Проект «Епархия» / Новости Свято-Вознесенского собора. Казанская епрахия РПЦ

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Свято-Вознесенского собора. Казанская епрахия РПЦ

Адрес сайта Свято-Вознесенского собора в г.Набережные Челны (Казанская епархия) - prihod.eparhia.ru

Праздник великого чуда

08.05.2012

По всем правилам науки, наша страна не могла победить в войне и, тем не менее, победила. Споры о Победе – это, в сущности, споры о Божьем чуде.

«Кто тут нам помог?»

9 мая 1945 года, да и вся история Великой Отечественной войны, дает для такого рода суждений гораздо больше места, поскольку победа была одержана вопреки всякой очевидности. Относительная сила войск никому не может быть известна... Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть – нельзя же вовсе отрицать известные закономерности.

Тем более невозможно отрицать их, когда речь идет о тотальной войне с фронтами от моря до моря, когда экономики воюющих держав работают по единственному принципу «Все для фронта, все для победы». Даже и в 1812 году, когда война практически проходила по одной-единственной коммуникационной линии, а про мобилизационную экономику ничего не было известно, положение России считалось безнадежным.

Столь неодолимым представлялось нашествие двунадесяти языков, да и взятие одной из двух столиц – Москва была (как, впрочем, и полтора, и два века спустя) важнейшим коммуникационным центром, солнечным сплетением страны, – что по всем тогдашним правилам и понятиям ничего, кроме как просить мира, Александру I не оставалось. Гибель нашествия воспринималась как чудо и порождала вопрос: «Кто тут нам помог? // Остервенение народа, // Барклай, зима иль русский Бог?»

Патриаршее слово и приказ № 227

Но 1941 год был неизмеримо страшнее 1812-го, а ведь вслед за ним был еще более страшный 1942-й. Признание, содержащееся в приказе № 227 от июля 1942 года (актуальное, впрочем, уже и для ранней осени 1941-го): «Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, – это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба», – это убийственное признание о потерях неслыханных, о потерях, близких к половине хозяйственного и людского потенциала. Вопрос «кем и чем воевать?» вставал во всей своей прямоте, а фронт от моря до моря продолжал ежедневно проглатывать дивизии, вооружения, провиант.

По всем канонам военной науки, положение делалось все более безнадежным. Когда год назад Патриарх Кирилл рассуждал о промыслительном и мистическом значении Победы, у Святейшего выходило почти по приказу № 227: «Многие специалисты в области военного дела говорили, что враг был настолько хорошо организован, вооружен, превосходил нас по всем возможностям, что наша победа не может восприниматься иначе, как чудо».

Отягощение коммунизмом

Но и этого мало. Сталин об этом в силу понятных причин особо не говорил, но положение усугублялось тем, что далеко не весь советский народ (в особенности на начальном этапе войны) был готов беззаветно защищать социалистическое отечество.

За двадцать три с половиной года своего существования (впрочем, некоторым краям СССР хватило и куда меньшего срока) советская власть нажила себе весьма обширные пассивы среди весьма обширных слоев населения – одни колхозники чего стоили, и этот фактор тоже, мягко говоря, не способствовал успешному для СССР началу войны. Готовность драться насмерть, готовность убивать и умирать на поле брани явилась не у всех и не сразу. А между тем со столь грозным и жестоким неприятелем всякое промедление с такой готовностью оборачивалось продвижением немца в иной день и по сто, и по сто двадцать километров в глубь нашей земли. Ярость благородная пришла не сразу. Да, хрестоматийные подвиги совершались начиная с 22 июня 1941 года, но и гигантские котлы, и встреча немца хлебом-солью случались тогда же.

Единение в беде

И, однако же, пришла. Советский режим не отличался мягкостью, да во время войны – и сугубо во время войны тотальной, когда на кону стоит все, – никакой режим мягкостью не отличается. Но никакими заградотрядами благородную ярость невозможно обеспечить. Массовые расстрелы дезертиров как последнее средство могут привести в чувство бегущее войско, но наступательный порыв ими не достигается. Наступать же предстояло от Сталинграда до Берлина. Два с лишним года. Единственно рабским страхом такое не достигается. Достигается же лишь чувством национальной солидарности. Причем не только жизнь свою за други своя – это само собой разумеется, но и солидарностью с собственным государством. Есть к нему претензии, нет к нему претензий – когда речь идет о самом существовании страны и нации, народ и власть, даже и весьма дурная, оказываются совоюющими сторонами. Враг у них общий – Третий рейх, цель тоже общая – добить зверя в логове.

«Не смеют крылья черные // Над родиной летать. // Поля ее просторные // Не смеет враг топтать» оказалось доходчивым средством.

Божья тайна

Когда Иван да «за Русь Святую» спасли Европу и мир, вряд ли Иван, поднимаясь в смертную атаку, рассуждал о том, что как бы то ни было, но мы воюем на правильной стороне. Но острое запретительное чувство того, что немец не смеет топтать русскую землю, – позволительно допустить, что оно вполне присутствовало. Чувство родины, чувство дома и чувство «Не смеет» – это и есть то самое «За Русь Святую».

И вышло так – День Победы 9 мая тому порукой, – что «За Русь Святую», давшее победить тогда, когда победа была в принципе невероятна, стало самым правильным и великим деянием нашей страны в самом тяжком и неправильном для нее XX веке. Никакая пропаганда, никакое телевидение, действием которых пытаются объяснить феномен сегодняшнего искреннего празднования, не в состоянии породить того, что порождается лишь прикосновением – пусть хотя бы краешком души – к Божьему чуду, случившемуся вопреки всякому вероятию и спасшему нашу страну и мир от зверя из бездны. Большинство сограждан прикосновение к великой тайне ощущают – иначе бы на 9 мая не радовались, и это вселяет надежду в наших сегодняшних не самых веселых обстоятельствах. Оно, конечно, лучше ходить на Берлин напрямую, а не через Сталинград, но приходить в Берлин даже и сделав такой крюк, лучше, чем обратиться в ничто.

Зачем-то нужно, чтобы Россия была, и 9 мая мы благодарим Бога, за то, что была, есть и, по милости Его, будет.

Максим СОКОЛОВ
www.expert.ru



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика