Проект «Епархия» / Новости Свято-Вознесенского собора. Казанская епрахия РПЦ

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Свято-Вознесенского собора. Казанская епрахия РПЦ

Адрес сайта Свято-Вознесенского собора в г.Набережные Челны (Казанская епархия) - prihod.eparhia.ru

Богоявленский храм в селе Круглое Поле

24.04.2013

Заброшенные храмы Казанской епархии —

Станция и поселок Круглое Поле известны каждому жителю города Набережные Челны. Ведь именно эта станция была в свое время главной железнодорожной артерией ударной комсомольской стройки «КамАЗ». Это уже много позже село Круглое Поле соединили новой железнодорожной веткой со станцией Агрыз, и в городе Набережные Челны появился свой вокзал. И было очень странно видеть в некотором отдалении от поселка Круглое Поле одиноко стоящий на фоне садового общества полуразрушенный храм. Откуда ему было тут взяться? Тут станция, ударная стройка, садовые домики, и вдруг храм.

Как оказалось, подробной истории села Круглое Поле, пока не написано. Известно, что это поселение находилось в Мензелинском уезде Уфимской губернии. До нас дошли документы, любезно предоставленные историком-краеведом В.В. Ермаковым, указывающие на то, что село Круглое Поле известно с 1773 года, и жители его были активными участниками Пугачевского бунта. Причем самое прямое участие в делах мобилизации местного населения в армию Пугачева принимал священник местной церкви. Вот какой уникальный документ из XVIII сохранился до наших дней (сохранена орфография оригинала):

«1774 г., февраля 6. — Показания священника с. Круглого Поля И. Дмитриева в Секретной комиссии о его деятельности у повстанцев.

Елабужского заказа села Круглого Поля священник Илья Дмитриев, которой от роду 29 лет. На оной год из Елабужского духовного правления доношением преосвященному архиепископу Вениамину представлено о разъезде им в Елабужской дворцовой волости по жительствам, о разглашении самозванца Пугачева Петром третьим императором, о выгоне тех жительств крестьян в казаки и о сборе с них овса, сена и денег, а в комиссии 1774 года февраля 6 дня допрашиван и показал.

Как в селе Круглом Поле известно стало, что села Ольнашевского священника Василия Михайлова злодейской толпы башкирцы убили да еще Лякинского ж попа ограбили и сына ево взяли в злодейскую толпу, а потом крестьянин Круглого Поля Данила Плешков объявил в народе письмо, которое привез он из села из Бахтина, кто дал ему, не знаю, а в оном написано было по русски, чтоб из села Круглого Поля привесть в злодейскую толпу овса десять батманов; а когда послушания тем злодеем чинено не будет, то начальников стращали предавать лютой смерти, оной же Плешков подтверждал достоверно, что с попами происходило; почему я и другой того села поп Патрекей Матвеев, да еще дьякон Яков Патрекеев, опасаясь того же жребия, согласясь и поехали в толпу злодейскую к старшинам. А крестъяна Круглого Поля, собрав с миру по письму авес, туда же повезли; приехали мы на первой начлег в село Илбахтино, где ходили к дьячку в гости, и тут товарищ мой, поп Патрекей Матвеев, напился пьян и стал ругать меня скверными словами, выговаривая притом, якобы я с приписным к Авзяно-Петровским Демидова заводам с приказчиком Красновым разоряю народ; однако ж ссору прекратил сын того попа дьякон Яков, взяв отца за бороду, и вывел вон. А наконец по квартирам разошлись. А поутру ходили мы с тем попом и дьяконом того села к попу Илье Петрову спрашивать его, как он ездил злодейской толпы к старшинам и что ему приказано. Когда ж пришли, то Петров рассказал, как он тамо был и притом показывал данной ему билет, писанной по татарски, в той силе, чтоб ему от татар не было обиды, да манифест, в котором написано было: естли кто добровольно в ту толпу явитця, таковых почитать верными государю Петру Федоровичу; с которого манифесту дьякон списал копию. И поехали к башкирским старшинам в деревню татарскую Кулюкову, и явились к старшинам Тобузе и Бузану, и манифест списанной, как выше сказано, показали. На что старшины сказали, хорошо, что сами явились. А потом просили мы билету о безопасном проезде и жительстве в селе Круглом Поле; на что те старшины сказали, что погодите.

Между тем вышел я на крыльцо, откуда вскорости спросили меня в избу и спрашивали, что за человек. Когда ж я сказал я, что поп, то старшины приказали сесть и говорили, что надобно де с вашего села взять в службу государю с 4-х дворов по человеку, на что я и товарищи мои отвечали, извольте, спорить не станем. Потом спрашивали, как меня зовут, когда ж на оное объявил, что зовут Ильею по отчеству Дмитриев, тогда велели писать билет, а как оной написан, отдали есаулу Мусе, а мне сказали, чтоб я ехал с ними и выгонял к государю на службу крестьян в казаки, и высылал с фуражем в деревню Кулюкову.

А попу Патрикею и з сыном дали билет для безопасного проезду в жительство свое. Крестьянину ж Круглого Поля Петру Пивоварову, которой при том был и просил о билете, не дали, а хотели его записать в казаки. Однако ж после отпущен был в дом свой.

Когда же билет Муса получил и велено было нам отправитьца в путь для исполнения, то говорил я: «Господа старшины, не можно ли меня от той службы уволить», на то мне отвечали: «Врешь, надобно государю послужить», почему я, боясь противоречить, ехать согласился, говоря при том: «Противности чинить не буду и поверенность мне данную исполню».

Сперва поехал я с тем Мусою в дворцовое село Орловку, а как приехали, то призвали к себе старосту и выбарнаго и спросили, станете ли служить государю Петру Федоровичу и дадите ли казаков. На то они отвечали, что противности чинить не будем и в казаки потребное число нарядим. А мы и приказали изготовить конных 14 человек и выслали с фуражем, и притом взяли того села денег – Муса шесть рублей, а я пять рублей. Оной же Муса взял с того села с попа Михайлы Алексеева за то, что не имеет от старшин билета, шесть же рублей, а я взял чернильницу для записки, с которой деревни и сколько взято будет в казаки.

Из села Орловки поехали в село Мысовы Челмы. Тут нарядили в казаки 20-ть человек, а денег взял я три рубли, а Муса получил сколько, не знаю. И высылали с фуражем. Оттуда поехали в Набережнои Челны, где нарядили в казаки 15-ть человек, денег я взял два рубли, а Муса взял ли, не знаю. Равным образом были ж и в деревне Сидоровке. Во оной нарядили в казаки на службу государю Петру Федоровичу пять человек. Денег взяли четыре рубли. Оттуда в деревню Суравку, тут нарядили 14-ть человек и выслали с фуражем. Денег не взяли. А потом приехали мы в жительство мое, в Круглое Поле. Из одного села нарядили на службу девять человек, выслали также с фуражем. Во оном селе дали от миру Мусе два рубли. Из Круглого Поля — в село Битки. Тут нарядили в казаки 25-ть человек. Денег взяли четыре рубли. Из того села в деревню Биклен, во оной татара живущия объявили, что оне уже на службу до нашего приезду выслали также и с фуражем. Во всех же вышеписанных селах и деревнях читал я от государя Петра Фодоровича манифест, чтоб шли к нему на службу и не противились, а кто будет противитца, таковых велено казнить смертию, и домы их разорять, а пожитки отбирать на государя и брать от старост подписки, дабы они в силу манифеста, от меня объявленного, чинили непременное исполнение, равным образом и по высылке фуража в деревню Кулюкову подтверждение делах. Все ж оное чинил из страху, дабы старшины за непослушание не повесили. Когда ж во всех вышеписанных деревнях были и на службу с фуражем высылали, то возвратились обратно в деревню Кулюкову, а по приезде подарил я старшине денег два рубли пятьдесят копеек и просил об отпуске в дом свой в Круглое Поле, которой за учиненную мою службу сделал сперва благодарность, а потом отпустил домой.

А на третий день приехали из оной злодейской толпы 25 человек татар и дом мой, также и крестьянина Васильева, ограбили и увезли как меня, так и пожитки в село Битки и представили к старшине, которой спросил у меня билета, но как я ему рассказал свою другим старшинам службу, то отпустил домой, а при отъезде дал билет, чтобы впредь никто не обижал.

Потом по просьбе крестьян, что ездил я по деревням высылал в казаки и брал деньги, взят под караул и прислан в Казань. По бытности в злодейской толпе, ни о каком намерении старшинском известен не был и ни с кем другим злодейской толпы сообщниками знакомства он имел.

Но кроме объявленной мною выше сего службы ж не чинил, и в сем допросе сказал всю правду, ничего не утаил.

Илья Дмитриев руку приложил».

Извлечено из: «Крестьянская война 1773-1775 гг. в России. Документы из собрания Государственного Исторического музея. — М.: Наука, 1973, с. 54-56».

Двухпрестольный каменный храм был построен в селе Круглое Поле в 1825-1829 гг. Главный придел был освящен в честь Богоявления Господня, а малый придел в честь чудотворной иконы Казанской Божией Матери. По имеющимся сведениям, в середине 1840-х гг. храм пришлось перестраивать из-за недобросовестности построивших его подрядчиков Новиковых. И, по всей видимости, строительство было доведено до ума, так как храм простоял много лет и даже в наше время, лишенный крыши и остекления, продолжает стоять, с укором взирая на нас, нерадивых хранителей своих святынь.

Земли при церкви было выделено 33 десятины. Причт, состоящий из священника и псаломщика, получал с 1894 г. 400 рублей казенного жалования, доход от прихода и ругу, помещался в общественных домах (застрахованных в 870 руб.). 8 января 1882 г. в селе была открыта церковно-приходская школа. Приход состоял из села и деревни в 1379 душ обоего пола (679 мужчин и 700 женщин). [1]

Административно село Круглое Поле относилось к Бетькинской волости Мензелинского уезда. Жители этой волости находили для себя средства в местных или отхожих заработках: «пильщик здесь зарабатывает 15-30 руб. в год, столяр — до 45 руб. в 5 месяцев; плотник — до 50 руб. в год. Производство кирпичей здесь также развито, особенно среди жителей с. Круглое Поле и д. Никошновки. Зарабатывают они по 5 р. в лето. В с. Бетьках, Круглое Поле и д. Никошновке развит красильный промысел. Красильщики зарабатывают до 20 руб. за весну или до 50 руб. в год на человека». [2]

Систематизированных сведений по истории села и храма пока найти не удалось. А вот о последних священнослужителях Богоявленского храма села Круглое Поле были обнаружены следующие данные.

Оказывается, в течение 21 года, с 1909 по 1930 год в храме села Круглое Поле Мензелинского уезда Уфимской губернии, служил священник Алексей Филиппович Атаманов, 1874 года рождения. Его служение было прервано арестом 20 февраля 1930 года.

Благодаря исследователю церковной истории из Уфимской епархии, сотрудника Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Зиминой Нины Павловны, стали известны подробности его биографии:

«Священник Алексей Филиппович Атаманов родился 9 марта 1874 г. в селе Омары Омарской волости Мамадышского уезда Казанской губернии. Родители его были русские крестьяне Филипп Иванович и Екатерина Николаевна Атамановы.

В начале ХХ в. отец Алексий Атаманов упоминается в документах как клирик Уфимской епархии: до 1905 г. он служил священником церкви в честь Казанской иконы Божией Матери с. Казанцево Бирского уезда; определением Уфимской духовной консистории от 9 июля 1905 г. за № 251 был перемещен к Никольской церкви с. Лебяжье-Пальчиково, Мензелинского уезда, а в 1909 г. стал священником Богоявленской церкви села Круглое Поле Мензелинского уезда Уфимской губернии...

…В период гражданской войны отец Алексий не оставлял свою паству и не отходил с частями Белой Армии в Сибирь. Он неизменно, по 1929 год служил священником церкви села Круглое Поле, которое в начале 1920-х гг. вошло в границы Татарской АССР в составе Мензелинского кантона, а позже — выделившегося из него Набережночелнинского кантона. В церковном отношении приходы на территории бывшего Мензелинского уезда еще несколько лет продолжали оставаться в составе Уфимской епархии и полностью отошли к Казанской епархии лишь к концу 1920-х гг.

20 февраля 1930 г. отец Алексий был арестован в с. Круглое Поле сотрудниками Челнинского кантонного подразделения ОГПУ и заключен под стражу. 27 мая 1930 г. Тройкой ОГПУ Татарской АССР он был приговорен по ст. 58-11 УК РСФСР к 10 годам исправительно-трудовых лагерей, считая срок наказания со дня ареста 20 февраля. Отец Алексий находился в лагере до 27 мая 1933 г., когда по инвалидности был отпущен в вольную административную высылку в Башкирию и прибыл в Уфу. В начале августа 1933 г. органы УНКВД БАССР определили ему местом высылки Калтасинский район, после раздела которого он оказался в ведении Красно-Камского района. Проживал ссыльный священник безвыездно в селе Николо-Березовка, под административным надзором райотдела НКВД как административно-ссыльный, состоящий на особом учете.

Неоднократные ходатайства батюшки о досрочном освобождении «по болезненному состоянию и полной физической нетрудоспособности» остались без ответа. В 1938 г. священник Алексий Атаманов умер по месту ссылки.

В мае 1989 г. Атаманов А.Ф. был реабилитирован государством по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий, имевших место в 30-40-х и начале 50-х годов». [3].

Таким образом, стало известно, что в Богоявленском храме села Круглое Поле служил священник, который пострадал за веру в годы гонений. Нам пока не известны подробности его ареста, мы не знакомились с протоколами допросов, но уже сам факт его ареста и осуждения, говорит о многом и является поводом продолжить исследования. Также нет данных о судьбе семьи и детей священника Алексия Атаманова. Есть надежда, что данная публикация привлечет внимание к этой личности и поможет нам узнать подробности его жизненного пути, испытания ареста и ссылки, а также место захоронения.

Недолго пустовал без пастыря. В 1930 году в село Круглое Поле был назначен священник Павел Харлампиевич Сизов. Известно, что родился он в 1872 году. Получил образование в Центральной крещено-татарской школе, которую закончил в 1898 году. Был рукоположен в священнический сан в 1914 году. В начале 20-х годов попал под влияние обновленцев, которое было очень распространено в Набережных Челнах и кантоне. Был обновленческим благочинным. С 1914 до 1930 год служил в селе Авлаши Челнинского кантона. В 1927 году получил в награду наперстный крест. Вероятно, при его назначении и приход Богоявленского храма стал обновленческим. По неутонченным сведениям, в 1931 году отец Сергий Сизов отошел от обновленчества, раскаялся и перешел в Патриаршую Церковь. В том же году он был арестован и приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). Сведениями о дальнейшей судьбе отца Павла Сизова мы не располагаем.

Стоит упомянуть, что у отца Сергия Сизова был родной старший брат — священник, протоиерей Сергий Харлампиевиич Сизов, 1863 г.р. Он был рукоположен в 1887 году, с 1936 г. — митрофорный протоиерей, до 1937 г. — Акташский и Заинский благочинный. Был известен как борец с обновленчеством. Дважды арестовывался, отбывал наказание в ИТЛ. Последние два года жизни отец Сергий Сизов жил в городе Елабуге. Был похоронен в 1939 году на Петропавловском кладбище. За его могилой до сих пор ухаживает правнучка — Нечаева Лариса Леонидовна, дочь известного Елабужского врача, именем которого названа одна из улиц в городе Елабуге.

Таким образом, в настоящее время известно, кто был последними священниками Богоявленского храма в селе Круглое Поле. По всей видимости, именно после ареста священника Павла Сизова храм был закрыт местными властями, и с 1932 года началось медленное его разрушение, достигшее в наш XXI век прогресса, высоких технологий, культурных ценностей состояния устрашающих катакомб. При этом на фотографиях видно, что, несмотря на разрушения купольной части, кирпичные стены храма остаются еще в достаточной сохранности, и при своевременных консервационных технологиях, которые на самом деле стоят не таких уж больших средств, храм еще можно спасти.

Упокой Господи души усопших раб твоих, иерея Алексия Атаманова, протоиереев Павла и Сергия Сизовых, пострадавших за веру в годину лютых гонений. Может по их молитвам храм в селе Круглое Поле будет восстановлен, а в оскверненном алтаре вместо кощунств снова будет совершаться бескровная жертва.

Автор-составитель

диакон Алексий КОМИССАРОВ,

Богоявленский храм, г. Менделеевск.

[1] Златоверховников И. Уфимская епархия: Географический, этнографический, административно-исторический и статистический очерк. — Уфа, 1899 г. С. 120-122.

[2] Из описания промыслов. Бетькинская волость. Личное сообщение В.В. Ермаков.

[3] Источники: Материалы Информационного центра МВД по Республике Башкортостан. Уфимские ЕВ. 1905. № 15. С. 1030. Адрес-календари Уфимской губернии на 1913 год. С. 168; то же на 1914 год. С. 153; то же на 1915 год. С. 154; то же на 1916 год. С. 156; то же на 1917 год. С. 152. Книга памяти Республики Татарстан http://memo.ru/memory/



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика