем правильно подана на брифинге в мэрии. конечно, эти решения принимаются городским советом. благодарю депутатов от всего сердца, что они согласились с тем, что собор нужен городу, что не выступают против его строительства. а что касается места, то пусть решают.

и я сейчас через вашу газету обращаюсь к ним: господа депутаты, ещё и ещё раз прошу вас рассмотреть этот вопрос. но не забывайте, что вас избирали и православные люди.
хочу сказать, что церковь не будет строить кафедральный собор на выгонках, на выселках, как это предлагалось кем-то, — потому что это плевок городу в лицо, всем православным, всему священству. собор должен стоять в центре города. это вопрос нравственный. бог сегодня на нашей стороне. хотелось бы, чтобы ваши разум и добрая воля возобладали.

— уже говорилось о том, что на строительство собора будут использованы деньги жертвователей. вы это подтверждаете?

— да, есть спонсоры, которые готовы пожертвовать крупные суммы на строительство этого храма. никаких бюджетных денег использовано не будет. вы знаете, есть также много состоятельных орловцев, желающих участвовать в финансировании строительства. когда люди видят, что делается доброе дело, их сердца начинают требовать возможности участия, и тогда открываются кошельки для доброго дела.

если было бы принято решение о выделении места, мы готовы уже сейчас начать подготовку к строительству.

— владыка, орловско-ливенскую епархию и вас как её главу некоторые сми упрекают во взаимовыгодном сотрудничестве с властью...

— нация живет и духовной жизнью, и политическими пристрастиями, она живет и единством военного могущества страны, которая может постоять за ее граждан. она живет глубокой надеждой на то, что власть — от президента до руководителя самого маленького поселения — является защитницей единства страны, семьи, общества и гарантом того, что на жилище не надо вешать запоры, ставить решетки, гарантом неприкосновенности всех свобод, которые даны человеку и которые сегодня попираются. власть самим характером служения стране должна быть объединяющим началом и устранять вражду, чтобы она не превратилась в бойню, а через законные права люди могли бы сотрудничать, и, наконец, она должна защищать любовь между людьми. я глубоко убежден: этому помогает только храм.

кафедральный собор, объединяющий все храмы, в любом городе утверждает единоначалие во властных, светских, государственных структурах. поскольку мы единоверный народ, православный, вобравший в себя и другие народы. потому и сегодня церковь сотрудничает с властью, помня заповедь, что нет власти не от бога. а власть такова, каков морально-нравственный облик у всего народа, всей нации. за людей, облеченных властью, надо молиться. молиться, чтобы благодать господня давала этим людям мудрость, разум, терпение, силы разумно руководить страной, областью, городом. это цель и задача церкви.

сегодня церковь свободна, она не зависит от власти никаким образом. и это хорошо. но церковь идет к власти, чтобы вместе созидать хорошее. и над многим здесь, в орловской области, мы работаем. может быть, мало говорим об этом.

церковь никогда не была орудием, разрушающим властные структуры и государственность. она всегда давала оценку действиям власти с духовной позиции. так и сейчас происходит. но не через насилие. когда церковь слышит призывы к насилию, мы выступаем категорически против. насилие — это преступление, грех против народа, против страны. мы ведь сами избирали всех наших президентов, депутатов и соглашаемся со всеми назначениями — значит, надо соблюдать законы. конечно, сегодня россия на перепутье, когда закон — это узда, как говорит апостол павел, против греха и разрушения нормальной гражданской жизни. и нам нужно беречь сегодняшнюю власть, какая бы она ни была, чтобы завтра она была лучше, а послезавтра — еще лучше.

русская церковь никогда не была закрытой от общества. православие с момента крещения созидало новое государство. сначала это была киевская русь, затем — московское царство, потом великая российская империя и даже советский союз. ведь церковь оказалась в эпицентре борьбы с фашизмом, и руководители страны признали авторитет церкви. и только хрущёв стал снова притеснять церковь, а сталин, может, и со своей целью, но широко распахнул двери для церкви, и тогда было сотрудничество с государством. в конце концов, фонд мира, который тогда существовал, финансово содержался за счет взносов русской православной церкви. а сегодня у нас есть возможность прямо участвовать в благотворительных делах, воспитательных вопросах в стране.

сегодня, например, брошенных детей содержит власть, государство. и спасибо, что бюджет работает над этим. народ опустился, бросая своих детей, а государство их воспитывает. я много езжу и вижу боль этих малышей. и в этом направлении мы с властью сотрудничаем, стараемся помочь.

священнослужители не участвуют в выборной системе, себя не выдвигают, но как граждане мы участвуем в выборах, мы голосуем вместе со своей паствой. поэтому нам ценно и дорого сотрудничество лично с губернатором, лично с мэром, с депутатами всех уровней.
мы сегодня совместно с властью стремимся в области сохранить то, что осталось. в дмитровском районе сохранили роддом, больницу, будем освящать. а где же были наши оппоненты, когда это всё разрушалось? почему же они не призывали в своих статьях не разрушать это?

церковь ни о чем не кричит, а просто берётся и делает, там, где есть силы и возможности. будет больше возможностей — будет больше и работы.

— означает ли это, что помимо строительства кафедрального собора в центре города вы планируете восстанавливать и строить храмы в других местах, на окраинах?

— эта работа уже делается. есть много мест в орле, где надо строить новые храмы. в разрастающихся жилых микрорайонах, например. на кладбищах всегда строились храмы или часовни для освящения этих мест. в наших планах — установление памятных знаков, крестов или часовен, на месте разрушенных храмов, например крестовоздвиженской церкви. места массовых расстрелов во время гражданской войны, репрессий, фашистских казней мы также хотели бы отметить. но это всё не в один день, а постепенно. об этом опять же надо вести разговор и с властями, и с обществом.

как можно увековечить память? только молитвой. церковь никогда не забывает ушедшие поколения рода человеческого. ведь и сама жизнь дана богом, и она требует, чтобы мы это сохранили. и если бог даст нам жизни, мы с вами увидим эти новые храмы и памятные места. мы верим, что эти святыни будут ослаблять темные силы, которые нападают на род человеческий.

в районах области тоже есть движение по восстановлению старых храмов. мы их берем на учёт. даже если храм стоит в поле, но нет людей, — что ж, надо консервировать, чтобы дальше не было поругания. надо приезжать туда хотя бы раз в год, чтобы акафисты, молебны послужить тому святому, которому он был посвящён: откуда знаем мы, пройдёт, может, ещё сто лет, и на это место вернутся люди, именно храм призовет их. вернутся орловцы к своему родному пепелищу и станут восстанавливать...

уже и сейчас возвращаются люди в родные места, восстанавливают храмы на орловщине. удивительное чувство тяготения к родной земле. и меня это умиляет до слёз. поживут люди в столицах, других городах, наживут какое-то состояние и приезжают, чтобы храму помочь. вот что происходит с человеком, он просыпается от чёрствости, эгоизма, бесчувственности. на родную землю он начинает смотреть как на источник жизни, вдохновения и будущности. только в этом мы и спасёмся.

с восстановлением кафедрального собора церковь связывает восстановление нравственного облика города и, конечно, его жителей.

кафедральный собор носит имена петра и павла. эти имена в христианском мире не мифические, останки святых лежат в риме, и любой верующий может увидеть их мощи. они явились главными движителями христианской мысли, морали, которая, на наш взгляд, постепенно побеждает.

беседовала алла давыдова
орловская городская газета. — 2011, 8 июня.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика