Проект «Епархия» / Разное

Проект «Епархия»
   

Версия для печати

Разное

Беседа с митрополитом Викентием в прямом эфире телеканала «Союз» и радиостанции «Воскресение»

10.08.2011
Источник информации: Православная газета (Екатеринбургская епархия)
Адрес новости: http://orthodox-newspaper.ru/events/at18246



Здравствуйте, дорогое друзья, зрители телеканала «Союз». В эфире программа «Архипастырь» и в студии архиепископ Викентий - теперь уже Ташкентский и Средне-Азиатский. Владыка, благословите наших зрителей.

- Бог благословит всех нас!

- Сегодня, наверное, все верующий Русской Православной Церкви, больше всего, особенно после последнего заседания Священного Синода в Киеве, обсуждают вопрос административной реформы вЦеркви. Когда из состава крупных епархий выделяются новые епархии. Это коснулось не только Екатеринбургской, выделено несколько епархий из состава Владивостокской, Красноярской, Тюменской, Ростовской, Мордовской. Казалось бы, очень много об этом говорится, и в решении Священного Синода смысл разъяснен, и наши священнослужители об этом говорят. Но, к сожалению, все равно пока есть недопонимание и даже какая-то проскальзывает обида на священноначалие: зачем делятся епархии… Давайте еще раз для всех наших зрителей, а их очень много, чтоб не было недопонимания, каких-то превратных толкований объясним, для чего выделяются новые епархии?

- Во-первых, надо понимать, что  все, что делает священноначалие нашей Церкви, оно делает для пользы Церкви. И если мы, верующие люди, не понимаем, что делается «наверху», как сейчас говорят - в Патриархии, в Священном Синоде, то мы должны просто принимать это со смирением и послушанием воли Церкви. Потому что это делается не просто потому, что так захотелось кому-то, а делается для пользы Церкви, для того, чтобы усилить влияние Церкви на общество. Чтобы можно было бы каждому архиерею иметь определенную, немногочисленную паству, чтобы можно было почаще встречаться со своей паствой, почаще служить на приходах.

Вот у нас в Епархии – 530 приходов. Если  даже служить каждый день, не хватит года, чтобы все приходы объехать, послужить, пообщаться с прихожанами, со священнослужителями. Мне приходилось очень много ездить, часто служить, и бывать во многих уголках нашей очень большой епархии, но этого недостаточно для того, чтобы более активно священнослужители исполняли свои обязанности. А сейчас приняты очень нужные, важные решения Архиерейского Собора - о социальном служении, о миссионерском служении, о катехизаторском служении, об оглашении, о приготовлении людей к церковным таинствам. Поэтому на все это нужно иметь более пристальный глаз архиерея, который бы руководил и на местах смотрел, чтобы все это исполнялось более качественно, на должном уровне. Хотя мы встречались все вместе и на наших собраниях говорили об этих требованиях, но я сам вижу, что не все наши священнослужители близко к сердцу все это принимали. Где-то у кого-то все получалось хорошо, а кто-то не понимал, что делать и как делать. Но когда будут такие более компактные епархии на территории области, я думаю, что архиерей сможет объехать все приходы.

С другой стороны, в нашей епархии потенциал еще очень больной. Мы должны открывать еще не одну сотню храмов. Взять хотя бы один город Екатеринбург. Если судить по тому, как строились храмы до революции, то нам нужно в Екатеринбурге иметь около полутора тысяч храмов, а если по области – еще в три раза больше.

Так что работы очень много, и я думаю, что новые архиереи, которые прибудут на новые епархии, открытые Синодом, как раз и будут в этом направлении трудиться, чтобы открыть больше храмов. Потому что нужно сделать так, как Святейший Патриарх сказал, чтобы храмы были в шаговой доступности для людей. Почему для того, чтобы развращаться, создаются условия, чтобы человек пошел покурил, выпил, сблудил – все у него рядом. В Екатеринбурге 450 ночных клубов работает… Почему не сделать так, чтобы была какая-то альтернатива? Давайте сделаем и храмы, чтобы человек мог прийти в храм, душу свою очистить, омыть покаянием, освободиться от тяжести греховной. Почему это не сделать? Это обязательно нужно сделать.

Конечно, одному архиерею все это объять невозможно сразу, на это нужны годы, но мы не должны ждать годами, нам нужно сейчас это делать. Потому что зло прогрессирует, оно действует очень активно, и нам нужно тоже активизировать свою деятельность, чтобы добро превалировало над злом, чтобы добро доминировало над всеми этими процессами развращения. Вот поэтому Святейший Патриарх и Синод и решают эти вопросы, чтобы дать Церкви возможность более активно участвовать в жизни нашего общества, и чтобы вера Христова была услышана в большем количестве народа.

Я смотрю на современное общество и вижу, что то, о чем мы вещаем, о чем мы говорим, до многих еще не дошло. Мы не достучались еще до многих сердец. Значит, нужны еще какие-то средства, пути, для того, чтобы каждый услышал голос Божий, голос Церкви, голос евангельского учения. Чтобы человек мог правильно выбрать путь, который он считает важным для себя.

Когда я общаюсь с молодежью, спрашиваю их: вы почему пошли такими путями, казалось бы, окольными. Сейчас вот вы в церковь ходите, а раньше были в буддизме, кришнаизме... И они отвечают: если бы мы сразу познакомились с этой здоровой пищей, мы бы не искали по разным местам где-то что-то получить, что душа требует. Душа изранена, но мы надееемся на излечение в Церкви и думаем, что будет все хорошо… Почему бы не дать человеку сразу то, что ему требуется: пищу добрую и хорошую, здоровую для его души. А мы сначала создаем ему такие условия, чтобы он питался сначала всякими суррогатами, а затем излечиваем. Зачем лечить, если человека можно не доводить до болезни, а сразу создать ему такие условия, чтобы он был здоровым, сильным и душой и телом. На эту тему можно говорить очень много. Но я думаю, что очень мудро все делается Синодом.

Вот посмотрите, город Афины, там несколько миллионов людей живет, но каждый район города имеет свою епархию, своего епископа, на Кипре тоже самое. Когда я там говорил, что у меня 500 приходов, все  удивлялись, как я справляюсь, а у них там один епископ на 50 приходов.

Поэтому Синодом и принято такое решение, чтобы епископ мог бы быть постоянным отцом своей паствы, направлял, управлял, воспитывал, учил и так далее. У нас много социальных проблем и мы просто не успеваем все делать, а когда будут отдельные епархии, каждый епископ будет стараться, чтобы и социальное служение было более активное, и миссионерское служение более серьезно поставлено, и катехизаторская работа активизировалась.

- То есть, это просто веление времени, жизнь так заставляет делать…

Владыка, конечно, люди - и батюшки, и миряне - очень привыкли к Вам за двенадцать  лет, и действительно, видят в Вас пастыря. И потому немножко, по человечески, волнуются: а какие Владыки придут в Екатеринбург, в Каменск, в Нижний Тагил? Вы с ними как-то знакомы, что это за люди?

- Что касается Владыки Кирилла, то я очень хорошо его знаю с давнишних времен, когда он еще был просто монахом, иеромонахом, игуменом, архимандритом. На моих глазах он рос в церковной жизни до епископа и архиепископа. И он меня хорошо знает, он знал и моих родителей, общался с ними, он видел нашу жизнь церковную, служили мы с ним вместе. Я бывал у него в епархии, он показывал все, что и них делается, вместе служили на различных мероприятиях, праздниках. Он бывал у нас. Так что Владыка очень хороший, добрый, приятный в общении человек, мудрый, у него очень хорошие проповеди. Я думаю, что с новым Владыкой у всех все будет хорошо. Тем более что наша епархия на виду у всех, как на ладони, и он ее хорошо изучил, и я думаю, что он будет продолжать все то, что было начало, будет преумножать и развивать все то, что мы начали. Я насчет этого спокоен, думаю, что епархия наша будет в надежных руках.

Что касается других епископов, игумена я не знаю, а вот с архимандритом Иннокентием я виделся недавно на празднике иконы Божией Матери «Боголюбская», общался с ним. Он мне показался добрым, мудрым и очень серьезным человеком. Он уже не молодой человек, имеет большой опыт службы в Церкви, и я думаю, что он будет хорошим архиереем.

- Владыка, такой вопрос, не от меня, я все это прекрасно понимаю… Но для многих зрителей основной вопрос: Владыку Викентия отправляют на повышение или это ссылка? Объясните, что такое  есть Ваш перевод в Средне-Азиатскую митрополию?

- В Церкви нет такого понятия – ссылка, унижение или повышение. Есть служение. Мы служим Богу, и куда Церковь считает нужным послать для служения, то мы должны принимать это с благодарностью и со смирением, с пониманием важности того послушания, которое возлагает на нас Церковь в данный момент. Раз есть такое решение – значит, это промысел Божий, значит, это воля Божия. У нас нет повышений и понижений, у нас идет процесс развития нашей Церкви, и назрела необходимость ее дальнейшего развития  в пределах Средней Азии, где тоже есть наши соотечественники, православный народ, который тоже нуждается в окормлении духовном. Владыка Владимир много лет там прослужил, много очень сделал для Средне-Азиатской епархии, и прошел какой-то этап в своей деятельности. И сейчас, наверное, нужно какое-то обновление жизни в этом регионе, поэтому Святейший решил, что там нужно развивать церковную жизнь также, как мы видим здесь.  Может быть, ему даже понравились наши труды, и хотелось, чтобы такая активная жизнь была не только в одной нашей епархии.

Это не является, как говорят, ссылкой, потому что с Богом – везде свобода. Мы свободны в Боге. Там не ссылка, там труд, там подвиг служения, там послушание, там промысел Божий, который Господь промышляет для блага Церкви.

Ну а если рассматривать  с точки зрения человеческой, как сейчас говорят - повышение или понижение, то это повышение в какой-то степени, конечно повышение. Потому что это целый округ митрополичий, целых четыре государства, это очень ответственное послушание. И поэтому сейчас только нужно благодарить Патриарха и Синод за высокое доверие, которое оказано мне. Единственное, что я прошу у всех наших телезрителей - молитв, чтобы Господь помог мне нести свое послушание так, чтобы я мог оправдать оказанное мне доверие перед Церковью, перед всем православным  народом.

- Владыка, традиционно считается, что те республики, которые войдут в состав митрополичьего округа - Узбекистан, Киргизия, Туркменистан и Таджикистан – они мусульманские. Тем не менее, там будет под Вашим началом три епископа, около 130 батюшек Средне-Азиатской епархии, около ста храмов, причем половина из них – это старинные дореволюционные храмы, построенные еще в царское время. Очень красивые храмы, некоторые довольно большие. Те задачи, которые перед Вами там будут стоять: это окормление русской диаспоры, которая там осталась и проживает или миссионерские цели тоже? Ведь хотя эти страны традиционно считаются мусульманскими, но мы знаем, что как в России люди были оторваны от Бога, точно также и в этих республиках люди оторваны от Бога, и большая часть населения не исповедует ислам, это люди, не укорененные в какой-то религиозной культуре. Будете ли Вы работать с коренными жителями этих республик и приводить их ко Христу?

- Мы не должны закрывать двери храма никому. Если коренные жители захотят прийти в  церковь, никто ин не будет запрещать. Наша задача – говорить, сеять семена, и если они услышат и почувствуют необходимость чтобы жить в православии, то мы их не будем выгонять из церкви.

Конечно, там есть свои проблемы, свои особенности, мы  будем их учитывать, чтобы не возбуждать между людьми религиозные конфликты. Но, как мне уже говорили, в городах там проблем нет. В городах, действительно, люди живут своей жизнью и такой сильной приверженности к мусульманству там нет. Они просто живут, потому что в годы советской власти их тоже оторвали от своих корней, и она сейчас, как говорится, и не туда, и не сюда. Много есть людей, которые крестятся, приходят в нашу православную церковь, живут церковной жизнью, даже монашество принимают. И я думаю, что если мы будем активно трудиться и голос наш будет услышат, то мы будем принимать всех, кто желает исповедовать православную веру.

- Потому что для Христа «нет ни эллина, ни иудея»…

Владыка, несколько вопросов от наших зрителей. Когда завершится строительство Большого Златоуста? Известно хотя бы примерно, когда будет его освящение, как там работы идут?

- Работы идут очень активно, и как мне говорили наши благодетели, что они в конце этого года хотели бы все закончить. В крайнем случае, если там будут какие-то небольшие недоделки, строительство завершится в начале будущего года. Осталось там совсем немного. Сейчас идут внутренние отделочные работы, иконостас уже готовится.

- Георгий из Челябинска обращается с просьбой. Прошу, чтобы в проектах новых храмов учитывали спуски и подъемы на лестничных маршах для инвалидов колясочников, тех людей, которые, может быть, особо нуждаются в утешении и в присутствии в храмах.

- Сейчас это не просто просьба, это требование градостроительного законодательства, чтобы проекты составлялись так, чтобы были возможности для инвалидов войти в церковь. Поэтому все новые храмы строят с учетом этого.

- Мария пишет: «К нашему священнику  невозможно подойти, сколько не пыталась: то он очень занят, то куда-то спешит. Но ведь можно было бы сделать какое-то расписание в храмах, чтобы батюшка в определенные часы принимал людей»?

- У нас в Екатеринбургской епархии в каждом храме есть дежурный священник, который между богослужениями и даже во время богослужений дежурит и может разговаривать с людьми, объяснять, давать советы и отвечать на вопросы любого человека. Поэтому нужно посмотреть, где есть дежурный священник и попросить его с вами побеседовать.

- А там, где батюшка один?

- Где батюшка один, там тоже должен быть в храме дежурный человек, который подготовлен на катехизаторских или миссионерских курсах, и который мог бы беседовать, и отвечать на вопросы.

- Раба Божия Фаина прямо сейчас нам позвонила из Верхотурья, она очень интересуется, будет ли Владыка Викентий приезжать в Екатеринбургскую епархию на Царские дни?

- Я думаю, что будем приезжать. И мы не будем оставлять эту царскую тему, будем ее развивать и в тех епархиях, которыми мне поручено управлять. И я  думаю, что мы со многими нашими прихожанами из республик Средней Азии приедем сюда на Царские дни, как паломники, и будем ходить крестным ходом, как это всегда было у нас, и будем чтить Царскую Семью. Будем молиться, чтобы она и Царь Николай помогал нам в нашей жизни, помогал нам в возрождении нашего Отечества, в возрождении веры православной в нашем православном Отечестве. Мы должны и обязаны это делать. И я думаю, что с каждым годом все больше и больше людей будут приезжать сюда на празднование царских дней, и все больше людей будут принимать участие в крестном ходе, чтобы тем самым показать свою любовь к Царю и Царской Семье. Чтобы сказать, что мы не согласны с той клеветой, с той ложью, которая была сказана в свое время о Царе и Царской Семье, и которая до сих пор, к сожалению, осталась в некоторых умах и сердцах. И это есть существенное доказательство того, что народ просвещается, народ приходит в себя, и понимает, что допущена была народом же, большая ошибка, что послушались некоторый людей, которые сказали, что царь плохой, что у него есть какие-то грехи и поэтому мы его уже не почитаем за царя. Поэтому его предали и оставили один на один со всеми проблемами, которые там были. Сейчас мы это понимаем, и должны как-то показать, что мы по-другому мыслим о царе, и сказать о том, что мы сожалеем, что наши отцы были так сильно обмануты, и были введены в такую ложь, что они так думали о царской семье.

- У нас работают корпункты в Москве и Санкт-Петербурге, буквально на днях Фонд Серафима Саровского выделил грант нашим белорусским коллегам на создание полноценного корпункта телеканала «Союз» в Белоруссии. И я думаю, что если будет на то воля Божия, то можно будет создать корпункт телеканала «Союз» и в Ташкенте, в Вашем митрополичьем округе, и Вы, уже лучше познакомившись там, на месте с  епархией, расскажите нам о тех святынях, которые есть там. И мы будем туда паломничать, потому что земля Средней Азии просвещалась апостолами, апостолом Фомой. И Вы на Царские дни к нам будете приезжать, и, может быть, мы будем приезжать к вашим святыням. Поэтому, я думаю, телезрителям не надо так сильно скорбеть, потому что мы все равно остаемся в одной Церкви, мы сердцами всегда вместе и с Владыкой Викентием, и точно также с правящими архиереями, которые перемещаются где-то в других епархиях и где выделяются новые епархии. На каком бы расстоянии мы друг от друга не были, мы все равно одна Церковь, одна семья, мы всегда сердцами и душами друг с другом…

Владыка, Софья, 6 лет, из Перми задает такой вопрос: можно ли мне проколоть уши для сережек? Что Вы ей скажете?

- Я так думаю, что в таком возрасте она и так красивая. И что ее может сделать еще красивее, краше, чем сделал Сам Господь Бог? Ничто. Любые украшения, которые бы человек не придумал, не могут сделать человека красивее, чем создал Бог. Я думаю, что в шесть лет рановато пока думать о таких украшениях, а лучше украшать свою душу благочестием, верой, любовью к Богу и ближним. И  это будет самая важная красота и самое большое богатство, которое есть у человека. И чем больше человек обогащается и украшается духовно, тем он и славнее, и красивее. Вот к этому надо больше стремиться.

- Ольга спрашивает: как бороться с грехом чревоугодия? Конечно, это большая тема, но хотя бы вкратце ответьте.

- О многих страстях, в которые попадает человек, святые отцы нашей церкви говорят, что нужно научить себя быть внимательными к себе, к своим состоянию, чувствам, пожеланиям души, тела и так далее. Если мы будем внимательно следить за тем, как мы питаемся, то со временем мы сможем расстаться с этим недугом чревоугодия. Потому что мы почувствуем, что это отяжеляет наш желудок, что это не полезно для здоровья, и принесет нам не пользу, а какие-то болезни. Поэтому мы должны контролировать себя, чтобы не причинить себе зла. Потому что пища нам дана для здоровья, но когда мы чрезмерно ее потребляем, она приносит нам и болезни, и трудности. Когда мы своим умом это все понимаем и стараемся это делать, с грехом справиться можно. Это работа над собой, это подвиг, это труд, который должен совершать каждый человек, стараясь привести себя в какие-то рамки духовной христианской жизни по заповедям Божиим. И это, конечно, интересно для жизни, потому что человек будет занят добрым и хорошим делом.

- Ирина Борисовна из Екатеринбурга спрашивает, есть ли в Екатеринбурге общество православных врачей и медицинские центры, где лечат не только лекарствами, но и молитвами?

- Общество православных врачей у нас есть, возглавляет его профессор, доктор медицинских наук, протоиерей Сергий Вогулкин. Поэтому по всем вопросам нужно обращаться к нему. Если есть желающие присоединиться к этой работе, это замечательно, потому что нам нужны православные  люди, имеющие медицинское образование, чтобы они объединились, жили и трудились во благо людей, для того, чтобы сделать как  можно больше добра людям. Мы посоветуем Вам позвонить в канцелярию епархии по телефону (343) 228-15-25 и там Вам подскажут, как связаться с отцом Сергием Вогулкиным.

- Можно ли молиться не вслух, а про себя? – спрашивает Тамара.

- Конечно можно. Святые отцы так говорят нам: хорошо было бы, когда мы находимся один на один с Богом, читать молитвы вслух и слышать себя. Но когда нет такой возможности, то мы читаем про себя, чтобы не мешать другим. Но бывает и так, что человек привыкает к такой молитве, и даже когда он бывает один наедине с Богом, он молится про себя, и эта молитва тоже приемлема Богом.

- Любовь из Самары спрашивает: откуда такое утверждение, что когда люди что-нибудь прощают друг другу, то говорят: Бог простит. Откуда такая уверенность? А вдруг не простит?

- Да у нас есть такое отношение друг к другу, когда мы чувствуем, что мы в чем-то согрешили перед человеком, то просим у него прощения. Это очень важно и нужно, чтобы мы сразу примирились. И при этом говорим: «прости меня», и «Бог тебе простит». Имеется в виду, что одним словом мы говорим как бы о двух вещах. О том, что я уже простил, и прошу Бога, чтобы и Он тоже простил этого человека.

- То есть, это не утверждение, а просьба, пожелание…

- Да, ели вы хотите, чтобы Бог простил грехи, прощайте друг друга. Вот такие глубокое понимание этого слова: Бог тебя простит.

- Нина из Екатеринбурга спрашивает: В «Откровении Иоанна Богослова» содержится описание кончины мира. Насколько можно верить этой книге, как к этому относиться, и действительно ли все так и будет, как написано в «Откровении Иоанна Богослова»?

- «Откровение Иоанна Богослова», потому и называется так, что это откровение Божие Иоанну Богослову, а потому это истина. Конечно, это все будет. Не может Господь открывать какие-то тайны Свои Божественные, чтобы они были ложными. И все, что там написано, это правда, и нам нужно иметь ввиду, что Господь придет, будет судить живых и мертвых, будет новая земля и новое небо, и начнется новая жизнь со Христом для тех, которые жили в Боге, с Богом, жили по заповедям Божиим. Конечно, для них уготовано Царствие Божие, обитель небесная, радость вечная. Тех, которые этого не делали, Господь определит в тех местах мучений, которые, конечно, не дай Бог никому.

- Стоит ли мстить врагу? – спрашивает Константин.

- По Евангелию, не стоит. Потому что Господь сказал, что надо молиться за обижающих вас, тех, которые вас проклинают, вы должны благословлять. Мы должны все отдать на Суд Божий, а там Господь знает, как человека привести в чувства, как его обратить к осознанию своей греховности и отвратить от этого зла. Ну и потом надо помнить слова Господа: «Мне отмщение, Аз воздам».

- Он же спрашивает, а как отвечать на сплетни и унижение?

- Как отвечал Христос Спаситель на сплетни и унижения. Его оскорбляли, заушали, побивали камнями, а Он кротко и смиренно все это терпел, и не осуждал, и не наказывал их, хотя Он имел такую власть, что мог бы это сделать. Но Он этого не делал, он смирялся, Он терпел, Он молился за них. Вот также и мы должны делать.

- А зачем смирение нужно?

- Потому что через смирение Господь дает благодать, силу, которая помогает нам в несении своего жизненного креста. А крест – это и есть тот путь тернистый, скорбный, узкий, на котором нужна особая благодать Божия, чтобы его пронести. Потому что Господь говорит, что Он смиренным дает благодать, а гордым противится. Вот поэтому мы должны применять все усилия, которые у нас есть, чтобы достигнуть смирения, зная, что через этот путь смирения мы стяжеваем для себя благодать Божию. А стяжевая благодать Божию, мы приобретаем ту силу, которая охраняет нас от всех бед и напастей. В этих напастях мы чувствуем себя легко, хорошо, и даже радостно, несмотря на то, что нам делают очень много пакостей. Вот какую силу имеет смирение.

- Владыка, а как соотнести смирение и борьбу. Мы говорим, что надо бороться за что-то, но как смирение и борьба должны сочетаться друг с другом?

- Мы боремся, например, со своими страстями, со своими грехами боремся. А боремся как? Тоже через смирение. Посмотрите на святых отцов, на того же преподобного Антония Великого. Он нес свои подвиги и труды в пещерах, там молился. Дьявол  его так доставал, что каждую ночь бил его до полусмерти, бросал в колодцы, в земные дебри. А когда после этого страшного надругательства над ним Антоний приходил в себя, в чувства, он благодарил Бога, что Он оставил его живым, снова возвращался в это же место и продолжал свой молитвенный подвиг. И спустя некоторое время, дьявол ему сказал: «Антоний, ты меня победил». Тот отвечает: «Как я тебя победил, если ты меня бьешь каждый день?».  «Твое смирение меня победило, я больше не могу терпеть тебя и не могу приступить к тебе, чтобы причинить тебе какое-то зло». Вот дело смирения. И враг отступил от него.

- Хорошо… Я вот тоже терплю, терплю, смиряюсь, но все равно не утерплю, провокационный вопрос все равно задам… Храм Святой Екатерины…. Что здесь надо: смиряться перед людьми, которые мешают и препятствуют строительству, или надо все-таки бороться за то, чтобы его строить?

- Бороться – это не значит, что нужно взять вилы или еще какое-то оружие, идти и кромсать направо и налево всех. Бороться – это значит показать пример христианской жизни, рассказать людям о том, что это очень важно и нужно для города. Потому что многие люди противятся этому строительству не потому, что они против Церкви, а потому что они не знают, что такое храм святой Екатерины. Человеку сказали, что уже и так много церквей в городе, и он в это поверил.  Людям не говорят о том, сколько в городе имеется ночных клубов и увеселительных заведений, которые развращают людей, но настраивают против строительства храмов. Потому что церковь – это училище благочестия, это источник добра и святости, церковь – это место нравственного становления и укрепления человека в добродетели. И человек уже начинает задумываться, что лучше строить: здание для нравственного  укрепления или здание для того, чтобы развращаться?

И когда мы ведем такую активную работу по разъяснению – это и есть как раз борьбы за то, чтобы построен был храм. Это не значит, что мы идем, начинаем всех бить, ругать, проклинать, как меня обвиняют, что я проклинал людей. Я не проклинал никого...

- Вы просто с любовью людей остерегли, что нельзя этого делать...

- Ну, да.  Поэтому в этой борьбе меня в том числе и обвинили, сказали, что я что-то не так делаю, но все равно нам нужно со смирением, с терпением и тактичностью продолжать работу.

- Владыка, раз уж мы эту острую тему затронули. То, что мы пока слабо просвещаем людей, это, в общем-то очевидно. И это наша и вина, и беда. С одной стороны, может быть, мы недостаточно убедительны, с другой стороны, люди сейчас как-то пассивны, больше настроены на какие-то развлечения чем на то, чтобы просвещаться. Бог даст, и людей нейтральных, конечно, можно будет просветить, убедить. Но что делать – бороться или смиряться с теми людьми, которые сознательно выступают против, в данном случае, восстановления храма святой Екатерины? Вы знаете, например один из активных борцов со строительством храма недавно прошел стажировку в Государственном Департаменте Соединенных Штатов… Он повышал там свою квалификацию, как бороться со строительством храмов еще эффективнее. Как с такими людьми быть? Что им говорить? Какие слова для них находить?

- Если мы с вами общими усилиями постараемся вести более активную работу среди горожан о значимости храма великомученицы Екатерины и убеждать людей в этом, то никакие стажировки в Америке не помогут. Когда человек будет слушать не американские какие-то технологии, а будет слушать голос Церкви и доверять Церкви, что все, что делает Церковь, она делает для блага людей, а не для своих каких-то интересов.

Вот меня тоже обвиняли в том, что Владыка, мол, хочет строить храм в центре, потому что там больше доходов будет. Не в этом смысле я рассчитывал. В центре, потому что там больше народу могли бы в храм приходить. Если посмотреть, в центре нашего города живет большое количество людей, и если там будет храм, то это даже мысленно будет наталкивать людей на то, что жить греховно и безобразно нельзя, нужно жить по заповедям Божиим. И человек зайдет в церковь, и он изменит отношение к своей личной жизни.

Я знаю такие примеры, когда человек хотел идти на какое-то преступное дело, по дороге увидел храм, зашел в него, и забыл о том, что ему нужно куда-то идти и делать какое-то бедствие и беззаконие. То есть, храм ограждает от преступного делания, от преступлений. Так это же хорошо, сколько бы людей он погубил, если бы ему не попался на глаза храм. А если бы люди чаще видели эти храмы? Как Святейший Патриарх говорит: чем больше будет храмов в шаговой доступности, тем чаще мы будем оберегать людей от преступлений. Тем чаще мы сумеем отвратить их от этого зла, от греховных проступков. Потому что бывает так, что человек где-то дома поссорился, у него тяжело на душе, он не знает, куда себя деть. Он выходит на улицу, и видит киоск с пивом: взял, выпил с горя и все, пошел безобразничать. А если бы он увидел храм? Он бы пришел сюда, поплакал бы перед иконой какой-нибудь, перед Спасителем или Божией Матерью, и кончилась бы беда его. Вышел бы обновленным, радостным, успокоенным, пошел дальше трудиться. А он напился, пришел домой и там начал опять безобразничать. Вот что значит церковь. Но почему-то никак люди не понимают, что церковь дана только для блага. И бороться против этого блага -  для себя же делать плохо. Потому что у этих людей тоже есть свои дети, и внуки будут. И если они будут видеть в городе только одни какие-то приманки для делания зла, а хорошего ничего не видеть, если сегодняшние отцы не создают условия для нравственного становления человека, они своим же детям сделают плохо. Не делают благо, а создают условия для его развращения. А это рано или поздно все равно отзовется, человек потом будет каяться, но будет уже поздно. Сколько у нас таких мама и пап есть сейчас, которые приходят в церковь и плачут по своим непутевым детям. Боль, страдания мучения, и сколько им нужно плакать и вымаливать, чтобы как-то направить на более истинный путь свою дочь или сына. Они ходят каждый день  в церковь, и молятся, и плачут, и просят молитв. Конечно, Господь слышит, и меняется ситуация в семье. Но для этого надо приложить очень много труда. Почему бы сразу не сделать так, чтобы человек естественно и просто приобретал на каждом этапе своего развития те блага, которые необходимы человеку? А это делается через церковь.

- У кого-то из святых отцов есть такие потрясающие слова, что если бы человек представлял, что такое храм, и что такое литургия, он бы умывался пылью с пола этого храма. Вот что такое храм. И, между прочим, я также помню, как еще начало 80-х годов, при советской власти, когда в  Екатеринбурге был один единственный Ивановский собор, на территории которого мы сейчас находимся, в нем в понедельник был санитарный день. Храм в понедельник не работал, его мыли, чистили, убирали. Так ведь выстраивалась очередь, чтобы помыть храм. Это считалось просто честью, счастьем, и люди просто умоляли батюшку, чтобы он разрешил им помыть храм. Вот насколько больше веры у людей была тогда, или понимания было больше...

Владыка, я знаю, Вы мне верите, но может быть, некоторые зрители скажут, что это подстроено, однако нам уже звонят из Ташкента… Николай спрашивает: когда Вы приедете к нам в Ташкент? Очень Вас ждем.

- Во-первых, сейчас идет такая работа, что Владыка Владимир прощается со своей бывшей паствой, он ездит и в Ташкент, и в Ашхабад, и в другие города. Я с ним беседовал, и он говорил, что ему понадобится немного времени для того, чтобы закончить свои  начатые там дела. Может быть,  в двадцатых числах августа я уеду туда и начну свою архипастырскую деятельность в Ташкентской и Средне-Азиатской епархии. Но и я здесь еще имею некоторые вопросы, которые нужно завершить. И тогда уже, я думаю, мы будем встречаться со Святейший Патриархом, получать его благословление на новое послушание, назидание от него, чтобы приступить к своим обязанностям с назиданием патриаршим. Потому что он очень опытный человек, много лет управлял заграничными приходами, поэтому он может дать очень хорошие наставления.

- И у наших зрителей в этих республиках будет замечательная возможность видеть Владыку Викентия живьем. Хотя я думаю, что и остальные зрители Владыку будут видеть в программе «Архипастырь», когда Вы будете к нам хотя бы проездом заезжать. А если Бог даст создать корпункт, тогда, может быть, будет какая-то постоянная программа о жизни православных приходов Средней Азии, так же, как мы показываем программы о жизни на Украине, в Белоруссии, в Прибалтике, в Казахстане. Потому что, как я уже сказал, мы – единая семья, единая Церковь, и это расстояние по большому счету ничего не значит.

- Владыка, завершая программу, давайте ответим на вопрос Ангелины: в чем смысл жизни православного христианина? И одновременно пусть это будет Вашим назиданием Вашей пастве уральской.

- Главный смысл нашей жизни на земле – это трудиться для того, чтобы достигнуть вечного спасения, вечной жизни. Господь Иисус Христос говорил всегда о Царствии Небесном, о Царствии Божием, и каким путем мы могли бы его достигнуть. И вот это назидание, эти советы Господа Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа, слава Богу, записаны в Евангелии. И чем больше мы будем приближать жизнь евангельскую к нашей жизни, тем больше мы достигнем той цели, для чего мы живем на этой земле. Чтобы здесь трудясь, делая, подвизаясь, помогая людям, совершая добрые дела, совершая свой подвиг милосердия и сострадания и терпения – все делать для того, чтобы сподобиться вечного блаженства. Как мы слышим у святых отцов, что все делание ради Христа, приносит нам благодать и вечную блаженную жизнь. И мы все должны ради Христа и делать, а не ради своей славы, известности. Вот когда мы будем так себя настраивать, и так жить - со Христом и для Христа, то, конечно, это будет жизнь со смыслом, жизнь благодатная, жизнь богоугодная и спасительная для вечного блаженства.

- Спаси Господи, Владыка. Почти десять лет у нас с Вами была эта программа «Архипастырь». Потому что телеканалу «Союз» семь лет, но ведь мы с Вами начали эту программу и на радио «Воскресение», и на телестудии, когда программа выходила только на светском канале. Спаси Вас, Господи за эти десять лет Ваших трудов, в том числе и на телеканале «Союз». Вы получаетесь, можно сказать, старейшим сотрудником телеканала «Союз» и постоянным ведущим телеканала.

- Я хочу поблагодарить отца Димитрия за труды, которые он несет на телеканале «Союз». Он с самого начала получил такое благословление, и несет его до настоящего времени, и несет его так, как нужно. Как я уже говорил, человек он очень способный, он меня понимал и понимает с полуслова. Ему много не надо говорить, объяснять, толковать, рассказывать, что и как нужно делать. Я давал только самые главные направления, и вот, слава Богу, по этим направлениям телеканал «Союз» до сих пор и действует. И слава Богу, что многие люди рады и благодарят – это очень хороший результат. Спасибо большое.

- Спаси Господи, Владыка. Я думаю, что мы будем стараться и дальне Вас радовать, и чтобы, как Вы сказали, на службе у часовни Святой Екатерину, чтобы из Екатеринбургской епархии до Вас доходили только хорошие новости. Мы будем стараться и просим Ваших святых молитв и за телеканал «Союз» и за всех наших зрителей.

А  у всех наших зрителей я прошу молитв о своих архипастырях. И о Владыке Викентии, и о тех архипастырях, которые возглавляют ваши епархии. Потому что когда недавно у нас был в епархии и на телеканале архимандрит Ефрем, настоятель Ватопедского монастыря на Афоне, он, конечно, произвел потрясающее впечатление, это потрясающий духоносный старец.  И вот что я услышал из его назиданий сотрудникам канала, что во мне очень глубоко отложилось: «Держитесь за своих архипастырей», - сказал этот прозорливый старец.  И вот эти слова, наверное, завет всем епархиям всей России: держаться за своих архипастырей и не поддаваться ни на какие расколы, ни на какие уклонения. Спаси Господи, Владыка, до новых встреч. До новых встреч, наши уважаемые телезрители.

Видеосюжет

Беседовал Игумен Димитрий (Байбаков)



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика