Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Начало славянской письменности

23.05.2011
Источник информации: Екатеринодарская епархия
Адрес новости: http://www.orthodoxkuban.com.ru/main/1158344920-nachalo-slavyanskoj-pismennosti.html



Вчера, 10:54

Ниже публикуем отрывок из учебного пособия протоирея Бориса Пивоварова «Православная культура России» (глава 1, § 5), рассказывающий о начале славянской письменности…


О книге


Православная культура России: Учебное пособие для учащихся старших классов школ, гимназий и лицеев. Новосибирск: Православная Гимназия во имя Преподобного Сергия Радонежского, 2002.— 150 с.— Хрестоматия: с. 151–358.— Словарь: с. 359–366.— Библиогр.: с. 367—376: ил.

Издание представляет собой учебное пособие по новому учебному курсу «Православная культура России».

Цель курса — донести до российского школьника ясное и доступное свидетельство о православной культуре России. Учебное пособие ставит задачи показать истоки православной культуры, определить источники и пособия для ее изучения, выявить культурно-историческую связь между различными периодами отечественной истории, рассказать о наиболее выдающихся памятниках православной культуры России. Рассматриваются такие виды церковного искусства,как храмостроительство, иконопись, книжное искусство, хоровое пение, колокольный звон, а также монастырская культура. В основу курса положен источниковедческий подход.

Учебное пособие содержит иллюстрированную хрестоматию, являющуюся органичной частью курса. В конце пособия приведены словарь терминов и полный список литературы ко всему курсу. Автор учебного пособия протоиерей Борис Иванович Пивоваров — магистр богословия, учитель отечественной истории и богословия высшей категории. Пособие рассчитано на учащихся 10–11 классов средней школы, завершающих свое школьное образование и уже имеющих знакомство с отечественной и мировой историей и культурой.

Рекомендовано Управлением образования Администрации Новосибирской области в качестве учебного пособия при проведении факультативных, историко-культурологических курсов в школьном и региональном компоненте базисного учебного плана.

В 2004 году подготовлена электронная версия учебного пособия. С ней можно познакомиться по ссылке: http://pkr.orthgymn.ru/



ГЛАВА 1. ИСТОКИ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ

§5. НАЧАЛО СЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ


С детства мы привыкаем к буквам нашего русского алфавита и редко задумываемся о том, когда и как возникла наша письменность. Начало письменности — особая веха в истории каждого народа, в истории его культуры. В глубине тысячелетий и столетий обычно теряются имена создателей письменности того или иного народа или языковой семьи. Но у славянской письменности совершенно удивительное происхождение. Благодаря целому ряду исторических свидетельств нам известно о начале славянской письменности и о ее создателях — святых Кирилле и Мефодии.

Язык и письменность являются едва ли не самыми важными культурообразующими факторами. Если у народа отнять право или возможность говорить на родном языке, то это будет самым тяжким ударом по его родной культуре. Если у человека отнять книги на родном языке, то он лишится самых важных сокровищ своей культуры.

Взрослый человек, оказавшись, например, за границей, вероятно, не забудет свой родной язык. Но у его детей и внуков возникнут большие трудности с освоением языка родителей и своего народа. Русская эмиграция XX века, исходя из своего многотрудного опыта, на вопрос «Какое место занимают родной язык и родная литература в отечественной культуре?» дает весьма однозначный ответ: «Первостепенное!».

Откуда мы знаем о просветительной деятельности братьев Кирилла и Мефодия и о начале славянской письменности?


Современниками и учениками первоучителей славян были составлены их жития на церковнославянском языке. Эти жизнеописания прошли многовековую проверку на достоверность и до сего дня славистами всех стран признаются важнейшими источниками по истории славянской письменности и культуры.

Лучшее издание древнейших списков жизнеописаний Кирилла и Мефодия, подготовленное совместно русскими и болгарскими учеными, было выпущено в свет в 1986 году[1]. Здесь содержатся списки житий и похвальных слов Кириллу и Мефодию XII–XV веков. Факсимильное[2] издание в этой книге древнейших житий просветителей славян придает ей особую значимость. Читая рукописные жития и похвальные слова Кириллу и Мефодию, мы проникаем в глубь столетий и приближаемся к истокам славянской письменности и культуры.

Кроме житийной литературы сохранилось интереснейшее свидетельство древнеболгарского писателя конца IX – начала X века черноризца Храбра, написавшего первый очерк по истории создания славянской письменности.
Если же спросить славянских грамотеев так:

Кто вам письмена сотворил или книги перевел,
То все знают и, отвечая, говорят:
Святой Константин Философ, нареченный Кириллом, —
Он нам письмена сотворил и книги перевел[3].

Родиной братьев Константина (так звали святого Кирилла до принятия им монашества) и Мефодия была Македонская область Византии, а именно главный город области — Фессалоники, или по-славянски Солунь. Отец будущих просветителей славянских народов принадлежал к высшему слою византийского общества. Мефодий был старшим, а Константин младшим из семи его сыновей. Год рождения каждого из братьев точно неизвестен. Исследователи относят год рождения Мефодия ко второму десятилетию IX века.

Константин очень рано научился читать и удивлял всех своей способностью к освоению других языков. Он получил всестороннее образование при императорском дворе в Константинополе под руководством лучших в Византии наставников, среди которых выделялись будущий Константинопольский патриарх Фотий — знаток античной культуры, создатель уникального библиографического свода, известного под названием «Мириобиблион», — и Лев Грамматик — человек, удивлявший соотечественников и иностранцев своей глубокой ученостью, знаток математики, астрономии и механики.

В Житии Константина о его образовании сообщается: «За три месяца он изучил всю грамматику и взялся за другие науки. Изучил Гомера, геометрию и у Льва и Фотия изучал диалектику и другие философские учения, кроме того — риторику, арифметику, астрономию, музыку и другие эллинские науки. И так он изучил все это, как не изучал этих наук никто другой»[4].

Преподанная святым Кириллом славянская азбука способствовала не только развитию самобытной славянской культуры, но и являлась важным фактором развития молодых славянских наций, их возрождения и освобождения от духовной опеки, переходящей в гнет, иноземных соседей. То, что сделали святые Кирилл и Мефодий, послужило фундаментом, на котором построено прекрасное здание нынешней славянской культуры, занявшей свое почетное место в мировой культуре человечества.

Митрополит Никодим (Ротов).
Из речи «Апостолам равные», сказанной к 1100-летию кончины святого Кирилла


Античное наследие и всю современную светскую науку учителя Константина считали необходимым предварительным этапом к постижению высшей мудрости — Богословия. Это соответствовало и древнецерковной христианской научной традиции: знаменитые отцы Церкви IV века Василий Великий и Григорий Богослов, прежде чем вступить на церковное служение, получили образование в лучших учебных заведениях Константинополя и Афин. Василий Великий даже написал специальное наставление: «К юношам, о том, как извлекать пользу из языческих сочинений».

Житийная литература, сохранившая для нас драгоценные сведения о жизни и научной деятельности солунских братьев, закрепила за Константином имя Философ (т.е. ‘любящий мудрость’). В связи с этим особый интерес вызывает эпизод из детства будущего просветителя славян. Семилетним мальчиком Константин видел сон, который рассказал отцу и матери. Стратиг (начальник области), собрав всех девушек Солуни, сказал ему: «Избери себе из них, кого хочешь, в супруги, на помощь (тебе) и сверстницу свою». «Я же, — рассказывал Константин, — рассмотрев и разглядев их всех, увидел одну прекраснее всех, с сияющим ликом, украшенную золотыми ожерельями и жемчугом и всей красотой, имя же ее было София, то есть Мудрость, и ее (я) избрал». Заняв после окончания курса наук кафедру философии в Мангаврской высшей школе Константинополя, где прежде учился сам, Константин Философ исполнял также обязанности и патриаршего библиотекаря. И, в «книгах прилежа»[5], он все более возвышался от книжной мудрости к высочайшей Премудрости, готовясь к великой миссии — просвещению славянских народов.

Эпохальное значение для всего славянского мира имело посольство Константина в Моравию в 863 году. Моравский князь Ростислав просил Византийского императора Михаила III направить к нему проповедников, владеющих славянским языком: «Земля наша крещена, но нет у нас учителя, который бы наставил и поучил нас, и объяснил святые книги. Ведь не знаем мы ни греческого языка, ни латинского; одни учат нас так, а другие иначе, от этого не знаем мы ни начертания букв, ни их значения. И пошлите нам учителей, которые бы могли рассказать о книжных словах и о смысле их».

«Учить без азбуки и без книг — это все равно, что писать беседу на воде», — отвечал Константин Философ императору Михаилу, когда тот предложил ему отправиться с просветительной миссией к моравским христианам. Константин Философ составил славянам азбуку и вместе с братом перевел первые тексты из Евангелия и Псалтири. Таким образом, 863 год в истории славянской культуры отмечен как год создания славянской азбуки, ознаменовавшей начало славянского просвещения.

Слово

Молчат гробницы, мумии и кости, —
Лишь слову жизнь дана:
Из древней тьмы, на мировом погосте
Звучат лишь Письмена.
И нет у нас иного достоянья!
Умейте же беречь
Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,
Наш дар бессмертный — речь.


И.А. Бунин

Переводческая работа Константина Философа началась с Евангелия от Иоанна. Первыми словами, начертанными славянскими буквами, были начальные слова пасхального евангельского чтения: {Искони бЁ Слово} — В начале было Слово (Ин. 1, 1).

Евангелие от Иоанна выделяется из числа всех библейских книг изобилием религиозно-философских понятий и категорий. Через церковнославянский перевод этого Евангелия, сделанный Кириллом и Мефодием, в славянский язык и обиход славянской философии вошли многие философские (онтологические, гносеологические, эстетические, этические) и иные термины: «свет», «просвещение», «истина», «человек», «благодать», «жизнь» («живот»), «мир», «свидетельство», «власть», «тьма», «полнота», «знание», «вера», «слава», «вечность» и многие другие. Большинство из этих терминов прочно закрепилось в языке и литературе славянских народов.

Великий день Кирилловой кончины —
Каким приветствием сердечным и простым
Тысячелетней годовщины
Святую память мы почтим?
Какими этот день запечатлеть словами,
Как не словами, сказанными им,
Когда, прощаяся и с братом, и с друзьями,
Он нехотя свой прах тебе оставил, Рим…
Причастные его труду,
Чрез целый ряд веков, чрез столько поколений,
И мы, и мы его тянули борозду
Среди соблазнов и сомнений.
И в свой черед, как он, не довершив труда,
И мы с нее сойдем и, словеса святые
Его воспомянув, воскликнем мы тогда:
«Не изменяй себе, великая Россия!
Не верь, не верь чужим, родимый край,
Их ложной мудрости иль наглым их обманам,
И, как святой Кирилл, и ты не покидай
Великого служения славянам».


Ф.И. Тютчев
1869


Создание славянской письменности не являлось только изобретением азбуки со всеми знаками, характерными для письменного выражения речи, и терминотворчеством. Была проделана также колоссальная работа по созданию нового инструментария славянской письменности. Книги, которые переводили с греческого и писали на славянском языке Кирилл и Мефодий, содержали образцы целого ряда литературных жанров. Например, библейские тексты включали исторический и биографический жанры, монологи и диалоги, а также образцы самой изысканной поэзии. Выходившие из-под пера первоучителей богослужебные славянские тексты большей частью предназначались для произнесения нараспев или даже для хорового исполнения и служили тем самым развитию музыкальной культуры славян. Первые переводы патристических текстов (творений святых отцов) на славянском языке включали в себя произведения философского характера. Первые же церковно-канонические славянские сборники содержали переводы памятников византийского законодательства, то есть положили начало правовой литературе славян.

Каждый литературный жанр имеет свои особенности и требует собственных словесных форм и изобразительных средств. Создать полноценный инструментарий славянской письменности, который, с одной стороны, сохранял бы природную красоту славянского языка, а с другой — передавал все литературные достоинства и тонкости греческих оригиналов, — это поистине задача для нескольких поколений. Но исторические источники свидетельствуют, что эта огромная филологическая работа была проделана солунскими братьями и их непосредственными учениками в поразительно короткий срок. Это тем более удивительно потому, что у православных миссионеров Кирилла и Мефодия хотя и было прекрасное знание славянского наречия, но не было ни научной грамматики, ни словарей, ни образцов высокохудожественной славянской письменности.

Вот что говорится в одном из многочисленных отзывов современных ученых о филологическом подвиге Кирилла и Мефодия: «В отличие от других практиковавшихся в ту эпоху способов записи славянской речи славянское письмо Константина-Кирилла представляло собой особую законченную систему, созданную с тщательным учетом специфических особенностей славянского языка. Переводы произведений, в которых Константин и Мефодий пытались найти для всех особенностей данных памятников адекватное выражение, означали не просто возникновение литературного языка средневековых славян, но его сложение уже сразу в тех зрелых, развитых формах, которые вырабатывались в греческом тексте оригиналов как результат многовекового литературного развития»[6].

Может быть, кто-то до Кирилла и Мефодия и делал опыты по созданию славянской письменности, но на этот счет существуют только гипотезы. А многочисленные исторические источники свидетельствуют именно о Кирилле и Мефодии как о создателях славянской азбуки, письменности и книжности.

Впрочем, история создания славянской письменности имеет одну весьма интересную загадку. В IX веке у славян появились практически одновременно две системы письма: одна получила название глаголицы, а другая — кириллицы. Какая из азбук — кириллическая или глаголическая — была изобретена Константином Философом? Многие ученые склонны считать, что первой славянской азбукой была глаголица. Другие считают, что святой Кирилл изобрел кириллицу. Может быть, первоучителями славян были созданы обе эти системы письма, но в дальнейшем наибольшее распространение получила кириллица, которая стала основой современной русской азбуки. Но как бы впоследствии ни разрешились наукой эти вопросы, свидетельство исторических источников о братьях Кирилле и Мефодии как о создателях славянской письменности и книжной культуры остается неизменным.

Православная миссия Кирилла и Мефодия стала также решающим фактором для формирования единого культурного пространства славянских народов. В XIX веке знаменитый русский археограф архимандрит Леонид Кавелин в книгохранилище Хилендарского (сербского) монастыря на Афоне нашел и опубликовал рукопись «Слово учителя нашего Константина Философа». В нем Константин Философ обращается ко всем славянским народам: «Темже услышите словени вси… Слышите, словенск народ весь… Се же все мы, братие словени, замышляюще, глаголем свет подобающ…».

Переводить византийский текст на русский язык — благодарный и радостный труд, потому что современному переводчику энергично помогают его древние предшественники; историческая судьба русского языка раскрыла его навстречу специфическим для Византии возможностям сцеплять и сплетать слова. По-английски или по-французски этот же текст можно только пересказывать, безоглядно жертвуя его словесной тканью, и даже немецкому переводу дано приблизиться к подлинному складу эллинского витийства лишь на почтительное расстояние. Воплощенная в языке традиция русской культуры связана с византийским наследием очень цепкой, очень реальной и конкретной связью. Не следует забывать об этом.

С.С. Аверинцев. «Поэтика ранневизантийской литературы»

К кому было обращено слово просветителей Кирилла и Мефодия? Ко всем народам славянского мира, который в IX веке в языковом отношении был не столь разделенным, как в последующие столетия. От Балтийского моря на севере до Эгейского моря и Адриатики на юге, от Лабы (Эльбы) и Альп на западе и до Волги на востоке расселялись славянские племена, именования которых донесла наша «начальная летопись»: моравы, чехи, хорваты, сербы, хорутане, поляне, древляне, мазовшане, поморяне, дреговичи, полочане, бужане, волыняне, новгородцы, дулебы, тиверцы, радимичи, вятичи. Все они говорили на «языке словеньском» и все получили от своих первоучителей просвещение и родную литературу.

Константин Философ, приняв незадолго до своей кончины монашество с именем Кирилл, скончался в 869 году. Мефодий пережил своего младшего брата на 16 лет. Перед смертью Кирилл завещал брату: «Мы с тобою, как два вола, вели одну борозду. Я изнемог, но ты не подумай оставить труды учительства и снова удалиться на гору (в монастырь)». Святой Мефодий исполнил наказ своего брата и до конца земной жизни трудился над переводом Библии, богослужебных книг и церковно-правовых сборников. Скончался Мефодий в 885 году, оставив после себя много преемников, знающих и любящих церковнославянские книги.

Величайшая заслуга Кирилла и Мефодия перед славянским миром состояла еще и в том, что они всюду старались оставлять своих учеников — продолжателей дела просвещения славянских народов. Их ученики продолжили православную миссию в Моравии и Паноннии, а через следующее звено преемников кирилло-мефодиевские книжные традиции достигли южной Польши, Словении, Хорватии и Болгарии.

Кирилло-мефодиевская православная миссионерская традиция, в отличие от западно-католической, характеризовалась тем, что устная проповедь Евангелия, церковная служба и школьное обучение — все это совершалось на родном языке тех народов, которым последователи Кирилла и Мефодия несли православие и православную культуру. Особенно важное значение имело введение славянского языка в богослужение, потому что в ту пору богослужебный язык был одновременно и языком литературы.

С Крещением Руси книги на славянском языке стали очень быстро распространяться и на Русской земле. «В „Повести временных лет”, внимательной ко всем событиям русской культуры, нет ни имен, ни дат, связанных собственно с русской письменностью. И это, несомненно, потому, что Кирилл и Мефодий были в сознании книжников Руси истинными создателями единой для всех восточных и южных славян письменности. Русское „Сказание о переложении книг на славянский язык”, помещенное в „Повести временных лет”, начинается словами: „Бе един язык словенск”. Далее в этом „Сказании” говорится: „А словеньскый язык и рускый одно есть”, — и несколько ниже снова повторяется: „…а язык словенски един”»[7].

В настоящее время в российской культуре церковнославянский язык чаще всего осознается как язык молитвы и православного богослужения. Но этим его значение не исчерпывается. «В целом значение церковнославянского языка для русского состоит в том, что он представляет собой умещенную в одной плоскости всю историю русского языка, ибо в церковнославянском одновременно функционируют памятники, восходящие к деятельности славянских первоучителей — преподобного Нестора, митрополита Илариона, Кирилла Туровского, преподобного Максима Грека и далее до наших дней»[8].

О судьбоносном значении церковнославянского языка и церковнославянской письменности для отечественной культуры писал в своем «Предисловии о пользе книг церковных в российском языке» М.В. Ломоносов: «Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго Церковь Российская славословием Божиим на словенском языке украшаться будет»[9].

Русская Православная Церковь до сего времени свято хранит церковнославянский язык как язык своего богослужения. Следовательно, русскому языку, несмотря на все испытания, упадок не грозит. Высокая культурная планка, которую поддерживает церковнославянский язык, поможет сохранить красоту, богатство и силу русского языка и родной литературы.

ЛИТЕРАТУРА


«Сказание о письменах» черноризца Храбра.

Азбучная молитва.

Ломоносов М.В. Предисловие о пользе книг церковных в российском языке.

Лихачев Д.С. Русский язык в богослужении и в богословской мысли.

Панин Л.Г. Церковнославянский язык и русская словесность.

Сказания о начале славянской письменности.– М.: «Наука», 1981.

Истрин В.А. 1100 лет славянской азбуке.– 2-е изд., испр. и доп.– М.: «Наука», 1988.

Верещагин Е.М. История возникновения древнего общеславянского литературного языка: Переводческая деятельность Кирилла и Мефодия и их учеников.– М.: «Мартис», 1997.

Уханова У.В. У истоков славянской письменности.– М.: «Муравей», 1998.

Флоря Б.Н., Турилов А.А., Иванов С.А. Судьбы кирилло-мефодиевской традиции после Кирилла и Мефодия.– Спб.: «Алетейя», 2000.

Протоиерей Борис Пивоваров. У истоков славянской филологии и философии // «Филологъ», 2000, № 1, с. 2–6.

Сноски


1 – Жития Кирилла и Мефодия.– М.-София, 1986.

2 – Факсимильный — ‘точно воспроизведенный’ (от лат. fac simile ‘делай подобное’).

3 – Полный текст «Сказание о письменах» черноризца Храбра помещен в 3{хрестоматии}.

4 – Здесь и далее в параграфе отрывки из жития цитируются по изд.: Жития Кирилла и Мефодия.– М.-София, 1986.

5 – Т.е. имея прилежание к чтению книг.

6 – Флоря Б.Н. Сказания о начале славянской письменности и современная им эпоха // Сказания о начале славянской письменности.– М., 1981, с. 24, 33.

7 – Динеков П.Н., Лихачев Д.С. Дело Константина-Кирилла Философа и его брата Мефодия // Жития Кирилла и Мефодия.– М.-София, 1986, с. 11.

8 – Панин Л.Г. Церковнославянский язык и русская словесность // Слава вам, братья, славян просветители.– Новосибирск, 1996, с. 70. (Полный текст статьи приведен в 7{хрестоматии}.

9 – Полный текст «Предисловия» помещен в 5{хрестоматии}.


Публикуемый текст можно найти поссылке: http://pkr.orthgymn.ru/textbook/p05.html


Пресс-служба Екатеринодарской и Кубанской епархии



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика