Проект «Епархия» / Новости Симбирской митрополии РПЦ

Проект «Епархия»
   
    Новости участников проекта 

 

 


Версия для печати

Новости Симбирской митрополии РПЦ

Адрес сайта Симбирской и Мелекесской епархии - simbirsk.eparhia.ru

«Во дни Великого Поста»

16.04.2011

Творческий концерт школы искусств №5, подготовленный директором школы, заслуженным работником культуры РФ Натальей Гудень.

Почетный гость, духовный попечитель школы Архиепископ Симбирский и Мелекесский Прокл.

Воспитанники школы, победители и лауреаты международного конкурса-фестиваля «Волшебный звездопад Праги и Вены», прошедшего с 26 марта по 2 апреля, провели прекрасный «отчетный» концерт перед своими одноклассниками, родителями и гостями.

Архиепископ Прокл, поблагодарил родителей, понимающих задачу духовного воспитания и развития своих детей, и верно выбравших для своих чад, обучение именно в стенах этой школы. Владыка рассказал о приближающемся празднике Лазаревой субботе и Вербном воскресеньи (Вход Господень в Иерусалим), приближающейся Светоносной Пасхе, прочел духовные стихи.

Из проповеди Архиепископа Прокла:

«Господь даровал любовь немногим, а тем, у которых открыто сердце, у кого простая душа, способная воспринимать добро. Все доброе, которое заложено в детях здесь, сохранится в них на всю жизнь. Жизненный путь: путь скорбей и испытаний, все люди хотят счастья, хотят построить хорошую жизнь, которая строится из прекрасного взаимопонимания, под опекой Божией любви, для тех, которые верят в эту любовь. Они и строят свою жизнь именно так. Сегодня существует и такая действительность, когда бес, старается изъять из нас все доброе и прекрасное. Мне бы очень хотелось, чтобы Господь помог этим детям избежать зла, пусть перед ними будет хороший, чистый, замечательный жизненный путь. Чтобы Господь устроил им все доброе, если они будут иметь маленькую-маленькую веру».

Владыка прочитал стихи монаха Аристоклия «Вера», которые очень любит. «Во дни душевнаго мученья
Одна ты другом мне была
И от печального паденья
Меня, как ангел, берегла.
Я был забыт, унижен всеми,
От мук и горя изнемог
И даже был поруган теми,
Кого лелеял и берег.
Но ты меня не покидала!
Ты говорила мне: “живи”,
“Терпи” - и в душу ты вливала
Слова божественной любви.
Крепился дух, мужала сила,
Светлели мрачныя мечты,
И от безвременной могилы
Неслись к Престолу красоты.
И отлетали прочь сомненья
И жизнь влекла, пленяя вновь,
То – Вера в благость Провиденья,
А с ней надежда на любовь».

«Я желаю всем вам, в эти дни Великого Поста, чтобы Бог дал вам всем эту замечательную веру, которая бы помогала вам в процессе вашей жизни. Чтобы вы в сердцах своих имели Бога, знали закон и имели его в своем сердце, который говорит, как человек должен жить на земле. Чтобы каждый из вас сегодня подумал, так ли мы живем в эти святые дни? И для чего вообще нам нужен Пост? Вот некоторые говорят, слушая мои проповеди, наверняка такие и среди вас есть, люди далекие от Церкви: «Это самоистязание какое-то, знаете, Владыка!» Есть такие люди, слушают-слушают проповедь, а потом спрашивают: «Владыка, а вы действительно верите в Бога?» Как это называется? Почему так думают эти люди? Потому что кругом ложь. Многое выдается мнимое за действительное. Одно думаем, другое делаем, третье говорим. Вот поэтому такое исковерканное понимание, но мыв должны сами с вами подумать о том, что, если хотим своим детям счастья, то должны сначала сами себя привести в надлежащий порядок! А потом требовать это от детей! И тогда ваши дети будут платить вам благодарностью и любовью. Я знаю многих людей, которые, не являясь никакими родственниками, живут, как с родными с чужими людьми, ухаживают за ними – престарелыми, больными, брошенными своими детьми! Ими движет только вера! Она дает им силу жизни! Желаю вам всем мира, любви, взаимопонимания, всего самого доброго, замечательного. Чтобы вы прекрасно встретили Пасху, с чудесным Пасхальным чувством в душе. Чтобы вы учили своих детей этому всему доброму и прекрасному. Я сердечно благодарю родителей, которые отдают своих детей в эту школу! И эти дети исполняют чудные произведения даже там «за кордоном» и даже там ими восхищаются, значит не все у нас так плохо, как они о нас часто думают! Ректор нашей духовной Академии рассказывал ,что когда он впервые поехал за границу, в Америку, то случилось следующее. Там была такая пропаганда, что скоро приедут «красные попы». И когда их делегация приехала, то на них смотрели подобно «как ленин на буржуазию». И вдруг один человек подходит к ректору, заворачивает тихонько его рясу, смотрит, заглядывает туда. Его спрашивают: «Что вы ищете?» А он отвечает: «Я смотрю, не красный ли вы?!» Такая была «правда», пропаганда о нас. А сегодня они видят, что Россия возрождается, еще это благодаря значительному событию, когда произошло объединение нашей Церкви!»

Наш добрый и любимый архиерей, дорогой Владыка, в ответ на ваше отеческое слово, хочется подарить вам эти стихи:

Пушкин А.С

Молитва

Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольных бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста

И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих!
Дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.

Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешения.
Да брат мой от меня не примет осуждения,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

Наталья Гудень, подготовила и представила слушателям рассказы о русских женщинах, в числе которых были Досифея (Дорофея Августа Тараканова), монахиня, дочь императрицы Елизаветы и графа Алексея Петровича Разумовского. Приведем здесь краткую историческую справку об этой неоднозначной, таинственной, оцениваемой по-разному историками и современниками женщине, называемой многими и самозванкой. «По повелению императрицы Екатерины II в 1785 году дочь Елизаветы Петровны была доставлена из-за границы, представлена императрице и 'для блага России' пострижена в монашество в Московском Ивановском монастыре с именем Досифея. Царственная инокиня содержалась в строжайшем затворе около двадцати пяти лет. Свой невольный затвор она обратила во спасение своей души и душ тех ближних, кто приходил к ней за помощью. После смерти Екатерины II к старице Досифее стали допускать народ. Тогда и явлены были миру дары молитвы и прозорливости, которыми щедро наделил Господь смиренную инокиню, принявшую крест свой от руки Божией.
Многим помогла она на пути спасения. О ее молитвенной помощи свидетельствовал в середине ХIХ века настоятель Оптиной пустыни схиархимандрит Моисей (Путилов; † 1862), ныне прославленный в Соборе Оптинских старцев. Благодарный своей духовной матери - старице Досифее, отец Моисей незадолго до своей смерти, 21 марта 1859 года, писал в Москву строительнице Ивановской обители Марии Александровне Мазуриной: 'Известясь, что по Промыслу Божию предназначено Вашему особенному попечению возобновление бывшего Ивановского монастыря, радуюсь и Бога благодарю. В этом благотворном деле для меня ближе всех душевная радость потому, что жившая в прежнем Ивановском монастыре духовно мудрая старица блаженныя памяти Досифея послужила мне указанием на избрание пути жизни монашеского звания; она ознакомила меня со старцами Александром и Филаретом в Новоспасском монастыре, где она и похоронена'.
Подлинное письмо преподобного Моисея Оптинского хранилось в конце XIX - начале XX века в Иоанно-Предтеченской обители. Ему, а также его брату - будущему настоятелю Саровской пустыни игумену Исаии II (Путилову) она указала монашеский путь и поддерживала их в юности молитвой и добрым советом. Почила о Господе монахиня Досифея 4 февраля 1810 года и похоронена была в Новоспасском монастыре - родовой усыпальнице бояр Романовых».

Еще об одной женщине России, о схимонахине Нектарии (в миру княгиня Наталья Долгорукая-Шереметьева), рассказала Наталья Сергеевна в этот вечер.

Приведу здесь повествование, о тяжкой судьбе этой женщины. «Дневник Наталии Долгорукой – это не просто рассказ о скорбной женской судьбе, это переданный опыт духовного претворения боли. Составитель ее жизнеописания архимандрит Леонид указывает на сроки, раскрывающие христианские мотивы автора записок. Вот что говорит она сама о том, что побуждает ее браться за перо: «Господи, дай силы изъяснить мои беды, чтобы могла их описать для знания желающих и для утешения печальных, чтобы, помня меня, утешались. И я была человек, все дни жизни своей проводила в бедах и все опробовала: гонения, странствования, нищету, разлучение с милым, все, что кто может выдумать. Я не хвалюсь своим терпением, но о милости Божией похвалюсь, что Он мне дал столько силы, что я перенесла и по сие время несу; невозможно бы человеку смертному такие удары понести, когда бы не свыше сила Господня подкрепляла. Возьмите в расчет мое воспитание и нынешнее мое состояние».

Терпение Иова стало ее главным приобретением, и для этого ей пришлось совершить тот же путь – от достатка и знатности до полного уничижения. Она не возроптала, не посетовала на слишком тяжелый удел и в несчастьях благодарила Бога за помощь в скорби и за свое слишком короткое земное счастье.

Первые проблески христианского характера, чистого и цельного, можно проследить по жизнеописанию Наталии Шереметевой в ту пору, когда она была еще незамужней девицей.

Родилась она в 1714 году в знатном и достаточном семействе графа Бориса Петровича Шереметева, пользовавшегося благорасположением государя Петра Алексеевича и бывшего одним из самых верных сподвижников царя-реформатора. Шереметев принадлежал к старинному роду и по женской линии состоял в родстве с царской семьей.

Графа Бориса Шереметева многие уважали за то, что его попечение о России не ограничивалось только обязанностями службы. Он и в повседневной жизни был человеком нового времени – деятельным, щедрым и открытым. Так, обыкновением у него был стол для желающих на 50 человек в день. Он не отказывал в милости и многим помогал, а в своем имении Борисовке под Полтавой по обету, принесенному перед Полтавской битвой, основал Тихвинский женский монастырь. Это о нем как о «благородном», то есть достойном по своим нравственным качествам, «птенце гнезда Петрова» упоминает А.С. Пушкин в поэме «Полтава».

Наталию растили в любви, более служа личным примером, нежели назидая со строгостью. В 14-летнем возрасте ее ожидало первое в жизни большое несчастье: скончалась ее мать Анна Петровна, и юная Наталия почти два года провела в уединении в доме своего брата Петра Борисовича Шереметева. Приятная внешность, благонравие и безукоризненное воспитание девушки в сочетании со знатностью ее рода расположили к ней сердце одного из прославленных столичных повес – князя Ивана Долгорукого.

Иван Алексеевич же характером и привычками был полной ее противоположностью. При своей молодости он был горделив, жизнь вел самую роскошную и, пользуясь покровительством государя Петра II, как свидетельствует о том князь М.М. Щербатов, предавался «всем страстям, каковым подвержены молодые люди, не имеющие причины их обуздывать».

«Подвиги» молодого князя Долгорукого вызвали сожаление о нем у известного сподвижника Петра I Феофана Прокоповича: «Иван сей пагубу, паче помощь роду своему приносил… и еще к тому толиким счастием надменный (то есть положением фаворита. – М.Д.)… не только весьма всех презирал, но и многим зело страх задавал, одних возвышая, а других низлагая по единой прихоти своей».

Впрочем, эта оценка несколько уравновешивается отзывом испанского посла герцога де Лира, отмечавшего, что Иван Долгорукий все-таки «отличался добрым сердцем», однако и испанец не мог не заметить того, что мало в нем было «твердости духа и никакого расположения к трудолюбию… Он хотел управлять государством, но не знал, с чего начать… не имел воспитания и образования, словом, был очень прост».

В главном характеристики современников совпадали: Иван Алексеевич, увы, не относился к тому высокому типу государственного деятеля, к которому принадлежали В.Н. Татищев и отец Наталии Борисовны граф Б.П. Шереметев с их стремлением служить государю и государству верой и правдой. Но наша героиня была слишком юна и чиста, чтобы различать худое, и, полюбив его, как она сама пишет, «за истинную и чистосердечную любовь», с девической доверчивостью видела одну только щедрость и доброту.

Когда же князь объявил о своем выборе, Долгорукие засыпали невесту подарками, очевидно надеясь, что под ее присмотром 22-летний Иван наконец остепенится.

Обручение проходило в Москве в канун Рождества 1729 года и в пышности соперничало с недавним обручением сестры Ивана Долгорукого с Петром II. Драгоценные меха, лучшие ювелирные украшения и редкие ткани падали к ногам Наталии Борисовны и совсем вскружили ей голову: «Все кричали: “Ах, как она счастлива!” Моим ушам не противно было это слышать; а не знала, что это счастье мною поиграет: показало мне только, чтоб я узнала, как люди живут в счастии, которых Бог благословит. Однако я тогда ничего не разумела… а радовалась тем, видя себя в полном благополучии цветущею. Казалось, ни в чем нет недостатку… от всех людей почтение; всякой ищет милости… подумайте, будучи девке в 15 лет так обрадованной! Я не иное что воображала, как вся сфера небесная для меня переменилась». Печально заканчивает она воспоминания о коротком и ярком, как фейерверк, успехе: «Мне казалось, по малодушию моему, что все прочно и на век мой станет, а того не знала, что в здешнем свете нет ничего прочного: за 26 дней 40 лет стражду».

Внезапная кончина Петра II положила конец могуществу Ивана Алексеевича и всего клана Долгоруких. Бледный, с опущенной головой и заплаканными глазами, шел жених Наталии Борисовны за гробом своего великодержавного покровителя. Любящим, полным сострадания взглядом провожала его невеста, будто желавшая вобрать в свое сердечко его переживания и страх, так что, как пишет, «в беспамятстве упала на окошко».

Авантюрный план Ивана возвести на престол свою сестру Екатерину – обрученную, но не обвенчанную Петру II, – не состоялся. Тем не менее, слухи о предпринятых действиях с неимоверной быстротой достигли новой государыни – курляндской герцогини Анны Иоанновны, и та решительно и твердо наложила на Долгоруких опалу.

А что же невеста князя Наталия Борисовна? Сразу после кончины императора тревожные новости о переменах и о попытках Ивана Алексеевича изменить судьбу заставили Шереметевых встрепенуться. Наталии советовали, пока не поздно, разорвать помолвку, но ответ ее поразил родных мужеством и прямодушием, свойственными, скорее, ее отцу, нежели ожидаемыми от молодой девицы: «Честна ли совесть: когда он был велик, так с удовольствием шла за него, а когда стал несчастлив, отказать ему?»

Венчание проходило скромно, в сельской церкви в подмосковном имении Долгоруких, и контрастировало с пышной обстановкой их обручения, а на следующий день молодая чета получила высочайший указ, каковым было предписано ехать вместе с другими родственниками в глухую сибирскую ссылку. Так бывшие некогда виновниками несчастья А.Д. Меншикова Долгорукие оказались в том же Березове. По прибытии на место Наталия Борисовна попала в условия, прежде немыслимые: жилищем их стала изба с утоптанной землей вместо пола, где ей пришлось прожить без малого 11 лет. Из острога семейство Долгоруких выпускали только в церковь.

И вот в условиях ссылки, в окружении недружной семьи мужа, где часто вспыхивали ссоры, Наталия Борисовна проявила терпение, на которое мог быть способен только очень любящий человек: «Мне как ни было тяжело, однако принуждена дух свой стеснять… для мужа милого; ему и так тяжко, что сам страждет, при том же и меня видит, что его ради погибаю. Я в радости их не участницей была, а в горестях им товарищ, да еще всем меньшая, надобно всякому угодить. Я надеялась на свой нрав, что я всякому услужу»

В Сибири у Ивана и Наталии Долгоруких родились дети, однако к скорбям Наталии Борисовны прибавилось то, что Иван Алексеевич, заведя знакомства, как-то по неосторожности помянул недобрым словом в разговоре с ненадежными людьми императрицу Анну Иоанновну. Последовал донос, после жестоких и продолжительных пыток в Тобольске Иван был доставлен в Шлиссельбург, где продолжилось следствие, определившее судьбу других членов семейства, а затем был жестоко казнен в Нижнем Новгороде. По преданию, бывший щеголь и мот, Иван Алексеевич в смерти явил необыкновенную силу характера. В муках он славил и призывал Бога, как разбойник на кресте, уповая на Его милосердие. А его вдова, которой предстояло в одиночестве нести тяготы ссылки, ни единым словом не упрекнула его, а наоборот, подчеркивала: «Во всех злополучиях я была своему мужу верна и теперь скажу сущую правду, что, будучи во всех бедах, никогда не раскаивалась, для чего за него пошла»

Ей даже не сообщили о казни супруга. Ивана Алексеевича уже не было в живых, а она еще долго ожидала ответа на свое прошение – дозволить ей быть рядом с ним, какова бы ни была его участь.

Лишь в 1741 году, при вступлении на престол Елизаветы Петровны, Наталии Борисовне Долгорукой было разрешено вернуться из ссылки. Ей вернули свободу, прежнее ее звание и милость, но императрица напрасно надеялась видеть ее среди придворных дам. Наталия Долгорукая жила почти затворницей, выезжая лишь из вежливости по приглашениям и весьма неохотно.

Несчастья ее не закончились. Один из ее сыновей, слабый здоровьем, умер в юности, а когда другой вырос, она без колебаний оставила свет и удалилась в Киевский Флоровский монастырь, где, будучи 45 лет от роду, приняла постриг с именем Нектария, а спустя 14 лет – и великую схиму.

Сохранилась красивая легенда, будто перед пострижением Наталия Долгорукая бросила в воды Днепра свое обручальное кольцо, которое хранила как память о муже.

Ее не оставляли без внимания. Необычайная судьба ее привлекала к ней сочувствием множество людей, а ее внук Иван Михайлович Долгорукий на всю жизнь сохранил воспоминания о глубоком мире, который всегда царил вокруг нее.

Одна из самых ярких женских судеб, один из самых запоминающихся русских образов, соединивший черты старого и нового: романтичной красавицы и преданной жены опального боярина. Удивительная история христианского возрастания». (Автор исторической справки-повести Мария Дегтярева.)

И еще одну героиню представила Наталья Гудень, нашу современницу, тележурналиста Нину Гуркину. Вспомнила о своих первых шагах вместе с ней по святым местам Симбирской епархии, знакомстве с Архиепископом Проклом. А сама Нина предложила нам три авторских сюжета: фрагменты из фильмов, рассказывающих о наших земляках и нашем симбирском крае. В первом: «Василий и Рахиль» - о старце Василии, его богоугодной жизни и молитвенной памяти о нем, русской женщины Рахили. Второй «Деревня Зазеркалье» - о разрушении нашей земли, об исчезновении сельских поселений, о гибели сельского хозяйства и русской деревни. Третий – «Учитель географии», рассказ об учителе из поселка Сурское, удивительном человеке, любящем свою малую родину, своих учеников, и подарившем детям «путешествие в Америку»! Нина с трепетным волнением рассказала о своих работах, о людях, с которыми сводит ее Господь, об ответственности журналиста и человека, перед своими героями, о невозможности поведать о них недостойно уровню их у каждого по своему замечательной жизни.

Кларина Ивановна Шадько, народная артистка России, читала стихи Беллы Ахмадуллиной, и рассказывала об этой русской женщине-поэтессе вместе с Натальей Гудень.

Из юных артистов, исполнивших свои конкурсные песни, особенно хочется поблагодарить Дмитрия Ермолаева, за песню «Мама». Все дарования удивительны и достойны всяческих похвал, молодцы.

Хотя вся программа творческого вечера продолжалась почти три часа, лично я усталости или утомления, не почувствовал, напротив, творчество талантливых людей, с которыми встретились сегодня, еще более подстегивает самого в своей творческой деятельности.

Фотолетопись и текст Нафанаила («…кто произносил обеты, тому их и исполнять…»)



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Проект «Епархия»»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.eparhia.ru

Все новости раздела







Полезные статьи, ссылки Статьи спонсоров
Полезные ссылки

ПоискОтправить письмо
    Проект создан по благословению
     Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия
   Инициатор проекта – Казанская Епархия РПЦ

   © Объединенный проект Казанской, Йошкар-Олинской, Владивостокской,
     Бакинской, Барнаульской, Тверской, Читинской и Симбирской епархий РПЦ. 2000-2016.

  Яндекс.Метрика