Проект «Епархия» / Новости Симбирской митрополии РПЦ

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Симбирской митрополии РПЦ

Адрес сайта Симбирской и Мелекесской епархии - simbirsk.eparhia.ru

Крестный ход 2010. 27.05.10. 3 день пути: с.Оськино, Фабрика, п.Инза, с.Труслейка, с.Глотовка

27.05.2010

Прощание с чудотворной иконой в Оськино. Встреча на фабрике в Оськино.

Молебен на фабрике в Оськино. Встреча в п.Инза.

Для всех тех, кто впервые читает о нашей Чудотворной иконе Казанской Жадовской Божией Матери, напомним историю Святого образа.

Из беседы с архимандритом Адрианом, прежде протоиереем Николаем Шитовым:

-Отец Николай, расскажите, как Вы заказывали ризу на Икону Казанской Жадовской Божией Матери?

-Да, на самом деле нужно было сделать ризу на Икону, потому что,Ираклионов Николай Алексеевич, который до меня хранил Икону, сказал: «я отдам тебе Икону только тогда, когда ты сделаешь на нее ризу. По его словам, после того, как большевики ограбили монастырь, сняли ризу и украшения с Иконы, было у него такое ощущение, будто Божию Матерь раздели до гола.- «Поэтому, говорит,- не могу я тебе Икону отдать, пока мы ее не оденем!»

- Кем был Николай Алексеевич?

- Он внук очень большого клана Ираклионовых, это были священники Троицкие. До революции у нас было несколько семейных кланов, он представитель одного из самых известных и потомственных, служивших в нашей епархии.

- Как попала Икона к Ираклионову?

- Ему передал Икону местный врач Сергей Алексеевич Архаров, которого вместе с женой расстреляли в 1937 году. А своей теще он наказал, чтобы она передала Икону Божией Матери Ираклионову Николаю Алексеевичу.

-За что расстреляли врача Архарова с женой?

-По ложному обвинению, направленному против интеллигенции Поволжья в контрреволюционной деятельности. И тогда практически всю интеллигенцию Поволжья расстреляли. Жил он тогда в поселке Ленинка Барышского района, где была суконная фабрика. Именно ему передали Икону с монастыря.

- Врачу Икону передал сам наместник монастыря архимандрит Каллист?

-Нет не он сам. Икону принес послушник монастыря, а его родной брат был ярым большевиком и членом Барышского райкома партии, на заседаниях которого решалась судьба монастыря и самой Иконы! Монастырь закрыли после революции, но до 1927 года он все-таки существовал. Потому что монастырь кормил сирот, которых специально для этого собирали со всей округи, особенно во время страшного голода в 1921 году. У монахов была своя пасека, фруктовый сад, они работали на земле. Были запасы продовольствия. Вот так они худо-бедно, но 9 лет просуществовали и их не разгоняли. Но потом на бюро райкома партии было решено совсем закрыть монастырь. И тогда брат-коммунист тайно рассказал своему брату-послушнику из обители, чтобы он передал отцу Каллисту, что принято решение о ликвидации монастыря и нужно готовиться к самым худшим событиям. Наместник собрал старших духовных братьев, рассказал им обо всем и особо попросил каждого: не ведаем кто будет жив , а кто погибнет, но прошу сохранить, Святыню нашу: Икону Божией Матери! Приказал «из монастыря ничего не выносить, никому никуда не разбегаться. Что нас постигнет, на то воля Божия! Только спасите Чудотворную » Было решено отдать ее в руки сельского врача, который жил на окраине села, как бы не на виду. Раньше Архаров был земским врачом в Карсуне, а потом его перевели сюда к нам. Буквально на следующий день приехали партийцы, все разграбили, увезли. То, что они взяли, хотели поделить между собой, а договориться не смогли, переругались. При этом, они же и расстреляли монахов. Из рук земского врача Архарова Икона перешла Ираклионову. Он работал бухгалтером на лесопилке, потом мясокомбинате. Это был очень интересный, внимательный и осторожный человек. Присматриваясь ко мне, приходил не сам, а присылал свою жену, старенькую уже. Она ходила в церковь, не пропуская почти ни одной службы. Мне тогда было 25 лет. И бабушка не только молилась, но по просьбе мужа наблюдала, изучала меня. А потом она умерла. У них был сын, но не надежный человек, выпивал очень сильно. Старики, а им было лет по 80-т уже, все думали, кому же оставить Икону.

-Отец Николай, а скажите кто сделал литографию с Иконы, и прикрыл ей лик Божией Матери, чтобы тем самым уберечь от злых глаз?

- Цветную литографию делал Архаров и он же спрятал под ней Икону. И она так и стояла у Ираклионова. Лик настоящей Чудотворной Иконы был закрыт. И потом, когда сам Ираклионов мне открыл тайну, он сам снял кальку с размерами Иконы, отдал мне. Сказал , когда ризу сделаешь, когда Божию Матерь мы оденем, тогда я передам тебе Икону.

- И Вы специально ради этого поехали тогда в Ленинград? Где и кто делал ризу?

Трудно было это сделать или просто зашли куда-то в мастерскую и вам тут же сделали?

- Да, я поехал специально только по этому делу. Конечно, было очень непросто. Через разных людей я искал мастера. Времена были сталинские, не ко всякому обратишься, и я не мог никому сказать, для какой Иконы нужна риза. Долго искал достойное место, хорошего мастера, сделать нужно было хорошо. Обошел многих, выбирал лучших, а потом Господь привел меня в мастерскую, которая занималась реставрацией музейных экспонатов в Эрмитаже. Но они не сразу согласились, попросили подождать, прийти позже. И потом показали мне на мастера Владилена, забыл его фамилию. Долго уговаривал его, и, в конце концов, он согласился: «ну, давай попробуем, ну, давай попробуем.» Ризу для Чудотворной сделал он.

- Где жили? Ждали, когда изготовят ризу?

- Я ночевал у сестры, а когда договорился с мастером, сразу уехал. А он потом сам

привез ризу ко мне домой. Я ему не говорил о Чудотворной. Просто надо и все, сделай

за любые деньги. Обошлось это недешево. Потом мы вместе с Морозовым Иван Степанычем, был такой надежный человек, поехали к Ираклионову. Приехали, как положено, отслужили водосвятный молебен, все хорошо, потихонечку, с акафистом. Одели ризу. Литографию сняли, оставили ему. Она была безобразно прибита, видимо в такой все спешке делалось. Дедушка опустился на колени, плакал и долго стоял перед Божией Матерью. Со слезами передал Образ Царицы небесной нам. Рассказывал мне, что в праздник Казанской Божией матери, они тайно приносили явленный образ на источник, в котором она впервые была обретена. Мы взяли с собой специальный чемоданчик. Завернули Икону, бережно положили. А дедушка пока был жив, все время приезжал. Приходил совсем уже больной, никудышный, после операции. Молился всегда долго перед ней, плакал все время. Что интересно у него была очень хорошая память. Ведь, чтобы познакомиться со мной. он очень любопытные методы применял. Батюшка, спрашивал, нет ли у Вас какой-нибудь книжечки про нашу епархию? 9-ть лет изучал меня! Я, говорит, Канон рождества прочитал и думаю, что не правильно понял. Переведи мне. Нет ли у тебя греческого текста?

Я ему ответил,- Николай Алексеевич, найдем. У меня есть Каноны. А у меня была книжечка со всеми 12 Канонами на все большие праздники. И он прочитал, и важно так говорит,- Да, правильно, я так и думал, перевод неправильный», « его надо было перевести вот так, как здесь.» А ему уж 80-т с лишним! Спрашиваю, откуда Вы знаете греческий и латинский? А как же, говорит, я учился в духовном училище в Сызрани, поэтому прекрасно знаю латинский. И все Каноны знаю наизусть, батюшка, можете проверить, я вам сейчас прочитаю все 12-ть Канонов по-латыни и по-гречески наизусть. Говорит, когда, я закачивал духовное училище, то писали все сочинения не по-русски, а по-латыни, по-гречески. Ему бы надо было священником быть, но в то время, он рассказывал, их начальник Троицких кланов, пригласил его к себе и сказал « Сынок, нас, священников, могут всех уничтожить. Я хочу, чтобы ты остался жив, иди в светскую жизнь.» И правда, их всех извели, пересажали, кроме тех, кто перешел на светскую работу. И род его был практически весь уничтожен.

-Отец Николай, вот Вы повесили Святую Икону в свою специальную молитвенную комнату дома, а сами не боялись уже ничего? Или все-таки времена наступили более благоприятные?

- Нет, я не боялся, потому что никто не знал об этом. До тех пор, пока я не передал ее самому Владыке Проклу. И можешь отметить, много раз ко мне Владыка приезжал, и всегда как-то неосознанно, но надолго задерживался именно перед этой Иконой, хотя она с виду она такая неказистая, не броская. Но наш епископ подолгу молился перед ней. Не однажды расспрашивал меня об этой Иконе, но я отвечал ему , что это просто обычная Икона и все. Но когда подписали благословение об открытии монастыря, Владыка говорит: все хорошо, церкви строим, монастырь открываем, а вот только главной Святыни нашей епархии нет!» Я ему говорю: «Она здесь, Владыка».

-И какая самая первая реакция была у Владыки? Кто еще присутствовал при этом ?

Это происходило у Вас?

-Владыка расплакался. Был еще отец Антоний из Майны, еще несколько батюшек. Для всех было неожиданностью. Мы тогда встали, помолились перед Божией Матерью, Владыка плакал.. Потом сказал: ну хорошо, теперь будем думать, как строить храм в монастыре для Чудотворной. Потом, конечно, была проверка тщательная, доставали разные документы. Сверяли с описанием Иконы, долго изучали ее. Я и сам-то не уверен до конца был, мне передали Образ и я его хранил, а проверить подлинность иконы самому не вызывая подозрений, было невозможно. Мне сказали, я верил. А вдруг нет?

- Где нашли описание Иконы?

- По ранним выпускам журнала «Симбирские древности», в нем есть полное, подробное описание Иконы. Указаны не только размеры, но и какими камнями она была украшена, их расположение, кто их пожертвовал. Я и сейчас храню эти документы. Освидетельствование прошло 2 мая 1997 года. Святыню у меня забрали не сразу. Я долго переживал. Думал, Боже мой, городская церковь в Ульяновске толком не охраняется, что будет? Когда открылась правда, я даже дома не оставлял ее, хранил последнее время в сейфе, в церкви Оськино. И во второй половине мая 97 года приехали из епархии и торжественно с Крестным ходом забрали ее и отвезли в Ульяновск. Владыка сам

приезжал и духовенство с ним. Потом сам Владыка заказывал киот для Иконы. Сейчас она стоит можно сказать, как бы в несгораемом сейфе под пуленепробиваемым стеклом.

-Икона долгие годы находилась у Вас дома, не замечали какое-нибудь проявление, что-то

необычное?

- Никто не знал, даже родственники о том, что она Чудотворная. Но лично у меня было такое ощущение всегда, что пока она стоит здесь, что со мной никогда ничего не случится! Ничего плохого. Так и было. И я никогда не боялся ничего. Хотя были очень сложные моменты. Порой стоял вопрос жить или не жить. Но я знал, что у меня есть Заступница, а пока со мной Божия Матерь ничего со мной не случится. Когда ее увезли, все равно осталось ощущение ее присутствия. Вы видите, мой дом всегда открыт, у меня нет ни высоких, глухих заборов и ворот, решеток на окнах, но есть чувство неприкосновенности и всевышней опеки.

Беседу вел Нафанаил. из архива епархии 2007г.

Летописец крестного хода Нафанаил.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика